ЛитМир - Электронная Библиотека

Окончив лицей, Гейне служил в банкирской конторе, был приказчиком на бакалейном складе, комиссионером. Но в отличие от поэзии служба его тяготила его.

В 1819 г. Гейне поступил на юридический факультет Боннского университета, но увлечения философией и литературой не оставил. Очень любил творчество Шиллера и Байрона. Проучившись недолго в университете, перебрался в Берлин, где слушал лекции Гегеля. В 1821 г. вышел его первый поэтический сборник «Книга песен», а еще через два года – трагедии «Алманзор», «Ратклиф» и сборник стихов «Лирическое интермеццо». В 1825 г. он получил степень доктора права в Геттингенском университете и… полностью отдался литературной работе.

В 1826–1831 гг. Гейне издал прозаические «Путевые картины», в которых повествовалось о путешествиях по Германии. Затем уехал во Францию и остался там навсегда как политический эмигрант. Издал несколько книг о современном положении в Германии и французской политической и культурной жизни.

В конце 1830-х гг. Гейне стал революционным радикалом, проникнувшись социалистическими идеями (памфлет «Людвиг Берне», 1840). В 1843–1844 гг. он создал лучшие поэтические произведения – поэмы «Атта Тролль» и «Германия. Зимняя сказка». В них резко высмеивается немецкое филистерство, национализм, милитаризм и воспевается молодая революционная Германия. В это время Гейне подружился с К. Марксом, принимавшим участие в публикации его последней поэмы.

Из-за тяжелой болезни Гейне во второй половине 1840-х гг. отошел от политики, заметно ослабив литературную деятельность. В России его пропагандистами были М. Ю. Лермонтов, Ф. И. Тютчев, Н. Г. Чернышевский. Умер Гейне 17 февраля 1856 г. в Париже.

В искусстве нет шестой заповеди.

*

Она выглядит как Венера Милосская: очень старая, без зубов и с белыми пятнышками на желтой коже.

*

Опиум – тоже религия. Между опиумом и религией существует большее родство, нежели большинство людей может себе представить.

*

Оскорбивший никогда не простит. Простить может лишь оскорбленный.

*

Остерегайтесь поощрять крещение среди евреев. Это всего-навсего вода, и она легко высыхает. Наоборот, поощряйте обрезание – это вера, врезанная в плоть; в дух ее уже невозможно врезать.

*

Позднейшие произведения истинного поэта отнюдь не значительнее ранних; нет, первый ребенок не хуже второго, только роды потом бывают легче.

*

От высокомерия богатства ничто не защитит вас – кроме смерти и сатиры.

*

Острить и занимать деньги нужно внезапно.

*

Первая добродетель германцев – известная верность, несколько неуклюжая, но трогательно великодушная верность. Немец бьется даже за самое неправое дело, раз он получил задаток или хоть спьяну обещал свое содействие.

*

Первый, кто сравнил женщину с цветком, был великим поэтом, но уже второй был олухом.

*

Переводчик по отношению к автору – то же, что обезьяна по отношению к человеку.

*

Перед смертью: Бог меня простит, это его ремесло.

*

Полек я именую ангелами земли, потому что самих ангелов называю польками неба.

*

Полемика способствует выработке дог-мата.

*

Польша лежит между Россией и – Францией.

*

Портрет автора, предшествующий его сочинениям, невольно вызывает в моей памяти Геную, где перед больницей для душевнобольных стоит статуя ее основателя.

*

Поэзия создала больше мучеников, чем религия. История литературы любого народа и любой эпохи – настоящий мартиролог.

*

Поэт, этот творец в малом, подобен Господу Богу и в том, что своих героев он творит по образу своему и подобию.

*

Превозносят драматурга, исторгающего слезы у зрителя; этот талант он делит с луковицей.

*

Прежде только гениальный еврей мог пробиться в парламент; но если уж такая посредственность, как Фульд, пробивается, значит, нет больше различий между евреями и неевреями.

*

Прелесть весны познается только зимою, и, сидя у печки, сочиняешь самые лучшие майские песни.

*

Пристать к Христу – задача для еврея слишком трудная: сможет ли он когда-нибудь уверовать в божественность другого еврея?

*

Прозаический перевод стихов – это чучело лунного света.

*

Просто удивительно, как в такой маленькой головке умещается такая масса невежества.

*

Прошлое – родина души человека. Иногда нами овладевает тоска по чувствам, которые мы некогда испытывали. Даже тоска по былой скорби.

*

Редко можно разглядеть трещину в колоколе, и узнается она лишь по звуку.

*

Слепой шарлатан на рынке продает воду, предохраняющую от слепоты. Он не верил в нее и ослеп.

*

Слуги, не имеющие господина, не становятся от этого свободными людьми – лакейство у них в душе.

*

Собака в наморднике лает задом.

*

Совершенство мира всегда адекватно совершенству созерцающего его духа. Добрый находит на земле рай для себя, злой уже здесь вкушает свой ад.

*

Страдание нравственное легче вынести, чем физическое, и, если бы, например, мне дали на выбор больную совесть или больной зуб, я избрал бы первое.

*

Странная вещь – патриотизм, настоящая любовь к родине! Можно любить свою родину, любить ее целых восемьдесят лет и не догадываться об этом; но для этого надо оставаться дома. Любовь к немецкой отчизне начинается только на немецкой границе.

*

Случайный визит в дом умалишенных показывает, что вера ничего не доказывает.

*

Смех заразителен, так же как и зевота.

*

Странное дело! Во все времена негодяи старались маскировать свои гнусные поступки преданностью интересам религии, нравственности и любви к отечеству.

*

Сущность музыки – откровение, о ней нельзя дать никакого отчета, и подлинная музыкальная критика есть наука, основанная на откровении.

*

Женская ненависть, собственно, та же любовь, только переменившая направление. Женщина – одновременно яблоко и змея.

*

Женщины знают только один способ нас осчастливить и тридцать тысяч способов сделать нас несчастными.

*

Женщины творят историю, хотя история запоминает лишь имена мужчин.

*

За тучными коровами следуют тощие, за тощими – полное отсутствие говядины.

*

Замечено, что священники всего мира – раввины, муфтии, доминиканцы, консисторские советники, попы, бонзы, – короче, весь дипломатический корпус божий, – отличаются фамильным сходством лиц, характерным для людей одного промысла.

*

Когда Богу на небе скучно, он открывает окно и смотрит на парижские бульвары.

*

Когда глаза критика отуманены слезами, его мнение немногого стоит.

*

Когда порок грандиозен, он меньше возмущает. Англичанка, стыдившаяся голых статуй, была менее шокирована при виде огромного Геркулеса: «При таких размерах вещи не кажутся мне такими уж неприличными».

3
{"b":"222136","o":1}