ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Его взвешенное самообладание напугало меня больше, чем пылкая просьба.

– Знаешь же, что выпущу. Только почему твои слова больше похожи прощание, чем на план?

Мое беспокойство заставило Карсона смягчиться, и он тихо рассмеялся:

– Я не собираюсь прыгать в жерло Роковой горы с Кольцом Всевластия или что-нибудь в этом роде. Но меня могут посадить в тюрьму. И ты, возможно, больше не захочешь меня видеть. Так что я составляю запасной план.

– Не валяй дурака.

Он все еще удерживал меня за плечи, и я начала его отталкивать, но каким-то образом в итоге наоборот ухватилась за него, стискивая в кулаке ткань рубашки.

– Ой. – Карсон накрыл мою руку своей. – Джонсон оставил там пару синяков. Осторожнее.

– Осторожнее? – Я стукнула его в надежде, что так до упрямца дойдет лучше. – Ты говоришь о встрече с мегапризраком, который воскрешает чертовых мертвецов. Почему бы тебе не взять с собой кого-нибудь, кто может управлять привидениями, придурок?

– Я буду скучать по этому милому прозвищу, солнышко.

– Нет, не будешь, потому что я пойду с тобой.

Я выдернула руки из хватки Карсона и снова попыталась оттолкнуть его на шаг назад. Но стоило пальцам дотронуться до его плеча, как по мне прокатилось потрясение, вызывая гусиную кожу и рождая дрожь по всему телу. Нехорошую дрожь.

Дрожь духа.

– Что это? – требовательно спросила я с возрастающей ноткой… всего. Паники, боли от предательства, истерики. Потому что такой шок от прикосновения к живой коже я почувствовала только однажды, когда дотронулась до тату МакУблюдка в музее Сент-Луиса.

Печать Черного Шакала.

Карсон закрыл глаза и испустил вздох сожаления и безысходности:

– Вот об этой своей ошибке я и говорил. И потому ты не можешь со мной пойти. Ты хочешь отправить Шакала обратно в загробную жизнь, а я не могу позволить этому случиться. Пока не могу.

Я не понимала смысла его слов и не могла двинуться с места, когда стажер потянулся заправить мои волосы – как не смогла противиться внезапной тьме, выбившей почву у меня из-под ног.

Придурок меня вырубил. Затем подхватил сильными руками, коснулся шеи теплым поцелуем и прошептал на ухо:

– Не презирай меня слишком сильно, Дейзи. И не забудь о моей маме.

А потом все исчезло.

Глава 32

– Дейзи Гуднайт, ты задержана по обвинению в препятствовании федеральному расследованию, уклонении от взятия под стражу, попытке угона транспортного средства…

Наверное, список моих прегрешений был куда длиннее, но голос агента Джерарда слился с гудящим воем в моей голове. Когда прибыл спецназ, я лежала на диване в кабинете Мэриан, и Джерард в красном аварийном освещении выглядел самим дьяволом.

– Ты не можешь арестовать ее, пока она в полубессознательном состоянии, – возразил агент Тейлор.

Очнулась я не от того, что в дверь пробивался вооруженный отряд, а от прикосновения Тейлора к моему плечу. Я чуть не расплакалась, увидев его родное преданное лицо.

Я чуть не расплакалась по многим причинам. И пульсирующая в черепе боль была далеко не самой главной.

Я злилась, обижалась и бесилась на саму себя за то, что мне больно, но все эти эмоции поглощало, словно затаившийся внутри меня лев, беспокойство за Карсона – беспокойство почти такое же сильное, как ярость.

Как давно он меня предал? Если он был в курсе плана Братства, то обладал просто невероятным актерским талантом. И неприязнь между ним и Джонсоном казалась настоящей. Но, так или иначе, стажер с самого начала много чего от меня скрывал.

«Если бы ты могла отправить убийцу родителей в ад пораньше?»

Карсон не стремился к власти. Он жаждал мести.

– Нам пора, сэр, – подал голос один из ребят в черной форме. Такая же красовалась и на обоих агентах.

– Подождите секунду, – попросила я, медленно принимая сидячее положение. Возможно, медленнее, чем необходимо. Мне нужно было подумать.

Тейлор примостился рядом, глядя на меня так, будто я вот-вот рассыплюсь. За ним я увидела своих музейных товарищей, отиравшихся возле Джерарда.

