ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Кстати, в свое время этим растением заинтересовался знаменитый одесский окулист профессор В.П. Филатов, который стал применять для лечения глазных болезней особо приготовленные экстракты сначала из алоэ, а потом и из очитка большого (препарат этот назывался «биосед»). Эти средства сильно стимулируют жизнедеятельность организма, что ведет в большей или меньшей степени к выздоровлению. В дальнейшем оказалось, что оба средства эффективны и для людей, ослабевших после тяжелой болезни, для восстановления слуха, утраченного после гриппа.

Теоретически успех лечения объяснялся тем, что растения в неблагоприятных для них жизненных условиях (а их помещали в темноту и холод), в борьбе за жизнь вырабатывают особые вещества, названные «биогенными стимуляторами», которые повышают жизнедеятельность и не дают растению погибнуть. Для этих опытов сначала было выбрано алоэ, имеющее толстые и сочные листья и погибающее очень медленно, так как оно успевает выработать гораздо большее количество биогенных стимуляторов, чем обыкновенные, быстро увядающие растения. Эти вещества, экстрагированные из обработанных листьев, повышают жизнедеятельность не только самого растения, но и организма человека.

Очиток большой способен оказывать выраженный эффект и без специальной обработки. Он проявляется даже тогда, когда вы не лечитесь этим растением специально, а просто употребляете его в пищу, например в виде салата либо в квашеном виде. В лютую зимнюю стужу это бывает и приятно, и очень полезно.

Древнерусские воины, отправляясь в дальние походы, всегда прихватывали с собой «живичное молоко»: настой сосновой смолы в молоке. Пили его потому, что оно «болезни отгоняет». Такое молоко можно было пить долго, так как оно абсолютно не портилось. В современной народной медицине «сосновая вода» находит самое разнообразное применение, в том числе для лечения и профилактики ОРВИ. Землепроходцы нередко вообще обходились без молока, используя смолу ели и сосны в натуральном виде для жевания.

Большое внимание уделял закаливанию солдат великий полководец А.В. Суворов, воздействуя на них личным примером. Как свидетельствовал отставной сержант Сергеев, находившийся при Суворове 16 лет безотлучно, «зимою ни в какую стужу он не носил на себе не только мехового платья, но даже теплых фуфаек и перчаток, хотя бы целый день должен был стоять на морозе в одном мундире». В бане Суворов выдерживал ужасный пар на полке, после чего на него выливали ведер десять холодной воды и всегда «по два ведра вдруг».

Он заставлял солдат «производить переправу вброд и вплавь», требуя, чтобы «люди обучались у него плаванию».

Суворов хорошо был знаком и со многими целебными травами. Именно ему, одному из первых в русской армии, пришло в голову осуществить на практике использование закаливающей пищи. Зимой при переходе с войском через Альпы Александр Васильевич приказал солдатам пить травяной чай из девясила высокого. Растение это поистине всесильно. В народе считают, что оно имеет девять волшебных сил и излечивает от многих болезней. Одной из этих сил является повышение сопротивляемости организма к холоду и недостатку кислорода.

Перенесемся из европейской части России на Дальний Восток и в Сибирь. Здесь у местных жителей было, пожалуй, еще больше до поры до времени нераскрытых секретов. Так, в народной медицине Сибири издавна был очень популярен маралий корень как хорошее средство при утомлении и упадке сил. Первые русские поселенцы на Алтае, наблюдая, как весной олени-маралы подкапывали копытами корневища этого растения и поедали их, дали ему название «маралий корень» или «маралова трава».

Известный исследователь Сибири этнограф Г.Н. Потанин в конце XIX в. первый сообщил о растении, поедаемом маралами, сведения о котором он получил от монгола с озера Буэр-Нор. Затем данные об использовании левзеи (научное название растения) в народной медицине сообщали и другие лица. Наблюдатели замечали, что и другие животные — лошади, коровы — тоже охотно поедают это растение.

Корневище с корнями, а иногда и траву левзеи в Сибири употребляют в виде отваров и настоев как стимулирующее средство при усталости, истощении нервной системы, упадке сил. О растении говорят, что оно «поднимает человека от четырнадцати болезней и наливает его молодостью». Вместе с тем издавна было известно, что левзея повышает сопротивляемость организма к неблагоприятным погодным условиям: дождю, ветру, морозу.

