ЛитМир - Электронная Библиотека

– Возможно, это так, но на мои чувства борода не влияет. – Эдуард пользовался дурной славой за целую вереницу любовниц. Бедная Александра – Мэри никогда не потерпела бы неверности мужа, даже если бы он был королем. Впрочем, не похоже, что у нее появится муж. Через несколько дней она вернется в Лондон, будет опять корпеть над своими делами, и приключение в отеле «Форзит пэлас» постепенно уйдет в прошлое в ее воспоминаниях. Взяв с тарелки печенье, она с некоторой яростью откусила половину.

Официантка принесла еще один маленький поднос с чайником для барона. Легкий ленч подадут только через два часа – здесь, на остекленной веранде, или внизу, на газоне, под навесом. Дневная еда была куда менее помпезная, чем вечерний обед. Многие гости брали в отеле корзины с едой для пикников, отправляясь осматривать огромную территорию отеля, или идя к реке, чтобы побродить по воде в своих гамашах. Если ленча окажется мало, долго испытывать голод им не придется – в четыре часа дня подавали чай. Мэри придется надеть все свои новые платья, если она останется тут до конца недели.

Она смотрела, как лорд Рейнберн вгрызается в печенье. Несмотря на голод, она неожиданно постеснялась сделать то же самое и положила на тарелку два оставшихся печеньица.

Он смотрел на нее. У него были темно-карие, почти черные глаза, обрамленные длинными густыми ресницами.

– Что вы на меня так глазеете? – спросил Алек. – Еда в моей ужасной бороде застряла?

– Я вовсе не глазею. – И борода у него совсем не ужасная, честное слово.

– Нет, вы глазели.

– Не глазела. Я хочу сказать, что вы сидите прямо напротив меня. Куда еще мне смотреть? – резонно объяснила Мэри, чувствуя, что ее объяснения недостаточно.

Лорд Рейнберн указал на окно своим длинным пальцем.

– Вид из окна считается одной из местных достопримечательностей, – заметил он.

– Отлично. – Мэри повернула голову – величие гор ее ничуть не тронуло. Она предпочла бы смотреть на сидевшего напротив нее человека, а вместо этого устремила взгляд на далекую вершину.

– Так что же он сделал?

Это орел? Не важно. Если ей захочется увидеть орла, она пойдет в зоопарк. Или поедет в Америку.

– Кто?

Лорд Рейнберн вздохнул.

– Бауэр, мисс Арден, – пояснил он. – Он снял с вас всю одежду, прикасался к вам?

Она на него не посмотрит. Не посмотрит!

– На мне был больничный халат, прикрывающий меня с головы до лодыжек. Если этому человеку понравились пальцы на моих ногах, он ничем этого не показал.

– Он пообещал еще раз встретиться с вами?

– Днем он назначил мне водные процедуры, но их проведет кто-то из его помощников. Но вечером, как вам известно, он сядет со мной за обедом. – Мэри старалась не думать о том, что будет, но ей нужно каким-то образом получить щедрое вознаграждение за свою работу.

– Я тоже там буду.

– Я не могу попросить вас не есть там, но я умоляю вас держаться подальше.

Она слышала, как лорд Рейнберн сделал глоток чаю. Он пил не прихлебывая.

– Утром я отправил ему записку, как посоветовала миссис Ивенсон.

Мэри не сдержалась. Слегка повернув голову, она заметила озорные огоньки в его темных глазах.

– И что же вы там написали, милорд?

– Только то, что я намерен одержать над ним верх в его собственной игре. Что я хочу как можно быстрее обучить вас плотским утехам. И что лучший из нас выиграет.

Во рту у Мэри пересохло, и она, в свою очередь, отпила глоток остывшего чаю.

– Интересно… И он ответил?

– Ответил, – кивнул барон. – Не думаю, что он станет играть честно, так что будьте начеку.

– Ч-что вы имеете в виду? – Может быть, Бауэр собирается подкараулить ее в одном из коридоров и утащить в какую-нибудь потайную темную комнату? Отель огромный, как кроличий садок, как сказал лорд Рейнберн. Ее никогда не найдут. Возможно, Мэри следует вспомнить, как можно воспользоваться шпилькой для волос – еще одно умение, которому она выучилась в заведении мисс Эмброуз. Хоть годы обучения были далеко позади, она надеялась, что сможет восстановить в памяти этот навык.

– Вам стоит ждать чего-то вроде комнаты, полной роз из отельной оранжереи, или еще чего-то столь же банального. У Бауэра не особо развито воображение.

