ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тараканы
Никогда не верь пирату
Мертвый ноль
Сабанеев мост
Криптвоюматика. Как потерять всех друзей и заставить всех себя ненавидеть
Рабы Microsoft
Моя Марусечка
Призрак Канта
Метро 2033: Пифия-2. В грязи и крови

– Поскольку места тут не распределены, надеюсь, ты не будешь возражать, если я найду кого-нибудь поинтереснее тебя, с кем сесть, а, Мэри? – громко спросил он. – Мне уже опостылело твое сопение и пыхтение.

Мэри вытащила носовой платочек и промокнула сухие глаза.

– Ох, Оливер, какой же ты жестокий!

– С тобой все будет хорошо. Ты же стара, как горы. Кто решится дважды посмотреть на тебя?

– Я.

Оливер и Мэри оторопели, когда кто-то прервал разыгранную ими сценку. Обернувшись, они увидели лорда Рейнберна во всем его вечернем великолепии; в его глазах плясали озорные огоньки.

– Тогда отвали, – заявил он Оливеру. – Я поведу эту леди к обеду. – Он взял внезапно вспотевшую руку Мэри в свою руку. Мэри с ужасом думала о том, чтобы пот не проступил сквозь перчатки. – Рейнберн, – представился барон. – Прошу простить мою нетерпеливость, но я видеть не могу, как обижают такую милую леди, как вы. Надеюсь, этот щенок вам брат, а не муж?

– Д-да, – запинаясь, пролепетала Мэри. В ее план не входило сидеть рядом с лордом Рейнберном.

– Младшие братья абсолютно бесполезны, черт побери, – заявил тот. – У меня у самого есть два младших брата, и от них только головная боль. Пойдемте, мисс?…

– Арден. Мэри Арден, – прошептала Мэри. В этот миг ей не нужно было притворяться, чтобы выглядеть слабой и ошеломленной.

– Двери уже открывают, – сообщил Рейнберн. – Ни еда, ни компания вас не разочаруют, обещаю. Я здесь уже несколько дней – провожу тут время, пока мое поместье приводят в порядок, обновляют, и готов биться об заклад, что я набрал не меньше полустоуна.

– Вы полагаете, это разумно? – тихо спросила Мэри, пока люди с шумом проходили мимо них.

– Бауэр по своей натуре хищник. Если он заметит, что вы мною интересуетесь, то постарается отвлечь вас от меня. Я прежде не мог видеть вас на сцене? Ваше лицо кажется мне знакомым.

Даже Оливер не узнал ее, когда она предстала перед ним в своем настоящем обличье, а ведь они больше года провели в обществе друг друга.

– Сомневаюсь, – покачала она головой. – Это моя п-первая роль.

– У вас сейчас трудные времена, да? Что ж, надеюсь, эта старая форель, миссис Ивенсон, хорошо вам платит. С меня она взяла целое состояние.

Мэри рассердилась.

– Уверяю вас, вам будет не на что жаловаться, – сказала она. – А теперь давайте больше не говорить о бизнесе. И если вы притворяетесь, что волочитесь за мной, делайте это так, как надо.

Лорд Рейнберн оценивающе посмотрел на нее.

– Постараюсь, как могу. Вы кажетесь такой милашкой, а вот язычок у вас острый. Кто этот мальчик с вами? Не он ли секретарь в агентстве?

– Какую часть просьбы больше не говорить о бизнесе вы не поняли, милорд? Вы все испортите до того, как рыбка заглотнет крючок!

Откинув голову, лорд Рейнберн рассмеялся, отчего несколько человек посмотрели на них. Подведя Мэри к концу длинного стола, Рейнберн плюхнулся рядом с ней вместо того, чтобы занять место напротив.

Столовая постепенно заполнялась, хотя, похоже, гости с неохотой усаживались поблизости от лорда Рейнберна и Мэри. Его репутация, как всегда, была с ним рядом. И если бы он не вмешался в ее ссору с Оливером и не увлек Мэри за собой, то ему, вероятно, пришлось бы сидеть в одиночестве. Группа спортивного вида джентльменов уселась на расстоянии нескольких стульев от них, но их не узнала.

Мэри удивлялась про себя, как Рейнберну удалось провести здесь несколько дней. Ей придется мягко намекнуть ему, чтобы он не вмешивался.

Хотя, возможно, у Рейнберна есть резон это делать. Мужчины обычно охраняют свою территорию и часто жаждут того, что им не принадлежит. Ну а пока она не хочет стать костью, за которую дерутся два красивых бородача, все это может помочь ей в достижении цели.

Мэри захотелось рассмеяться. Двое мужчин! Никогда в жизни она не была так близка к двум привлекательным мужчинам, как в этот вечер. Она могла ощущать запах его одеколона – «Букет Бленхейма», ее любимый аромат, и сосчитать серебристые волоски в его бороде. Его бедро прикоснулось к ее ноге, и Мэри отодвинулась.