– Не арестовывайте ее, – вступился за меня Халат. – Она спасла нас от мумий и громадного льва.

– Сэр, – капитан Униформа встал между чудиком и агентом, – все вы подверглись воздействию галлюциногенов и должны покинуть здание и получить медицинскую помощь.

Джерард уже снова повернулся ко мне:

– Где твой приятель, мелюзга? Изображает внизу Крепкого Орешка?

Я попыталась поднять на него взгляд, но от усилия заболела голова.

– Даже. Не. Начинай.

– Сэр, – поднявшись, Тейлор оказался лицом к лицу со старшим агентом, – хочу напомнить, что мисс Гуднайт находилась в заложниках сорок восемь часов. И мы нашли ее без сознания в оккупированном террористами здании… – Тейлор проигнорировал фырканье Джерарда. -…Так что, может, дадим ей передышку?

Джерард выглядел так, будто его сейчас удар хватит, а я действительно не хотела, чтобы меня арестовали или чтобы у Тейлора были проблемы, поэтому вытащила из рукава туз:

– Не злитесь на меня, спецагент Джерард. Я могу предоставить вам достаточно улик против Девлина Магуайра.

Капитан Униформа уже стоял в дверях:

– Мы правда больше не можем терять ни минуты, сэр.

Джерард наградил меня долгим взглядом, как будто негодуя от моего предложения, но в конце концов выплыл из кабинета и присоединился к остальным в читальном зале. Тейлор взял меня за руку и помог подняться. Я не удержала равновесия и упала ему на грудь. Не нарочно, но очень кстати.

– Я не могу уйти, – прошептала я.

– Дейзи, – начал Тейлор, удерживая меня за плечи, – ты должна. Как только все вы будете в безопасности, отряд начнет штурм.

– Им нельзя, – отступила я, высвобождаясь из объятий. – Где-то внизу не только Карсон и Алексис, но еще и монстр – сумасшедший, который способен на такое, что ты даже вообразить не в силах.

– Поэтому им займутся специалисты. – Он говорил профессиональным успокаивающим тоном, и мне это не нравилось. – Они сделают все возможное, чтобы не навредить гражданским. Мы запрещаем Магуайру входить в здание для ведения переговоров, а тебе я запрещаю…

– Магуайр! – Я заставила себя понизить голос, потому что действительно казалась взбудораженной, и это мне тоже не нравилось. – Ему нельзя сюда входить!

– Именно это я только что и сказал.

– Он с самого начала был во всем замешан! Знал о Черном Шакале и наверняка о Братстве…

– Имеешь в виду похитителей? – переспросил Тейлор, глядя на меня так, словно я на самом деле слетела с катушек. – Ты что, всерьез полагаешь, будто он похитил собственную дочь?

– Может быть.

Звучало бредово, но без этого похищения мы с Карсоном не вышли бы на охоту за частями духа Оостерхауса.

– Но зачем?

– Ради власти. Не знаю, я еще не до конца во всем разобралась. Что-то о симбиотической связи…

Я думала вслух, бормоча приходящие в голову мысли. Капитан Униформа снова появился на пороге, как отец, объявляющий о комендантском часе.

– Агент Тейлор, – сказал он не терпящим пререканий тоном, – все ушли. Остались только вы.

Тейлор взял меня за руку и не торопясь повел на выход.

– Клянусь, что не схожу с ума, – прошептала я, как только капитан повернулся к нам спиной. – Пули здесь не помогут. На самом деле мертвецы только усложнят дело в миллионы раз. Все просто супер-странно, Джек. Поверь мне.

У нас был уговор, что я не стану называть его Джеком до своего восемнадцатилетия. Сложившаяся ситуация требовала отчаянных мер.

Сработало. Тейлор замер в дверях и повернулся ко мне, мрачный и раздираемый противоречиями:

– Дейзи, если ты не подчинишься, не уверен, что смогу помешать Джерарду арестовать тебя.

– Джек, – снова использовала я это имя, – если я не вмешаюсь, Чикаго превратится в призрачный город. В буквальном смысле.

Тейлор изучал меня пристальным взглядом. В красном аварийном освещении его лицо приобрело резкие очертания.

59
{"b":"222145","o":1}