ЛитМир - Электронная Библиотека

Щеки ее горели. Сейчас она была действительно похожа на рассерженного уличного мальчишку. Вилли шагнул к ней и, склонившись над самым ее лицом, нагло произнес:

– Я. А что ты мне сделаешь?

Никто из них, по-видимому, не ожидал, что она осмелится ударить его.

Вилли отлетел от нее, как кожаный мешок, набитый шерстью. Спустя мгновение он сидел на земле и ошеломленно мотал головой. Похоже, его давно никто не бил по-настоящему. Он утер кровь, сочившуюся из носа, и заорал как резаный своим остолбеневшим дружкам:

– Эй, чего вы стоите? Бейте его!

Эрика попятилась, крепко прижимая к себе кинжал. Больше всего она боялась, что сейчас у нее отберут приз.

– Стойте! – раздался повелительный голос Оуэна. – Не трогайте его!

– Этот англичашка разбил мне нос! – возмутился Вилли.

– Мы не сассенахи, чтобы нападать впятером на одного, – веско возразил Оуэн. – Пошли!

Он бесцеремонно дернул Эрику за руку и решительно направился к невысокому холму, возвышавшемуся над дорогой. Эрика мрачно побрела за ним. А что оставалось делать? Вся компания опять окружила ее, не давая возможности скрыться.

– Послушайте, чего вы ко мне прицепились? – возмутилась девушка, когда они взобрались на плоскую вершину холма, поросшую жесткой травой. – Что я вам сделал? Мне пора домой!

У нее даже мелькнула предательская мысль, не позвать ли на помощь… А если откроется, кто она? Нет уж, лучше получить взбучку от Оуэна, чем от отца!

Оуэн, словно прочитав ее мысли, окинул ее презрительным взглядом.

– Не дергайся, англичанин. Никто тебя не собирается бить. Просто между нами осталось кое-что, что я хотел бы выяснить. Все в Хоике знают, что я стреляю лучше всех! И я считаю, что тебе просто повезло. Поэтому я вызываю тебя на еще одно состязание. И если выиграю я, ты отдашь мне кинжал.

Эрика вздохнула и пожала плечами.

– А если мне не просто повезло? – спросила она. – Если я все же стреляю лучше тебя?

– Тогда я принесу тебе свои извинения, – высокомерно ответил паж. – И отдам проигранные деньги.

Эрике внезапно стало смешно. Вот глупый мальчишка!

– И как ты собираешься выяснить, кто из нас лучше стреляет? – с вызовом спросила она. – Прикажешь организовать новый турнир специально для тебя?

Долговязый Вилли, не выдержав, сжал кулаки и шагнул к ней.

– Чего ты с ним цацкаешься, Оуэн? – гневно завопил он. – Давай я ему врежу по его смазливой физиономии!

– Успокойся, Вилл, – приказал ему веснушчатый предводитель. – Эй, как там тебя, Эрик, можешь выбрать какую угодно мишень. Мы будем стрелять в нее отсюда.

Эрика открыла рот. Ничего себе!

– А ты соображаешь, что с нами будет, если нас поймают? Вряд ли кто-нибудь из торговцев будет в восторге, если в его телегу воткнется боевая стрела! – возмутилась она.

– Сдрейфил, – оскорбительно засмеялся Оуэн. – Трусливый сассенах.

Эрика почувствовала, как ее щеки заливает краска. Она кто угодно, но не трусиха.

– Послушай, никто не называл меня трусом, ты, чучело соломенное! Хочешь, чтобы я выбрал мишень? – в ярости крикнула она. – Но я не буду стрелять из лука боевыми стрелами, потому что не хочу, чтобы меня и моих родных арестовали. С тебя, слабак, довольно будет и пращи!

Она рывком выдернула из-за пазухи свою маленькую пращу и стала оглядываться вокруг в поисках подходящего камня. Ее по-настоящему разозлили. Наконец ей попался нужного размера камешек.

– Вот! Если я попаду в любую мишень этим камнем, вы отстанете от меня! – запальчиво выкрикнула девушка, поднимая пращу вверх.

Оуэн и его компания с презрением наблюдали за ее лихорадочными приготовлениями. Ну конечно, пращу они не считали достойным оружием. Но Эрика знала, что из нее-то она попадет во что угодно.

