ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но это если ее забрало Братство. Я бы, конечно, настаивала на этой версии, но было что-то странное в реакции Джонсона на мое требование отпустить похищенную. Казалось, он удивился. Или это потому, что я решила, будто маленькая статуэтка, которую он украл, – тот самый Шакал?

Слишком много недостающих кусочков. Пароль к флешке, информация на ней, причина, по которой Братство хотело забрать экспонат из музея в Сент-Луисе…

Пришлось признать, что горячая вода закончится быстрее, чем вопросы. К тому же, я и так уже надолго здесь задержалась, поэтому вытолкала себя из душа.

Надев одолженную пижаму, я почистила зубы оставленной для гостей зубной пастой, затем глянула в запотевшее зеркало. Зеленый шелк выгодно подчеркивал цвет моих глаз и фиолетовый оттенок синяков. К счастью, большинство из них прикрывала одежда.

«Хватит уже торчать в ванной».

Шелк при движении плотно прилегал к телу, и отсутствие бюстгальтера бросалось в глаза. Так что я собиралась просто выйти и, как ни в чем не бывало, нырнуть под одеяло.

Я вышла и… услышала храп! Карсон ничком распластался на кровати, заняв добрую ее половину.

Да еще прямо посередине.

Вот осел!

– Двинься.

Я толкала его до тех пор, пока он не откатился на край. После чего начала укладывать посреди кровати подушки, но, прежде чем положить последнюю на верх горки, остановилась и посмотрела на Карсона.

Я не из тех, кто умиляется при виде парня. Мне нравятся ребята, от которых сердце бьется быстрее, а не те, от которых оно тает. Но спящий Карсон, измученный и уязвимый? Ему удалось и то, и другое.

Спорим, немногие видели его таким. И почему стажер, при всей своей ненависти к Магуайру, постоянно рисковал, работая на него и играя по его правилам? Адаптация. Карсон умный парень.

Умный и сильный. Клеопатра не ошиблась. Опасный и неотразимый.

– Карсон, – позвала я шепотом.

Он что-то промычал сквозь сон. Замечательно. Я не испытывала никаких угрызений совести, подвергая допросу его подсознание.

– Карсон, чем Магуайр тебя держит? Почему ты с ним?

Стажер что-то невнятно пробормотал. Я наклонилась ближе и услышала шепот:

– Хорошая попытка, солнышко.

Я стукнула наглеца подушкой, но несильно:

– Дурак.

Приоткрыв один глаз, Карсон глянул сначала на меня, потом на подушку, потом снова на меня:

– Если собираешься заделать дырку в стене этим кирпичом, лучше поспеши. А то у тебя топ просвечивает.

Я снова его ударила – на этот раз сильнее, – затем утрамбовала подушку на место, закончив таким образом пуховую крепость. Рухнув после этого на кровать, я уже не видела Карсона.

Он перевернулся и выключил прикроватную лампу. Я уставилась в темный потолок, обессиленная физически, но заснуть никак не получалось – мозг все еще слишком активно работал, пытаясь найти недостающие кусочки паззла, чтобы воссоздать полную картину.

Шакал Оостерхауса, Черный Шакал… Это одно и то же? Если нет, тогда что такое этот Черный Шакал?

Я уже дважды что-то видела через Завесу – поджарую, похожую на собаку тень. Это своего рода подсказка или что-то настоящее? И если так, то что именно? И чего оно хотело? Дорога в вечность – что бы там ни лежало за пределами этого мира – это билет в один конец.

По крайней мере, я так думала.

По другую сторону стены из подушек заворочался Карсон, как будто тоже не мог заснуть. У меня было еще кое-что на уме, и оно не имело никакого отношения к сверхъестественному.

– Эй, – позвала я шепотом на случай, если стажер спит.

– Ну что опять?

– Там, на парковке, когда я украла сотовый… почему ты так долго не отвечал на поцелуй?

– Потому что придерживаюсь такого странного правила: не целовать девушек, которые находятся под воздействием колдовского принуждения моего отца. – Последовала многозначительная пауза, потом он продолжил: – Вот найдем Алексис, тогда все будет по-другому. Ну это так, для информации.

Замечательно. Теперь сердце колотилось так же быстро, как работал мозг. Что сказал бы Карсон, узнай он, что я не чувствовала какого-то особого принуждения с начала нашей поездки?

