ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я вернулась в отдел аксессуаров. Тень Дорис по-прежнему стояла за прилавком, продолжая улыбаться и двигаться по замкнутому кругу своей прежней жизни.

– Здравствуйте! – сказала она, начиная заново. – Добро пожаловать в «Уолмарт»! Могу я вам чем-то помочь?

– Вы хотели бы отправиться домой, Дорис? – Тяжело было не разговаривать с ней как с ребенком. В некотором роде им она и являлась. Заблудший ягненок, каждый день похож на предыдущий, дома нет.

Ее взгляд поблек, лицо, годами не видевшее солнечного света, застыло от бесконечного, бессмысленного повторения. И так уже было до того, как она умерла. Шаблон нелегко разорвать, но наконец, как свет в занавешенном окне пустующего дома, вспыхнуло осознание.

– Хотите сказать, моя смена закончилась?

– Да. – Я опустила корзину, взглянув на большие часы в передней части магазина. Этот переход обещал быть быстрым и грубым.

Я представила, как мой дух прилил к коже будто румянец, пульсируя в унисон с сердцем – не скоростное и лихорадочное пение, вроде тех случаев, когда на меня влиял гейс, но сильное и мощное. Воздух вокруг меня гудел, вызывая эхо, и Завеса появилась перед нами как занавес из нанизанного на нити бисера.

Дорис охнула:

– Мои собаки! Все это время, пока я была на работе, они меня ждали. Бедняжки, наверное, так проголодались! – Она шагнула вперед – прямо сквозь прилавок, чувствуя, как ее утягивает в другой мир.

Эту часть я любила. В такие моменты становилось ясно, что все не зря.

– Ваши собаки будут очень рады вас видеть, – широко улыбнулась я. – Сбросьте форму и идите, Дорис.

Сняв халат, она позволила ему упасть в небытие и побежала через бисеринки ртути, что запирали ворота в ее вечность. Когда женщина исчезла, я уловила запах свечного воска и надрывное пение Конвея Твитти.

Она не сказала спасибо. Они никогда не говорили. Были слишком взволнованы тем, что ожидало их впереди, чтобы думать об оставленном позади, а большего мне и не требовалось.

Завеса размылась и смягчилась до шелковой ряби, и я потянулась своим духом, чтобы закрыть ее, уменьшить ее вибрации, как заглушают звонящий колокол.

Но остановилась, стоило мне увидеть по ту сторону черную фигуру, напоминающую рыщущую на подсвечиваемой лунным светом занавеске тень.

«Освободи меня, дочь шакала».

Слова шепотом пронеслись в моей голове в тот момент, когда Завеса закрылась.

В ушах звенело. Голова звенела. Раньше никто не разговаривал сквозь Завесу. Вечность скрыта от живых. Таково правило.

По крайней мере, таково мое правило, потому что я никогда не видела ничего другого. Я была на девяносто девять процентов убеждена, что увиденное – плод некой происходящей наяву горячечной галлюцинации, спровоцированной стрессом и магией.

Единственный оставшийся процент уверял, что не стоит ни в чем испытывать уверенность.

На трясущихся ногах я направилась к кассе и заплатила за покупки. А едва ступила наружу, к обочине подъехала спортивная «Мазда» последней модели.

– Залезай, – велел Карсон через открытое пассажирское окно. Он явно бесился, потому что очень старался этого не выказать.

Я рывком открыла дверь и запрыгнула внутрь. Карсон выжал педаль газа, как только моя нога оторвалась от тротуара, очевидно веря, что я успею закрыть дверь до того, как мы наберем скорость.

– Какую часть уговора о пятнадцати минутах было сложно понять? – спросил стажер с ледяным спокойствием. – Ту, в которой мне пришлось мариноваться за углом в угнанной тачке?

– Прости, – отозвалась я.

Должно быть, в моем голосе что-то промелькнуло, потому что, когда мы выехали на ведущую к шоссе объездную дорогу, Карсон таки удостоил меня взглядом:

– Что случилось? С тобой все нормально? Возникли проблемы с охраной?

– Нет. Кое-что с фантомом. – Я невольно поежилась. Фантомы видели происходящее через Завесу. Я нет. Никогда. До сегодняшней ночи.

– Вот почему у тебя не получилось купить пальто? – Он наклонился, чтобы включить обогрев.

