ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Одновременно с этим, в тех же водах, частные промышленники действовали с большим успехом: купец Толстых привел в подданство жителей шести островов Алеутской гряды, названных по имени судна Адриана и Натальи – Адриановскими; мореход Глотов в 1763 году зимовал на Кадьяке, а в 1765 году купец Шилов, по рассказам очевидцев и личному его разведыванию, составил карту всей Алеутской гряды до Аляски.

Экспедиция Чичагова

Самой замечательнейшей по цели своей была экспедиция Чичагова, совершённая на основании проекта знаменитого нашего академика М. В. Ломоносова. Основываясь на направлении течений, замеченных около острова Шпицбергена, на предполагаемом движении льдов и, главное, опираясь на созданную им самим теорию электричества, по которой частые северные сияния указывают на существование открытого моря, Ломоносов полагал, что в июне месяце, между Шпицбергеном и Новой Землёй, океан очищается от льдов и что в широте 80° и в расстоянии от берегов Сибири около 600 вёрст открытое место тянется на восток, по крайней мере, на тысячу вёрст. Он был твёрдо убеждён, что по этому свободному от льдов пути легко можно пройти до Берингова пролива и оттуда в Ост—Индию. Проект свой Ломоносов в 1763 году представил генерал–адмиралу, который передал его на обсуждение коллегии.

Решено было отправить экспедицию «в глубочайшей тайне даже от Сената». Начальство над ней доверялось капитан–командору (впоследствии известному адмиралу) Василию Яковлевичу Чичагову, и в 1764 году суда Чичагова отправились в Колу под видом «экспедиции для возобновлении китоловных и других звериных и рыбных промыслов». В начале мая следующего года Чичагов вышел в море, зашёл на Шпицберген и, дойдя до широты 80°26', встретив непроходимые льды, должен был возвратиться, к крайнему огорчению всей Адмиралтейств–коллегий и особенно Чернышёва. Второе плавание Чичагова в 1766 году было повторением первого с той только разницей, что он встретил непроходимые льды в широте 80°30'. Несмотря на неуспех экспедиции, конечно, не зависевший от её исполнителей, все участники ее были щедро награждены «за прилагаемое старание к достижению до поведенного предмета».

Организация акционерной компании для торговли с портами Средиземного моря

К этому же времени относится организация тульским купцом Владимировым акционерной компании для морской торговли с портами Средиземного моря с капиталом в 90.000 рублей, причем купец ходатайствовал о дозволении отправить товары на казенном судне.

Екатерина, вступив сама в число акционеров с капиталом в 10.000 рублей, приказала для компании построить особенный 34–пушечный фрегат, назначить на него на казенном содержании морских офицеров и команду и, кроме того, предоставила компании значительные льготы в уплате различных торговых пошлин. Адмиралтейств–коллегий предписывалось: «наиусерднейше постараться, дабы сие дело не остановилось какой–либо невозможностью, но все бы способы придуманы были к отвращению затруднений». В августе 1764 года фрегат, названный Надежда благополучия, под купеческим флагом, нагруженный железом, полотном, канатами, юфтью и пр., отправился в Ливорно, где сдал товар и, приняв груз сандала, макарон и свинца, в сентябре 1765 года благополучно возвратился в Кронштадт.

Подготовка кадров морских офицеров

Для возбуждения между военнослужащими соревнования и стремления к усовершенствованию своего дела одним из действительнейших средств было приглашение на службу в русском флоте иностранных морских офицеров и отправление наших в иностранные флоты. Такие превосходные, отлично знающие свое дело, образованные и храбрые боевые моряки, какими оказались англичане Грейг и Тревенин и голландец Кингсберген, были во всех отношениях драгоценным приобретением для нашего флота. Их деятельность в мирное время и тем более во время войны могла служить превосходным примером для подражания нашим морякам. Даже и те из иностранцев, которые, обладая хорошими теоретическими и практическими сведениями, наивно считали себя главной опорой и преобразователями нашего флота и с гордым презрением относились к своим русским сослуживцам и подчиненным, даже и такие деятели были до известной степени полезны тем, что своей хвастливой самонадеянностью, а иногда и ошибками вызывали в русских офицерах здравый критический взгляд и ослабляли чрезмерное, безотчетное поклонение всему иностранному – порок, которым в то время страдало еще много русских.

До тридцати наших офицеров, преимущественно лейтенантов и мичманов, отправлено было в Англию для практического изучения морского дела. В числе посланных был один капитан 2–го ранга, 2 констапеля и 1 корабельный подмастерье. Пребывание их за границей продолжалось от 2 до 5 лет, во время которых морские офицеры, плавая в Средиземном море и в океанах, посетили порты Северной Америки и также Вест – и Ост—Индии. Плавания эти воспитали несколько хороших русских практических моряков и способствовали утверждению в нашем флоте многих полезных нововведений.

Глава VII

Русско–турецкая война (1768–1774 гг.)

