ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Не понимаю… – Я вдруг осознала, что мне не приснились слова, которые меня разбудили. – Как вы могли меня ждать?

– Извините за излишний драматизм. – Фантом скорчил покаянную гримасу. – Это мой недостаток. Я должен был сказать, что ждал кого-то с такими способностями, как у вас. Вы – ответ на молитву одинокой души.

Ага, незаконченные дела! Это объясняло яркость тени. Четкие цели придавали духам сил и целеустремленности – прямо как и живым.

Со сцепленными за спиной руками Оостерхаус подошел к столу. Карсон шагнул ему навстречу, будто мог остановить, но от этого движения выпал из поля моей досягаемости, даже на энергетическом уровне. Болван. Мало того, что не мог дотронуться до профессора, так теперь еще и не видел его.

Призрак согнулся, разглядывая статуэтку, и с нотками гордости и ностальгии в голосе протянул:

– Ах, да… Я нашел ее недалеко от Фив, во время экспедиции вдоль западного берега Нила. Теперь это место называется «Долина царей». Какие волнительные были дни! Жаркие, утомительные и опасные. Половина наших людей буквально убивалась при раскопках могил, и лишь затем, чтобы обнаружить, что все артефакты уже разграблены. Может, я и не нашел много золота, но – ах! – богатство знаний…

Оостерхаус, видимо, готов был еще долго разглагольствовать о богатстве знаний. Прервать его оказалось делом непростым – как и все фантомы, профессор не останавливался, чтобы перевести дух.

– Спроси его о шакале Оостерхауса, – встрял Карсон.

Оостерхаус замер, потом повернулся:

– Молодой человек, спросите меня сами. – Он говорил тоном профессора, лекцию которого только что прервали. – Я вас слышу, но не уверен, что понимаю, о чем речь. Может, если вы перефразируете…

Я не хотела передавать это стажеру, поэтому придвинулась к нему поближе, «подключаясь» и тем самым позволяя снова видеть и слышать нашего гостя.

– Как насчет Братства Черного Шакала? – Я внимательно наблюдала за реакцией профессора и заметила, как он начал потихоньку вспоминать. – Что вы можете о нем поведать?

Оостерхаус сделал паузу, как будто собирался с мыслями.

– Давненько я не слышал этого названия. Полагаю, сейчас на дворе двадцать первый век? – Он покачал головой и усмехнулся. – Новое тысячелетие. Невероятно долгий и в то же время невероятно короткий отрезок времени, если подумать, что наши раскопки раскрыли могилы, покрытые песками многих тысячелетий…

– Так что там с Братством? – напомнил Карсон.

Оостерхаус неодобрительно сверкнул глазами и тут же сменил тему, однако проигнорировав стажера:.

– Я занимался исследованиями тайных аспектов древних похоронных ритуалов. Обучил нескольких студентов, которые выбрали себе такое название ради оригинальности. Полагаю, группа распалась, когда я, хм, оставил профессорскую деятельность и вернулся к раскопкам. – Фантом глубокомысленно почесал бороду. – Может, кто-то решил воскресить забытое имя из озорства.

– Это не озорство, – заметил Карсон. – Они готовы похищать и убивать людей ради этого вашего артефакта. Они явно хотят чего-то большего, чем просто ощущения новизны.

Оостерхаус сразу посерьезнел:

– Прискорбно. Но теперь я понимаю. Я спал, позабытый, в течение какого-то времени, но недавно что-то позвало меня, разбудило. Думаю, это были вы, голубушка, и ваш дар. – Он улыбнулся странной нежной улыбкой, как будто моя способность слышать и видеть его каким-то образом нас связала. – Но если кто-то ищет Шакала, это тоже объясняет мое пробуждение.

– Вы можете нам помочь? – спросила я профессора. – Я даже не знаю, что из себя представляет этот Шакал.

– Э-э, как вам сказать… – Он снова сцепил руки за спиной и покачался на пятках. – Это – кульминационный момент моего исследования альтернативных погребальных методов небольшого обособленного культа времен заката Среднего Царства недалеко от Фив. Шакал – очень сильная штука. Он может передавать неограниченную энергию…

– Неограниченную? – переспросила я. – Я думала, такое невозможно.

Теперь уже я удостоилась хмурого взгляда профессора. Ему явно не нравилось, когда его прерывают.