– В розах нет ничего плохого, – с облегчением промолвила Мэри. Уж лучше получать розы, чем быть похищенной.

Лорд Рейнберн в ответ лишь хмыкнул, а затем доел свое печенье.

– Когда у вас назначены процедуры? – спросил он, тщательно стряхнув с бороды крошки.

Не стоило ей ничего говорить про его бороду. Тетя Мим наверняка прочтет ей нравоучительную нотацию. Клиенты всегда правы, даже если совершенно ясно, что они ошибаются. Мэри не касается, даже если лорд Рейнберн отрастит бороду до пола.

Впрочем, это анатомически невозможно. Борода будет расти вниз, прямо до…

– Мисс Арден, я к вам обращаюсь.

– О, прошу прощения! Лечение назначено на два часа дня. Уж не знаю, чего и ждать.

– Думаю, вас оставят отмокать в ванне, пока ваша кожа не станет багрово-красной, а затем в нее вотрут какую-нибудь грязь. Эдит ходила на такую процедуру. По ее словам, ванна расслабляла ее, но теперь-то я знаю, что лечили ее не только водой. – Лорд Рейнберн говорил беспечным тоном, но Мэри было не обмануть.

– Я смогу снова встретиться с вами за чаем и обо всем рассказать, – промолвила она, почувствовав себя уверенной.

– Это меня устроит, к тому же типы, вмешивающиеся не в свои дела, дважды увидят нас вместе. Об этом тут же станет известно Бауэру. А чем занят сегодня Оливер?

– Он играет в гольф. Надеется завести знакомство с какими-нибудь джентльменами, которые завтра вечером согласятся сыграть с ним в карты. Вы же великодушно предложили нам свой запас спиртного. Далеко не все вспомнили о том, чтобы прихватить сюда с собой алкоголь, но при этом этих людей раздражают местные правила, запрещающие употреблять спиртные напитки. Так что, насколько я понимаю, «Рейнбернз спешиал резерв» – это неплохая приманка.

– Семейный бизнес, разве вам это неизвестно? Или по крайней мере бизнес моего брата Эвана. Он владеет одним из самых маленьких винных заводов в этих местах, но при этом самым лучшим. С сожалением должен заметить, что мне на этом предприятии делать нечего, так что остается лишь пить по случаю его продукцию.

– Прошу прощения? Вы хотите сказать, что не хотите марать рук торговлей?

– В честной работе нет ничего плохого. Я не из тех, кто попросту просиживает свою задницу и ждет, когда монеты покатятся ему в руки. Я управляю своими поместьями, прилагая к этому все свои способности, временами я даже работаю со своими арендаторами. Вас это удивляет?

Мэри представила его на поле обнаженным до пояса, на его мощной груди поблескивают капли пота, выступившего от тяжелой мужской работы. Она почувствовала, как на ее щеках предательски выступает румянец.

– М-м-м, нет. Боюсь, в этом для меня нет ничего удивительного.

– И все же вы совершенно несведущи в таких делах.

– Можно оставаться девственницей, даже лишившись невинности, милорд. – Мэри ощутила жар под тугим кружевным воротничком своей блузки.

– Да уж… А вы порой бываете весьма дерзкой, мисс Арден. Могу я называть вас Мэри?

– Это не совсем прилично.

– Зато это еще больше разъярит Бауэра. Разумеется, вы должны называть меня Алеком.

Алек… Ничего себе, называть по имени и на «ты» пэра королевства. Даже когда она помешала тайному бегству Кристабель Берк, лорд Берк не попросил называть его Персивалем.

– Очень хорошо, Алек. – Мэри нравилось, как ее язык катается по рту, когда она произносит его имя. – Ты говорил, что у тебя два брата. Эван управляет винным заводом. Твой второй брат занят тем же?

– Ник? О нет! Честно говоря, я даже не знаю, где он сейчас находится. Он путешественник, наш Ник. Художник, или пытается им быть. Кажется, считает наш Рейнберн-Корт самым скучным местом на свете, где он не находит вдохновения. Да и судьба Эдит его не особенно волновала, поэтому я не мог оставить его дома.

12
{"b":"222133","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Камни для царевны
Древние города
Пятая дисциплина. Искусство и практика обучающейся организации
Любая мечта сбывается
Уэйн Гретцки. 99. Автобиография
Бумажная принцесса
Милая девочка
Павел Кашин. По волшебной реке
Представьте 6 девочек