ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Не совсем, но они у нас тоже есть. Хотя он действительно электронный. Написанное хранится внутри.

– Хм-м, – постучала она пальцем по щеке. – Обычно это занимает несколько дней. Но дайте-ка взглянуть…

Прежде, чем я ее остановила – фантомы и электронные устройства не всегда хорошо ладят, – тетя засунула руку в ноутбук. Экран моргнул и вспыхнул, и написанное закрутилось вверх, все быстрее и быстрее, пока не осталось ничего, кроме размытых пикселей.

Размытость перешла в завихрения и фракталы, и в конце концов появились буквы. Английские буквы. Айви отшатнулась, и образ ее пошел волнами. Я потянулась поддержать ее и внезапно ощутила плотный воздух.

Карсон, до того сидевший позади, чтобы не путаться под ногами, теперь выпрямился, будто мог помочь.

– Что не так? – спросил он.

– Все не так, – ответила ему Айви еще неокрепшим голосом. – Используя секреты из этой книги, можно обрести то, о чем фараоны только мечтали: бесчисленных почитателей, вечную силу и бессмертие.

– Как? – поинтересовалась я, делясь с ней всей своей силой, которую могла отдать. – Кое о чем я догадалась, но исправить ничего не смогу, пока точно не узнаю, что случилось.

Тетушка уселась в одно из кресел, будто обладала телом.

– Египтяне верили, что после смерти душа делится на три части: «ах», которая переходит в загробную жизнь; «ка», которая остается погребенной в могиле; и «ба», которая летает повсюду, заглядывает в гости и все в таком ключе.

– Хорошо.

Ну, это хоть немного походило на то, что я понимала под духами, за исключением полетов.

Айви кивнула на компьютер:

– В «Книге Мертвых» описан ритуал, позволяющий «ах» вернуться из загробной жизни. Тот, кто соединит в себе все части, превратится в создание двух миров и сможет привлекать силу мертвых для творения магии.

– Что насчет Братства? – вмешался Карсон. – Оно здесь каким боком?

Айви склонила голову, изучая его, и пояснила:

– Нужны жрец и прислужники, чтобы помочь усопшему воссоединить его дух. Он же все-таки усопший. Тот, кто несет на себе печать фараона – а им может быть любой, у кого хватит богатств и возможностей отбирать прислужников, – разделяет обладание этой силой.

– Ага! – ударила я рукой о стол. – Магические татуировки.

– Но когда мы столкнулись с Братством на кладбище, они уже занимались магией, – едва не закатил глаза Карсон.

Айви не знала наверняка, что именно он имел в виду, но мысль, судя по всему, уловила:

– Печать дает совсем немного власти, но чем больше у жреца частей души фараона, тем легче ему с прислужниками творить магию. Что, несомненно, очень кстати, когда исполняешь приказы повелителя. – Затем она посмотрела на меня и задала вопрос, которого я боялась больше всего: – Сколько частей Шакала у Братства?

Не было смысла скрывать.

– Все. Тень Оостерхауса – его «ба», я так понимаю – вынудила меня открыть для нее Завесу.

– Дейзи не виновата, – вставил Карсон, удивив меня. – Она пыталась спасти меня.

Образ Айви тревожно заколебался:

– Неважно, чья вина. Важно, что он с прислужниками теперь может сделать. Где он?

– На первом этаже, в египетском зале, – ответила я. – Мне удалось его привязать, но Братство загнало нас сюда в ловушку.

– Нельзя позволить им завладеть книгой. Если Шакал вырвется на волю, он призовет всех призраков Чикаго, чтобы напитаться силой. А если завершит ритуал, то сможет уйти куда угодно и заполучить все души в истории.

Я упала на стул и живо вспомнила слова Фин, мол, мы живем в ограниченном мире. Но все души в истории? Может быть, мир и не безграничен, но люди, которыми Шакал станет править, вряд ли заметят разницу.

– Как нам его остановить? – спросила я.

Айви мрачно задумалась:

– Он связан. Вы могли бы погрести его под землей и оставить разбираться с ним следующие поколения.

Я потерла раскалывающуюся голову:

– Сомневаюсь, что Чикаго придет в восторг, если я обрушу на Шакала этот милый музей. Так что погребение – точно не выход.