Быстроногие официанты вышли из кухни и принялись расставлять на столе фарфоровые блюда. Еду подали по-домашнему, хотя рядом с ними не оказалось никого, к кому можно было бы обратиться с просьбой передать блюдо с блестящими устрицами.

Мэри посмотрела на стулья, отделяющие их от других гостей.

– Может, нам подвинуться к ним? – спросила она.

– Надо бы, но только для того, чтобы устроить неразбериху, – парни нервничают. Но мы этого делать не будем. – Барон поднял вверх палец, и рядом с ним тут же появился молодой веснушчатый официант.

– Нам понадобятся отдельные блюда, приятель. Позаботься об этом. – Лорд Рейнберн сунул несколько монет в затянутую в перчатку руку официанта. Через минуту перед ними стояло блюдо с таким количеством устриц, одолеть которое двоим людям было не по силам.

Хотя так, похоже, казалось только Мэри. Лорд Рейнберн сначала положил устриц ей на тарелку, а затем быстро покончил с остальными. Судя по пренебрежению окружающих, его аппетит не произвел на них никакого впечатления. Мэри вытянула шею, чтобы увидеть доктора Бауэра. Старшие по положению работники отеля ели с остальными, и она заметила его – доктор разговаривал с седовласой парой в другом конце комнаты.

Заметив, куда устремились ее глаза, лорд Рейнберн вытер губы льняной салфеткой.

– Он придет сюда еще до того, как подадут кофе, – проговорил барон. – Он ходит от стола к столу, приветствуя своих пациентов, и ему не понравится, что вы сидите со мной. – Он весело усмехнулся. – Вообще-то он попытался выгнать меня из отеля. Но Прескотт любит фунты стерлингов больше всего на свете, поэтому мой номер за мной сохранили.

Принесли еще еды, но Мэри нервничала так сильно, что не могла больше есть.

– Должно быть, вы чувствуете себя ужасно, – заметила она. – Вас все… избегают.

– Все это будет оправдано, если я смогу поймать Бауэра, занимающегося с вами любовью.

Щеки Мэри потеплели.

– Надеюсь, до этого дело не дойдет, – сказала она. – Но ваши друзья… Неужели никто не встал на вашу сторону?

– Мои братья не считают меня негодяем. Однако, видите ли, они сами такие необузданные, что их мнение не в счет. Но довольно обо мне и о моих низких планах. Расскажите мне о себе, мисс Арден.

Мэри сделала глоток воды. В отеле не подавали алкоголя, хотя, судя по шуму, издаваемому спортивного вида джентльменами, они перед обедом хватили спиртного из фляжек, спрятанных в их чемоданах.

– Да рассказывать-то особо не о чем, – пожала она плечами. – Моя семья держит несколько бакалейных лавок в Оксфордшире. В одной из них я работала до приезда в Лондон. – Не было смысла скрывать свое происхождение – Мэри не стеснялась своих родителей и даже своего надоедливого и амбициозного младшего брата.

Темные брови барона приподнялись.

– Бакалейные лавки? Далековато от сцены, – заметил он.

– Я же сказала вам, что я не актриса. – Хотя, если подумать, это неправда.

– И как же вы попали в поле зрения миссис Ивенсон?

– Ш-ш-ш! Даже не упоминайте этого имени! Многие из присутствующих здесь людей слышали об агентстве. Я бы не удивилась, узнав, что мы… – точнее, они – направили слуг в половину их домов.

– Старушка – особа известная. А она зачем здесь?

Мэри опустила глаза на вилку.

– Она гордится тем, что многими делами занимается сама. Ваша ситуация ее заинтриговала, – ответила она.

– А секретарь?

– Всегда проще путешествовать с мужчиной.

– Вы ему не особо нравитесь, не так ли?

– Оливеру? – Мэри едва не подавилась от смеха. – О нет!

– Тогда все в порядке. Мне бы не хотелось, чтобы вам пришлось жонглировать тремя мужчинами, раз уж это, как вы говорите, ваша первая роль.

– Знаете, я много лет помогала в магазине. – Слишком много. – Можно немало узнать о людях, глядя на то, как они совершают покупки по списку. – Мэри спросила себя, что было бы в списке покупок лорда Рейнберна? Наверняка много такой еды, которая поддерживала бы огонь в его большом теле. В нем, должно быть, около шести с половиной футов росту. Учитывая, что у него, похоже, нет ни унции лишнего жира, он был широк там, где полагается, а покрой вечернего костюма подчеркивал все достоинства его широких плеч. Ее восхитили его мускулистые лодыжки, когда он появился в агентстве в своем килте, однако… если ей хочется пережить этот обед, то надо перестать думать о теле этого мужчины.

7
{"b":"222133","o":1}