– Думаю, что нахожусь в более выгодном положении, дабы понять крохотное различие между бесконечностью и почти бесконечностью, милое дитя. – Он задумчиво вздохнул. – У меня были такие планы! Я столько всего хорошего мог сделать с такими силами!

Он, казалось, поблек вместе со вздохом, и я сначала подумала, что это от переживаний. Но очертания слабели, а детали сливались в бледном свете утра. Может, призрак и обладал силой, но явно не неограниченной.

– Доктор Оостерхаус. – Я поспешила выдернуть его из воспоминаний. – Вы знаете, где Шакал? Жизненно важно добраться до него первыми, опередив Братство. На кону жизнь девушки. – Профессор, кажется, заколебался, и я решила воззвать к его гордости: – Вы хотели использовать эту силу, чтобы творить добро. Вы единственный, кто понимает, что попади она в плохие руки – и мы не оберемся проблем.

– Дорогое дитя, вы ошиблись с причиной моей нерешительности. – Его тающий образ одарил меня улыбкой Санта-Клауса. – Я скажу вам, где Шакал, но взамен прошу мне помочь.

– Конечно, – согласилась я. – Что угодно…

– Подожди, – встрял Карсон. До этого момента он молчал, позволяя мне самой обращаться с профессором. Теперь же решил вмешаться на правах адвоката. – Что именно вы хотите?

Глаза Оостерхауса сузились:

– Вы дерзкий молодой человек. Но так как я и сам джентльмен, то ценю вашу попытку защитить девушку. – Оостерхаус пригладил свои взъерошенные волосы и перешел к требованию. – Мне надоело спать и просыпаться здесь. Устал быть этим, – он указал на себя, – тенью самого себя. Я хочу, чтобы вы открыли дверь в загробную жизнь, чтобы я снова смог стать цельным и моя душа тоже. Если вы это сделаете, то я покажу вам Шакала.

Я уже практически согласилась, когда Карсон снова остановил меня:

– Вот как мы поступим, – заявил он тоном, не терпящим возражений. – Вы показываете нам, где найти Шакала, и выдаете нам все его тайны, и только после этого Дейзи выполнит свою часть договора.

– А Дейзи можно высказаться по этому поводу? – огрызнулась я.

Оостерхаус пронзил Карсона пристальным взглядом:

– Да, почему бы не позволить мисс Гуднайт самой принять решение?

Мое раздражение сменилось удивлением:

– Откуда вы знаете мою фамилию?

– Наши пути с Гуднайтами уже пересекались, – покровительственно улыбнулся профессор. – Очень интересная молодая особа, и вы с ней похожи как внешне, так и, скажем, по духу – извините за игру слов. Поэтому нетрудно догадаться, кто вы такая.

Теперь Оостерхаус быстро таял, и воздух становился холоднее, потому что фантом вытягивал энергию, чтобы оставаться видимым. У меня не было сил, чтобы его удержать.

– Мне нужно отдохнуть, прежде чем я смогу открыть Завесу, – собщила я. – Скажите, где искать Шакала, и когда мы его найдем, обещаю, что перешлю вас.

Призрак вздохнул, всем видом выражая смирение:

– Вы действительно не понимаете, какой силой обладаете, юная леди. Жаль, что Братство Черного Шакала возродили лишь для того, чтобы превратить его в сборище мелких преступников. С теми знаниями, которые я им передал, и вашим даром… о, какие же чудеса вы могли бы…

– Согласен, она удивительная, – перебил Карсон. – Но это не принесет нам никакой пользы, если она загнется, пытаясь вас здесь удержать. Скажите, где найти то, что мы ищем.

Оостерхаус наградил его взглядом холоднее резко падающей в комнате температуры:

– Хорошо. Я все равно должен буду вас направлять, когда вы найдете мою могилу. Найдите артефакты, которые лежат с моими костями, и я покажу вам Шакала.

С этими словами профессор полностью исчез, оставив после себя только ледяной туман, который растаял в потоках теплого воздуха из радиатора.

Глава 26

– Ты, наверное, прикалываешься, – выдохнул Карсон, по-прежнему глядя туда, где только что стоял призрак. – Найти артефакты, лежащие с его костями? И как мы это сделаем?

46
{"b":"222145","o":1}