Ничуть не меньшей популярностью у жителей Алтая с давних пор пользовалось растение родиола розовая, которое в народе нередко называют не иначе как «золотой» или «розовый» корень. Названия эти, хотя и отражают популярность растения, тем не менее даны не случайно. При выкапывании из земли корень родиолы действительно имеет цвет «старой позолоты», а на изломе при высушивании розовеет.

Свыше 400 лет известно применение золотого корня в народной медицине. Его использовали главным образом как средство, повышающее работоспособность, в виде настойки на водке (перед охотой, при сильной усталости). Помимо этого его употребляли также при нервных и желудочных заболеваниях как тонизирующее и противолихорадочное средство, при золотухе у детей.

Фармакологические исследования, проводившиеся в свое время в Томском медицинском институте, подтвердили стимулирующее действие родиолы розовой, особенно для повышения умственной работоспособности. Кроме того, оно обладает замечательным свойством повышать сопротивляемость организма к неблагоприятным воздействиям, т. е. ему присуще так называемое адаптогенное действие, такое же, как у китайского лимонника, женьшеня, аралии маньчжурской, заманихи и особенно у элеутерококка.

И наконец, еще один пример. Гольды, охотники Приморья и Приамурья, издавна хорошо знали о тонизирующих свойствах лимонника китайского и широко им пользовались, заготавливая сушеные ягоды на зиму. Горсть сушеных ягод дает возможность охотнику обходиться скудной пищей, гонять весь день соболя, не чувствуя усталости; к тому же при употреблении плодов лимонника обостряется ночное зрение. Гольды еще в 1895 г. рассказывали ботанику академику В.Л. Комарову о свойствах лимонника.

К сожалению, наша медицина заинтересовалась дальневосточной флорой только в последние 40 лет, однако сделано уже очень много. Не обошлось и без сенсаций. Кроме того, дан четкий ответ на вопрос, какой адаптоген лучше всего применять в детской практике.

История о том, как легендарный женьшень ушел на второй план

Наверное, не нужно объяснять, почему исследования наших отечественных фармакологов начались именно с изучения женьшеня: за более чем 5000 лет применения этого растения в практике восточной медицины о нем накопилось слишком много поистине фантастических сведений.

Старинные легенды сплелись вокруг таинственного китайского женьшеня. Это «корень жизни, излечивающий от всех старческих недугов и болезней, возвращающий молодость и бодрость, поднимающий с постели ослабевших после болезни, бодрящий усталых и переутомленных».

Корень оценивался в Китае на вес золота. Ведь сама природа, утверждают легенды, указала человеку на этот чудодейственный корень, сотворив его по образу человека. Поэтому ему и дано название «женьшень», что в переводе с китайского означает «человек-корень».

Откапывать корень предписывалось очень осторожно, костяными лопаточками, соблюдая определенные церемонии, тогда появится мясистое светлое вертикальное тело корня, его «руки» и «ноги», а на длинной «шее» держится круглая «голова». Чем больше он походил на человека, тем дороже он ценился. Найти корень всегда было очень трудно. С самых древних времен ходили в глухую тайгу в одиночку отважные корнеискатели, не боящиеся тигра, не опасающиеся заблудиться. Если выпадала удача, они приносили за лето три-четыре корня, дававших им славу и богатство. А сколько этих людей не вернулось из тайги!

Женьшень применяется и ценится с незапамятных времен не только в Китае, но и в других странах Юго-Восточной Азии. В Европу слухи о нем стали проникать только с XVII в. В Россию впервые весть о таинственном корне принес в 1675 г. русский посланник в Китае боярин Н.Г. Сапфарий. Несколько позднее, в 1714 г., в Западной Европе вышла статья французского миссионера Жарту, побывавшего в Китае и видевшего в лесах Северного Китая дикорастущий женьшень. Но в Европу корень попадал редко. В начале XX в. китайский богдыхан прислал в дар русскому царю в Петербург богатую посылку с отборными корнями женьшеня. Боясь употреблять загадочный корень, его передали для научного изучения в Военно-медицинскую академию, которое так и не было в те годы закончено.

48
{"b":"222124","o":1}