Однако ответ мне получить не светило, потому что в следующую секунду с той стороны вновь захрапели.

* * *

Я наконец уснула как убитая – без сновидений. Но, когда едва зардевшийся рассвет слегка окрасил занавески в незнакомой комнате, услышала зовущий меня голос – такой слабый, что казалось, я все еще в отключке:

– Проснись, дочь Шакала. Ты спала слишком долго.

То ли наяву, то ли во сне, я открыла глаза и обнаружила возле кровати призрака.

На секунду, затуманенный мозг увидел какой-то образ с собачьей головой, но тот тут же исчез, а остался седой, одетый в пропитанную потом форму мужчина, что смотрел на меня с доброжелательной улыбкой:

– Наконец-то! Просыпайтесь, юная леди. Я жду вас уже очень давно.

Глава 25

Проснуться и обнаружить стоящего у кровати мертвого мужика – просто потрясный способ убедиться, что мои способности вернулись.

Я словно краб попятилась к изголовью, по пути свалив все подушки и разбудив Карсона. Он сбросил с себя гору постельных принадлежностей и осмотрелся в поисках угрозы.

– Что случилось? – спросил требовательно, не увидев ничего подозрительного.

Я схватила его за плечо и ткнула пальцем, точно не зная, чего ожидать. Ну ладно, может, все-таки догадывалась, потому и не особо удивилась, когда Карсон разглядел напротив себя фантома в форме цвета хаки и пулей вылетел из кровати.

– Что за?… – Стажер перевел взгляд с тени на меня и обратно. – Почему я его вижу?

Когда он двинулся, я мысленно представила, как моя энергетическая оболочка растягивается, удерживая с ним контакт. Нас разделяло всего несколько десятков сантиметров, и мы не могли все время держаться за руки.

– Ко мне вернулись силы, – сообщила я. – И я ими делюсь. Как тогда в музее, но с меньшим риском для жизни.

– А ты насчет риска уверена? – Карсон настороженно следил за призраком. Все-таки проснуться и увидеть тень так четко слегка нервировало, даже если ты к этому привык.

Фантом поднял руки как бы извиняясь:

– Прошу прощения, что помешал вашему рандеву.

От старомодного слова все происходящее стало напоминать какой-то фарс – и кроткий призрак, и моя пижама, и замысловатое изголовье кровати, и то, что я припала к матрасу будто ниндзя. Я пододвинулась к краю и ступила на пол – стало немного лучше.

– Это не рандеву, – ответила я.

Карсон, все еще настороженный, а может, просто раздраженный, огрызнулся:

– Это его не касается. Кто он такой?

Я уже догадалась, что к чему. У фантома были седые волосы, коротко подстриженная борода и загорелое в морщинах лицо – от многолетнего прищуривания на солнце. Но выглядел он крепким парнем, готовым к экспедиции: полевая куртка, брюки-карго.

Он слегка и добродушно поклонился:

– Профессор Карл Оостерхаус, к вашим услугам.

Да! Я постаралась особо не выказывать своего восторга, но, может, мы наконец получим ответы на все вопросы.

Я бросила взгляд на письменный стол у стены. На спинке стула висели две сумки: одна принадлежала Карсону, другая – Джонсону. На промокательной бумаге лежали нетбук, флешка и музейная фигурка с головой шакала. Последнюю мы развернули и аккуратно разместили на специальной подставке.

– Вот почему Братство вчера хотело украсть экспонат, – сказала я Карсону, особо не скрывая надежду.

Фантом был привязан к статуэтке, и, скорее всего, возвращение моего дара пробудило его от спячки.

– Вам известно, где вы находитесь? – осторожно спросила я профессора.

Он выглядел очень отчетливо для бездействующего до недавнего времени духа. Но нельзя просто заявить кому-то, что он мертв.

– Если не брать во внимание мое вмешательство в вашу личную жизнь? – уточнил Оостерхаус. Он по-прежнему пребывал в прекрасном расположении духа. – Точно не скажу, но когда почувствовал, что меня вытаскивают из забытья, то даже не мог сдержать волнения.

45
{"b":"222145","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Эмоциональный интеллект. Почему он может значить больше, чем IQ
Алхимик
Зависимые
Венец многобрачия
Человек-Муравей. Настоящий враг
Сломленные ангелы
Вторая жизнь Уве
Любовница