Причины, вызвавшие войну с Турцией

Изменение политики России, выразившееся в тесном союзе ее с Пруссией и в охлаждении к Австрии, вело к осуществлению планов о так называемой «Северной системе» и особенно озадачивало Францию. Планы эти состояли в образовании союза северных государств: России, Пруссии, Дании, Швеции и Польши, которые, при сочувствии и материальной помощи Англии, могли бы не только составлять противовес, но даже принять и угрожающий характер против южных европейских держав, находившихся под влиянием Австрии и Франции. Прямым следствием опасений этого последнего государства было желание ослабить Россию посредством войны с Турцией, которая, поддаваясь внушениям Франции, в 1768 году воспользовалась ничтожным предлогом и объявила России войну. [9]

План ведения войны

Были немедленно приняты энергичные меры для противодействия неприятелю и, по выражению Екатерины, приступили «к подпаливанию Турецкой империи со всех четырех углов». Для обсуждения плана военных действий, по примеру бывшей ранее «Конференции», из самых доверенных лиц составлен был «Совет», в котором председательствовала сама Екатерина. Решено было вести войну наступательную и одну армию направить к Днестру для вторжения в неприятельские пределы, а другую в Украину. Кроме того, предложено двинуть отряды войск в Грузию и на Кубань.

Конечными целями войны поставлено освобождение христианского населения Турции, утверждение России на берегах Азовского и Черного морей и открытие через них свободного торгового пути в Средиземное море. Для достижения этих целей, по занятии Азова и Таганрога, оставшихся по беспечности турок неукрепленными, с поспешностью принялись за возобновление Донской флотилии. Самым смелым морским предприятием этой войны был проект графа Алексея Григорьевича Орлова об отправлении русской эскадры в Средиземное море для действий против Турции со стороны Архипелага.

А. Г. Орлов, находившийся по болезни в Италии с братом своим Федором, ознакомясь с положением христианских подданных Турции, уже давно имел в виду в случае войны воспользоваться их недовольством, организовать между ними общее одновременное восстание против турок и помочь им возвратить себе свободу и самостоятельность. [10]

Предполагалось, что во время войны подобное восстание будет весьма важной диверсией для отвлечения части турецких войск от нашей главной армии, а при заключении мира послужит к некоторому ослаблению Турции и, следовательно, к большей безопасности наших южных границ. Орлов обнадежил императрицу в успехе предприятия, если только на помощь восставшим народам будет прислана достаточно сильная русская эскадра. Подробный план военно–морских действий в Архипелаге представлен был братом Алексея Орлова Григорием Орловым и утвержден Советом; «распоряжение же и руководство всего сего подвига» поручалось Алексею Орлову.

вернуться

9

Французское правительство в 1768 году натравило Турцию на выступление против России с целью ослабить русскую экспансию в Западной Европе. В свою очередь, Екатерина II тоже вела активную антитурецкую политику. Захват Крыма, хан которого находился в вассальной зависимости от турецкого султана, очищение от турецких владений остальной части северного побережья Черного моря, установление господства над Балканским полуостровом и, наконец, над всей Малой Азией, с захватом при всем этом Царьграда, было осью внешнеполитической линии России. По поводу этого устремления Фридрих Энгельс в своей работе «Иностранная политика русского царства» писал: «Но, Царьград, в качестве третьей столицы России, рядом с Москвой и Петербургом, означал бы не одно только нравственное влияние царизма на восточное христианство; он был бы для России ближайшим этапом к господству над целой Европой, с Царьградом Россия приобрела бы исключительное господство над Черным морем, Малой Азией и Балканским полуостровом» (Энгельс. Иностранная политика русского царства. Издание ВПА. 1914 г., стр. 7).

вернуться

10

В своих захватнических стремлениях русский царизм очень часто выступал под покровом защиты христианства, братьев–славян и пр. По поводу излагаемых автором событий мы находим у Энгельса в его работе «Иностранная политика русского царства»: «Южные соседи России, турки и их данники крымские татары, представляли собой лишь развалины прошлого величия. Завоевательная сила турок была сломлена уже 100 лет тому назад, их оборонительная сила была еще значительна, но она постоянно убывала и лучшим признаком этого ослабления могли служить начавшиеся волнения христиан, подданных Турции: славян, румынов и греков, составлявших в совокупности большинство населения Балканского полуострова. Почти все эти христиане придерживались греческого вероисповедания, были следовательно единоверцами русских, а славяне, сербы и болгаре были кроме того еще и их единоплеменниками. России достаточно было поэтому лишь заявить во всеуслышание о своем призвании защищать угнетенное православие и порабощенное славянство, чтобы под покровом освобождения создать себе почву для завоеваний на Балканском полуострове» (стр. 6–7). (Ред.)

33
{"b":"222140","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Женщины, которые любят слишком сильно. Если для вас «любить» означает «страдать», эта книга изменит вашу жизнь
Динозавры и другие пресмыкающиеся
Один день мисс Петтигрю
О, мой босс!
Тьерри Анри. Одинокий на вершине
Попутчица. Рассказы о жизни, которые согревают
Ловец
Рыжий дьявол
Право на «лево». Почему люди изменяют и можно ли избежать измен