ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сантехник с пылу и с жаром
Павел Кашин. По волшебной реке
Половинка
Думай медленно – предсказывай точно. Искусство и наука предвидеть опасность
История матери
Долгое падение
Ключ от твоего мира
Масштаб. Универсальные законы роста, инноваций, устойчивости и темпов жизни организмов, городов, экономических систем и компаний
Истории жизни (сборник)
A
A

С Владимиром Нелли не раз приходилось объясняться в школе из-за разбитых стекол, драк и сломанного инвентаря. Представить, чтобы Леон мог вытворить такое, а тем более солгал, Нелли было сложно. Внук многое не договаривал, пропускал в рассказах неважные для себя детали, но никогда не опускался до вранья. В отличие от Владимира. И если вопросы были заданы прямо, отвечал на них честно.

— Леон, но если ты уверен, что все делал правильно и к тебе не должно быть претензий, тогда зачем опасаться моего похода в школу? Возможно, твоя классная… руководительница просто хочет удостовериться, что это именно я писала тебе те записки с просьбой освободить от занятий. Ты же сам знаешь, что много пропускаешь из-за… слабого здоровья.

— И точно. Да странная она вообще какая-то. Потащила меня с утра вместо «литры» в медкабинет. Там чел сидел, тоже с приветом. И не врач вроде, а все туда же. Картинки мне какие-то под нос начал тыкать, про ассоциации мои расспрашивать. А что я могу сказать, если там хрень нарисована?

Фотографии разные показывал и впечатление от людей, там за кадром, описать просил. А они все как будто мертвые. Ну, в смысле глаза у них открыты и в объектив смотрят, а вроде и мимо, только я таких людей в жизни не видел. Как будто холодом от них полоснуло. Потом, типа, за жизнь со мной так по-взрослому решил заговорить. Совсем, как Владимир пытался. Какие мне девушки нравятся, и что онанизм в моем возрасте это нормально, главное — на кого. И дружу ли я с кем-нибудь из одноклассниц? Так я дружу, мне с ними интереснее, чем с пацанами. Ты же знаешь, кто у нас из парней в классе учится. С Юлькой и Аней мы музыку слушаем, в кино вместе ходим. Вера, вот, мне всегда с домашкой по математике помогает и пирогами угощает. А что у нас на обед? — прорвало Леньку. — Пахнет вкусно, Нелли…

— У нас макароны по-флотски с натертым сыром. Овощной салат по-русски и суп. Правда, все из консервов. Три перемены блюд. Леон, слов «литра», «чел», «хрень», «типа» и «домашка» нет в русском языке. Насколько я его еще помню. Так ты точно не делал ничего плохого?

— Точно. Нелли, да ты мастерица просто. Я знаю, но сейчас все так говорят, и довел меня этот… как же его класручка-то назвала? Под конец беседы — вообще такой умный: «Если ты мне сейчас во всем признаешься, а я думаю, ты понял, к чему были эти расспросы, то мы вполне сможем найти решение твоей проблемы и подходящее лечение». Нелли, о чем он спрашивал-то? Чем я могу быть болен? У меня, правда, ничего не болит.

— Ничем серьезным, Леон. Ты же ведь не был с ним откровенен? Не думаю, что стоило идти на такой шаг с малознакомым человеком.

— Нелли, да я чуши какой-то наплел, только чтобы он от меня отвязался. На ходу придумывал.

Елена Васильевна так и не догадалась, с кем пришлось пообщаться внуку. Но зато хорошо помнила собственные диалоги с людьми, одетыми в штатское, но задающими слишком много неудобных вопросов и всегда готовых «понять». Особенно доносы на соседей. С такими собеседниками никогда не стоило шутить, и Нелли очень надеялась, что Ленька не допустил подобной ошибки.

***

Ленька не ошибся, когда назвал ее «класручкой». На большее сидящая за партой напротив самоуверенная девица, словно только что сошедшая со студенческой скамьи, для Нелли никак не тянула. На родительские собрания Елена Васильевна ходила крайне редко и не помнила, когда у внука поменялась «классная». До этого Нелли приходилось общаться со степенной дамой, приблизительно одного возраста, и они отлично поладили особенно после того, как «родительница» принесла в школу импортные чешские вафли в металлической коробке и иностранные конфеты.