– Тогда надо придумать что-нибудь еще, – не сдавалась тетушка. – В книге есть указания, как вытащить «ка» Шакала из его могилы, но это возможно только сразу после воссоединения духа. Ты же этого не делала, так? – У меня был только наполовину связанный дух из статуэтки Анубиса, поэтому я мотнула головой, и Айви заметно расслабилась. – Тогда держу пари, его прислужники готовятся к той церемонии, надеясь, что она подействует и на твое новое связывание.

– И что будет, когда он освободится? – поинтересовался Карсон.

– Возрожденный фараон все равно останется лишь призраком, – объяснила она. – Ему нужно тело. На последнем этапе ритуала дух перейдет из могилы в живого человека. Носителя.

– Типа одержимости? – уточнил Карсон спокойнее, чем удалось бы мне.

Айви замешкалась, будто пробегая глазами текст в голове.

– Даже при идеальном замещении, эта область остается эзотерической. Но связь больше отдает симбиотическим характером.

Карсон о чем-то задумался, и между его бровями залегла глубокая морщина:

– Получается, у носителя будет сила Шакала?

Мне не хотелось, чтобы зашло так далеко.

– Что, если я отправлю его дух обратно за Завесу?

Решение казалось ужасно простым.

– Может сработать, – ухватилась Айви за идею с возрастающим энтузиазмом. – В книге есть предупреждение, что боги будут завидовать своему новому брату и могут попытаться отправить его обратно в загробную жизнь. Упоминалось о разрывании и рассоединении плоти духа.

– Звучит многообещающе, – оценила я.

– Но нужно сделать это до того, как он привяжется к носителю, а то на куски разорвет не только духа. Если Шакал знает о твоей способности открывать Завесу, – нахмурилась она еще сильнее, – то ты в смертельной опасности, Дейзи. Ты для него самая большая угроза. И самая большая награда. Если он тебя убьет, то завладеет твоей силой над вратами в загробную жизнь. И потом…

И потом Шакал получит доступ к духам и по ту сторону Завесы. Не просто ко всем духам в истории – ко всем душам в бесконечности. Что могло быть безграничнее?

– Этого не случится, – заявил Карсон.

Не знаю, что он имел в виду: вторжение в загробную жизнь или возможность того, что Шакал отправит туда меня. Мне правда было все равно, когда стажер говорил таким стальным голосом. Его убежденность согрела меня, хоть и стояли мы на расстоянии друг от друга.

Айви смерила Карсона долгим взглядом, но ответить ей помешал Халат, высунувший голову из кабинета:

– Эй, ребята. Вам надо взглянуть на кое-что. Или нас собираются спасти, или скоро случится нечто странное.

Мы с Карсоном переглянулись и направились в кабинет библиотекаря. На полпути я поняла, что Айви следует за нами, и повернулась к ней.

– Тетя Айви, – начала я, осознавая, что Карсон тоже остановился, прислушиваясь к разговору. Я задумалась над тем, чтобы разорвать нашу духовную связь, которая позволяла ему слышать Айви, но беспокоилась, что только вставлю лишних палок в колеса нашего сотрудничества. – Ты же понимаешь, что тебе оставаться очень опасно? Эти парни могут избавиться от тебя на раз-два, – щелкнула я пальцами.

– Я всего лишь клочок духа, Дейзи, – усмехнулась Айви. – Моя душа в безопасности в загробной жизни, и тела у меня нет. Но даже если бы было, мое место рядом с тобой.

Преклонение перед тетей грозило перерасти в искреннюю привязанность.

В кабинете Мэриан компания чудиков прилипла к другому рабочему ноутбуку, но все расступились, как только мы с Карсоном вошли. Марго, уже укутанная в вязаный шерстяной плед с дивана, задрожала, когда Айви просочилась сквозь стену.

Когда умру, хочу быть как тетушка – духом, который сам пробивает себе двери.

Мы сгрудились у экрана, как бездомные толпятся вокруг костра, чтобы согреться. Халат сумел взломать камеры наблюдения, используя свои «техномагические» способности. Из-за темноты и дождя картинка была сепией и размыта, но я смогла различить целую кучу машин, фургонов и вспышек света.

57
{"b":"222145","o":1}