ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Операция закончена, — продолжил Чусов, вновь надевая фуражку. — Напоминаю: любые упоминания о ней где бы то ни было категорически запрещаются!.. Награды и денежные премии вы получите позже, по месту прохождения службы. Еще раз всем спасибо!.. Удачной службы, товарищи офицеры!..

За спинами толпы с грохотом распахнулись двери хлебных фургонов. И разведчики по команде взводных начали сдавать оружие и штатские вещи. Без спешки, без сожаления…

На сей раз калитка, ведущая во двор игорного притона, была предупредительно распахнута. Платов с ухмылкой взглянул на ржавую табличку, предупреждавшую о наличии во дворе злой собаки, и, поднявшись на крыльцо, постучал условным стуком.

Через минуту на пороге возник любезно поигрывавший седыми бровками хозяин. Усиленно жестикулируя, проводил гостя в комнату.

— Прошу, прошу…

Платов шагнул вперед, но почувствовал, как в спину ему уткнулся ствол револьвера. Тихий голос сзади произнес:

— Проходим. Только тихо.

Он искоса оглянулся, но услышал такой же негромкий голос из комнаты:

— Даже не думай…

Перед хозяином, закрываясь им, стоял высокий, худощавый человек с наганом в руке. Левый глаз у него был стеклянным, что придавало взгляду худощавого ледяную, жутковатую неподвижность.

— Руки вперед — и шагай в комнату.

Платов удивленно дернул плечами и почувствовал, как напрягся худощавый — еще немного, и выстрелит. Да и ствол, вжимавшийся в спину, тоже усилил напор.

— Ребята, денег у меня нет, — спокойно проговорил Платов, осторожно входя в комнату.

За столом сидел невысокий, кругленький, лысый человечек в военной гимнастерке без знаков различия, тоже с пистолетом в руках. Он радостно, как желанному гостю, заулыбался навстречу Платову:

— Ну вот и здравствуйте! Заждались вас, заждались… Значит, руки кладем на стол, садимся на стул. И не шалим.

Стволы пистолетов бесстрастно отслеживали каждое движение Платова. Не сводя глаз с лысого человечка, он уселся и немного придвинулся к столу. Руки положил на белоснежную скатерть, которой была накрыта столешница.

Лысый бросил быстрый взгляд на хозяина квартиры и поймал утвердительный кивок — он!..

— Ну-с, — весело осведомился лысый, поигрывая пистолетом, — зачем пожаловали?

— А вы, простите, кто? — ответил вопросом на вопрос Платов.

— Военная контрразведка.

— Ф-фу-х! — облегченно выдохнул Платов. — А я-то думал…

Он откинулся на спинку стула, но лысый дернул стволом:

— Ру-у-уки! Руки на столе, я сказал…

— А я думал, вы бандиты, — снова усевшись прямо, весело договорил Платов.

— Оружие есть?

— Ну что вы…

— А что так? — прищурился кругленький. — Время неспокойное…

— А зачем? — прищурился в ответ Платов. — Проще договориться.

— Вот как?

Лысый взглядом приказал тому, кто стоял за спиной Платова, обыскать его.

Платов почувствовал, как чья-то правая рука начала охлопывать его карманы.

— Откуда прибыли? — поинтересовался лысый.

— Из Киева… Простите, я могу взглянуть на ваше удостоверение? На всякий случай?..

Кругленький извлек из нагрудного кармана гимнастерки корочки, развернул. Рука обыскивающего скользнула Платову под мышку. Он, не удержавшись, хихикнул:

— Щекотно же…

Его правая рука мгновенно взлетела за спину, вырвала из-за пояса пистолет. Обыскивающий дико вскрикнул и, согнувшись пополам, отлетел в сторону — выпущенная в упор пуля попала ему в пах. Одновременно левой рукой Платов вывернул руку убитого с зажатым в ней наганом, и вторая пуля, прошив стол, отбросила лысого вместе со стулом к стене.