Внезапно ее внимание привлек рыцарь, ехавший по дороге мимо холма. Невысокий шотландец передвигался медленно, слегка покачиваясь в седле боевого вороного коня. Его можно было бы назвать даже щуплым, но как-то язык не поворачивался. Чем-то неуловимо мрачным веяло от всей его фигуры, облаченной в полные доспехи. Вороненая сталь нагрудника и оплечья сливалась с черненой кольчугой, делая его похожим на знаменитого Спящего Рыцаря из легенды. Черный бацинет[27] с шишаком на верхушке дополнял этот мрачный образ. Похоже, рыцарь не был любителем повеселиться.

Ей в голову тут же пришла одна шальная мысль… Непонятно почему Эрике захотелось подшутить над этим надутым как индюк всадником.

– Ставлю свой кинжал против твоих десяти пенни, что я попаду в нашлемное украшение вон того рыцаря! – быстро произнесла она.

Не успели ее изумленные противники что-либо сказать, как она прицелилась и, сделав взмах пращой, выпустила камешек в выбранную цель.

Все произошло слишком стремительно. Оуэн бросился к ней. Камешек, запущенный меткой рукой, летел к своей цели. Рыцарь спокойно ехал посредине дороги, когда неожиданный сильный удар по шлему заставил его пошатнуться в седле. Боевой конь заржал и взвился на дыбы, но всадник твердой рукой удержал поводья. Он медленно стащил с головы шлем и обвел бешеным взглядом собравшихся вокруг людей. У шотландца оказалась невероятно густая спутанная черная шевелюра, а узкое лицо с резкими чертами украшал длинный шрам, тянувшийся наискось от виска к подбородку. Под его мрачным яростным взором мальчишки невольно попятились…

И тут Эрика не выдержала и расхохоталась – до того смешным показалось ей выражение крайней свирепости на лице этого рыцаря. Господи, кем он себя воображает? Святым Георгием? Он услышал смех и медленно перевел взгляд на вершину холма. Их глаза на мгновение встретились, и Эрика невольно вздрогнула – ей показалось, что сам дьявол заглянул ей в душу. От этого рыцаря словно веяло могильным холодом, она даже ощутила озноб.

Обернувшись к Оуэну, девушка поразилась произошедшей в нем перемене – на озорном лице пажа не было ни кровинки.

– Ты… что, с ума сошел? – едва смог выдавить из себя испуганный парнишка. – Что ты наделал, дурак несчастный?! Бежим отсюда!

Эрика хотела спросить, что же такого страшного она натворила, но тут Оуэн что есть силы дернул ее за руку и толкнул перед собой. Она кубарем покатилась с горы, не успев понять, что произошло. Компанию молодых задир как ветром сдуло.

– Да что случилось? – возмутилась Эрика, когда они, вихрем промчавшись по склону холма, одним махом перескочили ров.

Оуэн на секунду остановился, переводя дыхание и оглядываясь назад.

– Ты что, совсем рехнулся? – Глаза у него были безумные. – Это же был Дуглас! Уильям Дуглас, и ты попал в него камнем!

У Эрики пересохло в горле. Значит, она попала в Дугласа? Она почувствовала, как ноги у нее подгибаются, становясь похожими на мягкий податливый войлок. Она уставилась на Оуэна ничего не понимающим взглядом, в котором отражался безотчетный страх.

– Что ты смотришь на меня, как корова на мясника! – заорал он на нее. – Скорей улепетываем отсюда! О, черт дернул меня с тобой связаться!

Девушка вздрогнула и очнулась. Позади раздались испуганные крики. Огибая холм, на дорогу вынесся всадник на взмыленной лошади. Эрика словно завороженная смотрела на него несколько долгих мгновений. Потом она долго не могла забыть этот кошмар: огромный черный конь, грохоча копытами, мчался прямо на нее, грозя растоптать на месте.

Они что есть духу помчались к повозкам, сгрудившимся у дороги. Эрика догадалась, что паж надеется скрыться в толпе. Она бежала за Оуэном не разбирая дороги, видя перед собой только его зеленую куртку, мелькающую впереди. Всем существом Эрики безраздельно овладел страх, и он гнал ее вперед. Дуглас, ужас из ее детских снов, ожил и преследовал ее!

Оуэн вдруг вильнул влево и словно ящерица проскользнул между чьими-то возами, заполненными шкурами. Эрика ринулась за ним. Петляя как зайцы в лабиринте повозок, они пробрались через их плотный ряд и нырнули в плотную толпу. То и дело им вслед неслись забористые шотландские ругательства, но беглецы лишь сильнее работали локтями.

вернуться

27

Бацинет – шлем с откидывающимся забралом. Полностью закрывал лицо, оставляя только прорезь для глаз.

17
{"b":"222138","o":1}