ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Превыше Империи
Тролли пекут пирог
Первый шаг к мечте
За них, без меня, против всех
Рой
Солнце внутри
Земля лишних. Треугольник ошибок
Кето-диета. Революционная система питания, которая поможет похудеть и «научит» ваш организм превращать жиры в энергию
Гортензия
A
A

Ленька два месяца перебивался на заначках и частных занятиях со школьниками, а потом согласился. Он уже привык не экономить копейки, да и Нелли Васильевна словно ожила после выхода на пенсию, когда вдруг появившиеся деньги позволили ей минимально путешествовать и посещать различные занятия для взрослых. Она втянулась в изучение языков, курсы компьютерной грамотности и йогу. Занятия часто проходили во второй половине дня, когда преподаватели освобождались от основной дневной, работы, и иногда затягивались до десяти- одиннадцати вечера.

Эти бабкины увлечения, а заодно и ее отсутствие дома и позволяли Леньке безнаказанно, «в полном параде» — то есть в женских тряпках и при макияже, выбираться в клуб. Судачавших на лавочке возле дома «кумушек» Нелли на дух не переваривала и на корню пресекала малейшие попытки обсуждения сплетен, останавливаясь для разговоров, только если речь шла о постоянном повышении квартплаты.

А от уличных старожилов Елена Васильевна могла бы узнать много интересного о внуке. Например, о том, что последнее время Леньку открыто провожает и встречает светловолосый, военного вида парень. И видно, как в его дорогой машине с полутонированными стеклами они... целуются взасос.

Ч.12.

В семье Дэна все было намного проще. Вплоть до его поступления в столичный вуз, они жили в небольшом военном городке, приютившемся, как нелюбимый ребенок, в тени областного центра. Формально поселения разделяли всего лишь пятьдесят километров, фактически — десятилетия в развитии.

В областном центре все было совсем другим: новые высотные дома, ремонтируемые дороги, психология людей, да даже просто скорость, с которой они ходили по улицам, а еще имелись троллейбусы. Все это Дэн понял, когда уже переехал в общагу вуза, но в детстве ему казалось, что все вокруг живут так, как они с семьей в городке. И уж точно он никогда не думал, что окажется после обучения в Питере.

Жители городка знали друг друга если не по именам, то в лицо, и часто здоровались друг с другом через узкие улицы, просто выходя на балконы. Все было у всех на виду и в прямом смысле этого слова.

— Палыч, твой младшой вчера поздно вечером опять от гулящей Маринки возвращался. Смотри, чужого спиногрыза растить будете.

— Да что уж теперь поделаешь. Ему там как медом намазано, не за ремень же хвататься. Сам должен думать, что делает. А твой старшой-то все работу найти не может? Приходил вчера к нам на проходную… Интересовался.

— И не говори. А у кого работа-то сейчас есть? У Никитиных сын, вон, тоже мается. На заработки в центр решил податься. С тещей все равно ужиться не может. Она гнобит его гнобит, а он ухмыляется. Тяжело примаком быть. Я ему сразу после свадьбы сказал, крестник он мне как-никак: «Ну, за каким… лешим ты там пустить корни решил? Нужник, что ль, в дому, а не до ветру, пригрел?» А видно пригрел.

В общем, скрыть в городке кто с кем живет, кому с кем изменяет, на какие деньги существует, просто элементарную семейную ссору казалось почти невозможным. Да и скрывать Дэну тогда было нечего.

В школе он учился как большинство сверстников: перебивался с тройки на четверку и никаких звезд с неба не хватал. После уроков торопился прямиком в местный спортивный клуб, где занимался по примеру отца единоборствами, а после гонял в теплое время на велике, а зимой пропадал на катке, играя с однокашниками в хоккей. Учителя к Дэну не докапывались из уважения к его сестре.

Мила училась двумя классами старше и слыла круглой отличницей. Она регулярно побеждала на областных олимпиадах, где представляла военгородок, и часто выбиралась в центр соревноваться с друзьями в «Что? Где? Когда?». Сестра успевала все, и в девятом классе у нее уже был ухажер, за которого она собиралась в дальнейшем после поступления в вуз выйти замуж. Избранника Милы Дэн не особо жаловал, тот казался ему… склизким, что ли.

Будущего родственника звали Жека, но он сам себя именовал на иностранный манер — Джэк. Однажды они все вместе большой компанией отправились посидеть у местного обрыва, места встречи в городке у молодежи. Зачем Мила решила опереться на хлипкую загородку, так никто и не понял. Но когда шаткая конструкция начала заваливаться под весом ее тела, Жека просто молча смотрел за своей девушкой и не спешил ей помочь. Опешили все.

— Жень… — всхлипнула Мила.

Дэн рванул к сестре, потащил ее на себя, и они завалились на землю рядом с краем обрыва, а загородка полетела вниз. После этого он серьезно поругался с Джэком и чуть не набил ему морду, но сестра продолжала твердить, что ее ухажер «хороший», а тогда просто растерялся. И, в конце концов, не Дэн же собирался замуж за Джэка. Тогда об этом можно было говорить спокойно, и без всякого двусмысленного подтекста потому что, кто такие «геи» в городке все знали лишь понаслышке, а вот быть «пидорасом» считалось таким же зазорным, как сидеть в тюрьме, и по существу для многих означало одно и то же.

Родители к Дэну с учебой также не вязались.

— А что, у нас в доме уже есть один ученый — Милка наша. Вся в сеструху мою пошла. Тоже башковитой была, жаль, что с тем «иностранцем» спуталась. Он ей все сказки вешал, что из Египта приехал, а сам из Киргизии оказался. Вот и растит теперь «египтянина» в одиночку. Из кишлака он оказался. Так что не дрейфь, Дэн, в правительстве, вон, тоже одни троечники сидят и ничего, вышли в люди. Чем ты-то у нас хуже, глядишь, еще чиновником станешь, — шутил отец.

— Вадим, ну что за дурацкие шутки? Вместо того чтоб за «тройку» подзатыльник дать, ты сына еще и поощряешь, — притворно сердилась мать. — Дэн, ну хоть бы списывать у девчонок научился. А то мне все мозги учителя проездили… Вот ваша старшенькая…

— А он младшенький. Ему полагается, — ржал отец.

Своих детей и супругу Вадим баловал и из каждой командировки привозил всем щедрые подарки. В отличие от большинства обитателей городка, их семья жила почти безбедно. Как-то раз отец притащил из Москвы игрушечную модель иностранного самолета, и Дэн чувствовал себя самым счастливым на свете.

— Дениска, дай папке поиграться, — в шутку поклянчил Вадим.

— Не дам. Ты сломаешь еще что-нибудь или батарейки посадишь, — надулся сын.

Собственником Дэн был уже тогда и не любил, когда чужие прикасались к его вещам.

Вадим коптил небо в должности замдиректора загибающегося полувоенного НИИ и приносил домой зарплату, позволяющую супруге Нине после рождения третьего ребенка — Виталика плотно осесть дома. И многие жители городка по-белому и по-черному завидовали крепкой успешной семье, в которой царили уважение и понимание.

14
{"b":"222142","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Эра Водолея
Когда говорит сердце
Твоя лишь сегодня
Ледяной укус
Понимая Трампа
Ты меня полюбишь? История моей приемной дочери Люси
Наши судьбы сплелись
Как купить или продать бизнес
Здравый смысл и лекарства. Таблетки. Необходимость или бизнес?