Худощавый выстрелил, но Платов успел прикрыться телом убитого бандита и выстрелил в ответ. Худощавый с грохотом рухнул на пол, сунувшись простреленной головой в колени хозяина квартиры. Стеклянный глаз, выпав из глазницы, уставился на Платова молчаливо и загадочно…

— Это проверка! — отчаянно визжал хозяин, стоя на полу на четвереньках и отпихивая от себя труп худощавого. — Что вы делаете?! Это проверка!!! — Он закашлялся и только беспомощно сипел, тыкая пальцем в Платова: — У вас пиджак… Проверка… Штехель приказал…

Платов усмехнулся — левая пола его пиджака, прожженная выстрелом, тлела. Он сорвал пиджак, растоптал огонь. На скатерти валялось раскрытое удостоверение лысого. Платов взял его, не выпуская из рук оружия, бегло осмотрел. Ухмыльнулся. Майор Астахов Максим Алексеевич, 1910 года рождения, Министерство госбезопасности, Управление военной контрразведки Одесского военного округа… Он поддел ногтем фотографию лысого, и она, легко поддавшись, птичкой порхнула на пол.

— Дурак твой Штехель, — со спокойной ухмылкой произнес Платов, поднимая с полу прогоревший пиджак.

Хозяин притона плакал, размазывая слезы по щекам.

Его седые бровки ерзали по лицу. На свежевымытых досках пола расплывались три кровавые лужи.

Как и в день приезда, командующий Одесским военным округом стремительно двигался по коридору второго этажа здания на улице Островидова, 64, в окружении толпы подчиненных. За ним торопливо следовали начальник штаба округа генерал-лейтенант Ивашечкин, личный порученец маршала генерал-лейтенант Минюк, начальники родов войск и окружных служб, члены Военного совета, начальники отделов и управлений штаба, чины МГБ, МВД, прокуратуры, железной дороги. В этой толпе были и окружной прокурор полковник Мальцов с Кречетовым. На заднем плане мелькали штатские костюмы первого секретаря горкома Кумоватова и его зама Телешко. Присутствовал и первый секретарь обкома Кириченко, но он как член Военного совета округа был в мундире генерал-майора.

Жуков был явно доволен, радостно улыбался, отчего и в толпе сопровождавших его людей тоже царило приподнятое настроение. Но неожиданно маршал на полном ходу развернулся и, разрезая толщу людей, как нож — масло, двинулся на остолбеневшего Кумоватова..

— Ну что?! — гаркнул он, весело разглядывая первого секретаря. — Наконец-то вас можно поздравить с победой?! Поздравляю, поздравляю… Нечего сказать, молодцы!!!

Кумоватов, чью руку Жуков тряс с такой энергией, будто собрался оторвать, растерянно оглянулся на Телешко, но подсказки от зама не получил. Он глянул на Кириченко, но от обкома поддержки, даже визуальной, тоже не дождался.

— С чем, товарищ маршал?..

— Ну как это?! — весело удивился Жуков. — Нашли же в себе силы! Резервы! Побороли преступность в кратчайшие сроки! Одесса вздохнула наконец спокойно!

— Так это не я… — проблеял Кумоватов, пытаясь освободить руку из стальных тисков маршала. Но тот, приобняв секретаря за плечи, уже вводил его в свой кабинет:

— А мудрое руководство?!. Что могут наши сыщики без вашего направляющего, так сказать, отеческого партийного указания?!. Без вдохновляющих рекомендаций, вовремя данных подсказок, а когда надо — и суровых указаний на допущенные неточности и недочеты?!.. А?!

Жуков обернулся к следовавшей за ним толпе генералов, весело подмигнул. Но подмигивать в ответ почему-то никто не стал. Даже Минюк, обычно ловивший каждый взгляд своего патрона, на этот раз сделал вид, что ничего не видел.

— Т-товарищ маршал… — наконец дошел до взмокшего от ужаса Кумоватова смысл происходящего. — В-вы… издеваетесь?!

— Над кем?! — Брови Жукова возмущенно взлетели вверх. — Над нашей сталинской партией?!

В кабинете повисла мертвая тишина. Командующий, видимо, и сам понимал, что хватил лишнего, но упрямство не позволяло ему отступить.

— Н-нет… — выдавил из себя Кумоватов. — Н-надо мной.

— Кумоватов, преступность в Одессе пошла на убыль, — напустил на себя серьезность командующий. — Это — объективный факт! И это… отлично!!! А теперь пора заняться настоящим делом! — Маршал, резко отвернувшись от Кумоватова, широким жестом указал присутствующим на стол: — Прошу садиться, товарищи…

Генералы и чиновники поспешно расселись. Командующий извлек из кармана мундира футляр для очков, дунул на стекла, подошел к огромной карте округа, закрывавшей собой полстены, раздвинул занавески и взял в руки указку.

106
{"b":"222135","o":1}