Тон стажера вызвал у меня такую вспышку гнева, что озноб как рукой сняло.

– Мне не удалось купить пальто, – сообщила я, пошарив в одной из сумок и вытаскивая упакованный в коробку нетбук, – потому что я просадила наличку ради возможности посмотреть содержимое этой флэшки. Неблагодарный.

Он улыбнулся и перевел взгляд на дорогу:

– Так-то лучше.

– Надо было просто взять деньги и сбежать, – проворчала я. – Откуда ты знал, что я так не поступлю?

Он снова посмотрел на меня, однако не самодовольно, а шутливо:

– Не знаю, Гертруда. Ты мне скажи.

Ничего я ему говорить не обязана. Я потянулась к медальону. Символ она или святая, мой выбор пал на Гертруду не случайно.

И Карсон прав. Никогда не стоял вопрос, в чем же мое предназначение. Я всегда так делала. Находила потерянные души и провожала их домой. И теперь должна сделать то же самое для Алексис, и неважно, что для этого потребуется.

Глава 15

Мы остановились в Висконсине, чтобы поменяться местами за рулем, и еще раз близ Рокфорда незадолго до восхода солнца. Захватив пакет из универмага, я наведалась в туалет «Старбакса», намереваясь умыться и переодеться в купленную одежду.

А когда вышла и поискала глазами стажера, то еле его узнала. Он сидел за столом и шарился в нетбуке. В футболке, толстовке с капюшоном, очках в темной прямоугольной оправе и с взъерошенными влажной рукой волосами Карсон выглядел совсем как студент колледжа, безобидный и вроде как очаровательный.

Я поставила сумку со своими пожитками на один из стульев:

– Если ты вырядился в облегающие джинсы, я отказываюсь рядом с тобой светиться.

Стажер поднял глаза и даже снял очки, чтобы лучше меня разглядеть:

– Сама-то. Как раз хотел сказать тебе то же самое.

И то правда. Я также остановилась на маскировке под хипстера: напялила джинсы, пару футболок одну на другую, намотала на шею тощий шарфик, но зато оставила свои шипованные аксессуары и кеды с черепами.

Карсон протянул мне двадцатку:

– Достань чего-нибудь поесть, пока я смотрю, как добраться до института.

– Только флешку без меня не открывай, – предупредила я и приняла его отмашку за обещание.

Я принесла к столу сэндвич с яйцом, фруктовый салат, маффин и большой стакан обезжиренного латте. Карсон не стал комментировать мой завтрак, лишь подвинулся, дабы мы оба могли смотреть в двадцатисантиметровый экран.

– Погоди, – сказала я, накрывая рукой ладонь стажера, как только он собрался вставить флэшку в нетбук. – Если выяснится, что придется переться обратно в Миннесоту, не хочу слышать никаких «я же предупреждал».

– Разве я хоть раз такое говорил? – сконфуженно спросил Карсон. – Всегда безропотно следовал твоей интуиции.

– Знаю. – Я отпустила его запястье. – Поэтому мне будет еще хуже, если мы пересекли границу штатов на угнанной тачке просто так.

Не тратя время на пустые утешения, стажер подключил накопитель, и я задержала дыхание.

Информация была защищена паролем.

Блин. Лучше бы я слушала «я же предупреждал» всю обратную дорогу до Миннеаполиса.

Карсон потянулся за своим кофе, разглядывая пустое окошко для ввода пароля и мигающий курсор.

– Есть идеи?

– Кличка домашнего питомца? Любимый цвет? Любимый фильм?

Стажер начал вбивать все, что приходило в голову – дату рождения, любимого актера, девичью фамилию матери, – но удача нам не улыбнулась. Наконец он потер глаза и закрыл нетбук.

– Все в порядке, – сказал, заметив мое разочарование. – Мы отстаем от конкурентов не больше, чем прежде. Можем успеть в Чикаго как раз к открытию музея.

Боже! Какая сейчас все-таки рань. Мне казалось, что с момента, как вчера утром я отправилась на занятия, прошла неделя.

Несколькими часами позже мы оставили угнанную машину на парковке и вскочили в пригородный поезд до Чикаго, а потом пересели на метро. Беря пример со спутника, я сохраняла внешнее спокойствие, стараясь выглядеть не слишком уж напуганной давкой в вагоне.

26
{"b":"222145","o":1}