— Елена Николаевна, я даже не знаю, как начать с вами этот непростой и неприятный разговор, который нам предстоит. Но как женщина и мать вы должны понять нашу обеспокоенность, и ни в коем случае не осуждать нашего Леонида. А мой долг как преподавателя и человека помочь подростку, если он может попасть в сложную жизненную ситуацию, и есть все основания считать, что такое случится…

— Я Елена Васильевна. И всегда понимаю моего Леонида. Милочка, я думаю, стоит говорить по существу, чтобы не тратить драгоценное время. В Ваши годы меня после работы всегда ждал кавалер, — перебила ее Нелли.

Девица зарделась и метнула на нее колкий, холодный взгляд. А Нелли поняла, что случайно и не со зла, задела «класручку» за живое. Никакого ухажера у той и в помине не было, а была лишь одна работа и бесконечные стопки тетрадей, кипами завалившие преподавательский стол. Зато девушка наконец-то перестала мямлить.

— На прошлой неделе Леонид принес в школу косметику и учил одноклассниц ею пользоваться. Потому я была вынуждена обратиться к…

— И что в этом такого странного? — снова перебила Нелли преподавательницу, годящуюся ей по возрасту во внучки. — Если вы в курсе, то мой внук занимается в театральной студии, танцует в известном эстрадном коллективе и регулярно появляется перед публикой. На эстраде и в театре, если Вы там вообще бываете, на актеров принято наносить грим. Это стандартная практика. И если Леонид заметил, что девушки не умеют пользоваться косметикой и перебарщивают с нею, как Вы сейчас, то он просто предложил им свою дружескую помощь.

— Потому я была вынуждена обратиться к психологу, чтобы он обследовал вашего внука на предмет формирующейся сексуальной ориентации подростка. Надеюсь, несмотря на ваш почтенный возраст, вы знаете, что это такое, — с нажимом продолжила «класручка», вставляя ответную шпильку, — и тесты показали, к моему глубокому сожалению, что я не ошиблась в своих подозрениях. Не бойтесь, психолог уже поговорил с Леонидом и рассказал о возможных способах лечения. Теперь требуется получить ваше согласие, и мы сможем воспитать из вашего внука полноценного члена общества.

— Простите, только на основании тестов вы пришли к таким грандиозным выводам и позволили незнакомому человеку говорить о таких гадостях с ребенком?! — вспылила уже, в свою очередь, Нелли. — Я могла бы понять, если бы Вы застали его в некоей пикантной ситуации и тогда бы предпринимали ваши меры… Вы вообще соображаете, что сделали, когда просветили ребенка в такой форме и о подобного рода вещах? К чему могли подтолкнуть? Почему Вы не позвонили, например, сначала мне, потом родителям Ани или Юли, в дома которых Леонид вхож в качестве желанного гостя. Вы вообще в курсе, что с Верой его, например, связывает романтическая юношеская дружба? Но только тесты?! Милочка, по-моему, вопрос как раз о Вашем профессионализме и педагогической этике стоит поднять в РОНО.

***

Тот научный журнал Ленька нашел в библиотеке случайно, куда пришел готовить реферат по истории. Толстое издание, больше напоминавшее обычную книгу, упало с полки и распахнулось на статье с названием: «Гомосексуализм на Западе: девиация физиологическая или социальная?» Половину из того, что было написано, Ленька не понял. Но его привлекла фотография: на заднем фоне мужчина с голым торсом и завязанными повязкой глазами и еще один на переднем.

7
{"b":"222142","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сигнальные пути
Что мешает нам жить до 100 лет? Беседы о долголетии
Три версии нас
Входя в дом, оглянись
#Как перестать быть овцой. Избавление от страдашек. Шаг за шагом
Сдвиг. Как выжить в стремительном будущем
Кровь, кремний и чужие
Беги и живи
Время злых чудес