ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Такая ограниченность требует, однако, своего объяснения, поскольку содержит очевидное противоречие. Действительно, требования к судам ледового плавания и кораблям военно–морского флота оказались совершенно различными в силу их назначения: первые решали местные транспортные задачи одновременно с разведкой новых акваторий и «проведыванием землиц», вторые предназначались для военных операций и обеспечения государственных интересов в Мировом океане. Говорить об отсталости русского судостроения в допетровскую эпоху не приходится, поскольку наши суда прошли практически вдоль всего северного побережья Евразии, там, где корабли европейских держав оказались бессильными перед арктической стихией, прежде всего льдами. Другое дело, что мы недостаточно знаем устройство этих судов и использованные в прошлом нашими моряками методы навигации, но эта проблема связана с историей нашего военно–морского флота лишь косвенно.

Несомненно другое: с воцарением на русском престоле Петра I перед Московским государством, чтобы стать Россией, потребовалось противостоять не в меру активным соседям не только на суше, но и на морях, что и вызвало необходимость создания флота на европейский манер. Неслучайно петровский Морской устав утверждает: «…Всякий потетант, который едино войско сухопутное имеет, одну руку имеет. А который и флот имеет, обе руки имеет». По сути, с решения этой проблемы Петром I и начинается история Российского флота по Веселаго, которой посвящены две главы его труда, отражающие для России особые взаимосвязи флота и армии по выражению Петра I.

Глава 2 («Потешные плавания и Азовский флот Петра I») с этой точки зрения характеризует возникновение флота у южных пределов России и его уничтожение после неудачи Прутского похода и последующего «замирения» с Османской Портой на невыгодных для России условиях — весьма показательное обстоятельство, иллюстрирующее зависимость флота от исхода сухопутных операций, по крайней мере для нашей страны.

Глава 3 («Основание Русского Балтийского и Каспийского флотов и их деятельность при Петре I») также подтверждает указанное выше обстоятельство, но в противоположность тому, что произошло на рубеже XVII–XVIII веков на юге. На Балтике создание флота стало возможным после отвоевания армией участка побережья Финского залива, хотя, по Веселаго, Петр так же успешно использовал гидрографические особенности северо–востока России в виде системы озер и рек, впадающих в Балтийское море, в первую очередь Невы, ставших, таким образом, своеобразным плацдармом восстановления русского влияния на Балтике, что оказалось полной неожиданностью для просвещенной Европы. Поскольку в русской историографии деятельность Петра в создании флота отражена достаточно полно, содержание этих глав не требует дальнейшего комментария за единственным исключением. Это относится к проекту несостоявшейся Мадагаскарской экспедиции (что свидетельствует о планах Петра в отношении самого Мирового океана), а также о его распоряжении на начало экспедиции Беринга, состоявшейся уже после смерти государя.

Глава 4 («Состояние военно–морского дела в первой четверти XIII века») примечательна тем, что включает разделы за пределами собственно морской тактики и стратегии петровской поры, а также самих результатов деятельности флота, таких, например, как: «Суда и состояние экипажей», «Комплектование и состав судовых команд», «Морские чины», вплоть до описания флагов, порядка отдания салютов и характеристики учебных флотских заведений и другой ценной исторической информации, позволяющей оценить причины успехов русского флота времен Петра.

Глава 5 («Русский военно–морской флот с 1725 года до начала Семилетней войны 1756–1763 годов») характеризует времена, когда, по Веселаго, «на забытый флот почти не обращалось внимания», — ситуация, в нашей стране повторявшаяся неоднократно, чреватая многими бедами не только для страны, но и для самого флота. Неслучайно в царствование Елизаветы Петровны отмечалось, что «весь флот и адмиралтейство в такое разорение и упадок приходят, что уже со многим временем поправить оное трудно будет… Теперь уже весьма близкая опасность все те несказанные императора Петра I труды потерянными видеть». Тем не менее флот сыграл в эту пору немалую роль не только в военных конфликтах того времени, но и в исследовательской деятельности.

Не случайно в этот раздел Веселаго вкратце включил результаты двух экспедиций в Северном Ледовитом и на Тихом океанах, проходивших на кораблях военно–морского флота под начальством капитан–командора Витуса Беринга, датчанина на русской службе. Таким образом, русские военные моряки достойно показали себя на службе России не только в чисто военных делах, причем в сотрудничестве с другим петровским детищем — Академией наук, которое, таким образом, возникло изначально и успешно продолжалось в дальнейшем вплоть до нашего времени.

Эта глава также интересна тем, что автор наглядно показывает, каким образом русский флот преодолевал «печальное состояние,.. несовместимое с политическим положением и достоинством России», что позволило ему одерживать верх над противником не только в сражениях на морях, но и при действиях речных Донской и Днепровской флотилий. По–своему показательны также заключительные разделы главы: «Деятельность флота в мирное время» и «Канал Петра и морской кадетский корпус», свидетельствующие о широте подходов автора в написании своего труда, что в значительной мере и обеспечило его достоинства на долгие годы, вплоть до настоящего времени.

Глава 6 («Русский флот от начала Семилетней войны 1756— 1763 годов») до Русско–турецкой войны 1768–1774 годов, таким образом, продолжает обобщение опыта военных столкновений на основных для нашей страны военно–морских театрах, причем читатель обнаружит в ней ряд интересных деталей, словно затерявшихся в позднейшей литературе. Неожиданностью для современного читателя, например, будет утверждение Веселаго о том, что «Петр III, в подражание своему великому деду, обратил особенное внимание на флот и неимоверной горячностью приступил к быстрому его усилению, упуская при этом из виду печальное состояние финансов». Весьма интересным представляется раздел «Преобразование морского управления» по результатам деятельности «Морских российских флотов и адмиралтейского правления комиссии для приведения оной знатной части (флота) к обороне государства в настоящий добрый порядок», а также сведения об ассигнованиях на флот с указанием численности корабельного состава. Наконец, важным является оценка состояния флота накануне очередных продолжительных войн с Турцией: «У нас в излишестве кораблей и людей, но нет ни флота, ни моряков…» Снова и снова Веселаго возвращается к исследовательской деятельности русских моряков на примерах А. И. Нагаева, Креницына, Левашова, Чичагова и других.

Глава 7 («Русско–турецкая война 1768–1774 годов») по своему содержанию находится в известном противоречии с предшествующей, поскольку, возможно, не объясняет полностью причин блистательных побед нашего флота (включая Чесму) и тем самым пробуждает у читателя самостоятельное желание разобраться в истоках этих побед. Возможно, это одна из наиболее интересных глав труда Веселаго, поскольку в ней детально характеризуются не только сами результаты сражений на новых морских театрах (в первую очередь на Средиземноморском), но впервые описаны такие новые для русского флота события, как поход русских эскадр вокруг Европы, последствия для Османской империи морской войны на удаленных морских театрах, действия нашей Дунайской флотилии и т. д. Несомненный интерес для читателя представляет также характеристика действий командного состава из отечественных моряков (прежде всего Спиридова и Сенявина) и иностранцев (Кингсбергена, Грейга и некоторых других), причем без противопоставления друг другу на основе происхождения. Важность этой главы определяется также тем, что наш военный флот впервые вышел на просторы Мирового океана из замкнутых морских бассейнов, долгое время определявших его разобщенность, впервые перед лицом Европейских флотов продемонстрировав свои новые возможности на новом уровне. Несомненно, победы на Средиземноморье привели к созданию нашего Черноморского флота, возможности которого раскрылись позднее.

2
{"b":"222140","o":1}