ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Если забыть о том, что его отец приказал убить его мать. В оригинале не так было.

– Неважно, – тяжело вздохнула она. – Если бы знала, то просто попросила бы его помочь. Ухищрения очень утомляют.

Алексис говорила так, будто у нее имелись планы на Магуайра – и на Карсона, кажется, тоже. Он, должно быть, с ней заодно, но, даже если у него есть тайный план, как-то сомнительно, что в нем стажер учел факт социопатии своей единокровной сестры.

– Но что в итоге получишь ты? – полюбопытствовала я.

Тейлор однажды заметил, что иногда лучший прием при допросе – замолчать и позволить подозреваемому выболтать все секреты. Это как навязчивая идея, и не важно, чувствуют они вину или гордость за то, что сделали.

Алексис? У нее о вине речи вообще не шло.

– Власть. И династию, конечно. – Она проверила телефон очень деловым жестом. – Мне нужна помощь Карсона, а это значит, ты все еще полезна. Он почти все испортил, дав тебе шанс сбежать. Но ты здесь, – сверкнула она еще одной ухмылкой. – Люблю, когда все идет по плану.

У меня случилась вспышка озарения. Не хорошая, типа «выбирайся-живой-из-этой-передряги-со-всеми-о-ком-заботишься», а плохая, типа «это-дерьмо-гораздо-глубже-чем-я-думала». Лучше бы я держала рот на замке, но мне нужно было проверить свою догадку:

– Ты внушила Магуайру, что он хочет убить мать Карсона?

Улыбка исчезла с лица Алексис, и что-то смертоносное промелькнуло во взгляде.

– Можно ли меня винить? Я случайно обнаружила, что у меня есть брат. А уж когда узнала, что у него такие же странные способности, как у меня… Разумеется, я захотела, чтобы он жил с нами. Я всегда хотела брата или сестру, а папа – сына. Все в выигрыше.

– Кроме мамы Карсона.

Алексис безразлично пожала плечами:

– Пора спускаться. Папа пробрался внутрь, и все готово. Но, так как Карсон только ко мне присоединился, а ты немного непредсказуема, думаю, тебе тоже нужно вздремнуть.

– Подожди! – воскликнула я…

И тут же провалилась во тьму. Снова.

А очнулась от мерцающего света фонаря на иероглифах и монотонного бормотания мужских голосов. Руки болели, и, попытавшись шевельнуться, я поняла, что они связаны за спиной вокруг основания статуи Анубиса в реконструированной гробнице внизу музея – там, где все началось, – а сама я сижу на полу.

«Вы что, издеваетесь, что ли?»

Связанная и с кляпом, как свинья на вертеле.

Я не могла говорить. И чувствовала себя так, будто рот забит старыми вонючими носками.

Кошмарные деформированные тени голов и фигур в мантиях вырисовывались на потолке и стенах. Члены Братства, вырядившееся в маски шакалов и какие-то балахоны, образовывали передо мной полукруг, и все выглядело одновременно очень странно и устрашающе. Их бормотание напоминало ритуальные песнопения и пробуждало в воздухе что-то вроде электричества, потенциальную силу. Как будто они могли призвать что угодно и получить ответ.

Полукруг упирался в алтарь, и это меня тоже насторожило. За ним стоял Девлин Магуайр. По левую от него руку – дочь Алексис, а по правую – сын Карсон с устремленным вперед взглядом. Династия во всем ее великолепии.

Большой босс молитвенно вскинул руки. Бормотание упало до гула, и Магуайр перекрыл его своим голосом:

– Братство Шакала сформировалось. Мы призываем нашего учителя и повелителя, Черного Шакала, и предлагаем ему тело, дабы он возродился и мы разделили его славу.

«Нет, вы точно издеваетесь».

Глава 34

Тело?

Древние египтяне не приносили людей в жертву. И все-таки меня привязали к статуе шакала по центру образованного Братством полукруга, как какое-то подношение.

Я сумела принять сидячее положение с прижатой к пьедесталу спиной, заломленными назад руками и запястьями, привязанными к чему-то гибкому, но крепкому по другую сторону. Я на пробу дернулась пару раз, и это что-то дернулось в ответ с очень раздраженным мычанием.

О! Так вот где Тейлор. Хорошо, что его не отдали льву на закуску, но все-таки я бы предпочла его здесь не видеть.

А Карсон… Карсон по-прежнему на меня не смотрел. Так и стоял, весь подобравшись и стиснув зубы. Должен же он придумать способ хоть как-нибудь мне намекнуть о своем замысле!

Внезапно рядом появилась Айви. Я подпрыгнула, натянув веревки, и чуть не забыла, что нельзя говорить с ней вслух.

– Я так сожалею, что не осталась присмотреть за тобой, – виновато произнесла она, но тут же вернулась к деловому тону: – Мне показалось важным провести разведку.

– Уходи! – приказала я. – Тут же Шакал под боком! Совсем свихнулась?

– Я уйду. Но сначала поделюсь с тобой тем, что выяснила. – Тетушка взглянула на семейство Магуайр позади алтаря. Все замерло, но лишь в сравнении со скоростью, с которой Айви тараторила мне в экстрасенсорном измерении. – Юноша на тебя не посмотрит, потому что не хочет, чтобы тебя использовали против него. У него есть план. Это катастрофически дурацкий план, но мне никак его не остановить.

– Откуда ты знаешь? – спросила я, все еще за нее опасаясь. Впрочем, меня терзало нехорошее предчувствие, что плохо придется нам всем.

– Я с ним говорила. – И не успела я сформулировать вопрос, как тетя задала встречный: – Хочешь сказать, он не умеет говорить с мертвыми, как ты?

– Нет. Но он может позаимствовать эту способность.

До настоящего времени у него получалось, лишь когда мы касались друг друга или нас разделяло небольшое расстояние. Но на Карсоне печать Шакала, а это в корне меняло игру. Мое дурное предчувствие подсказывало, что стажер не только способность общаться с мертвыми у меня позаимствовал.

– Он хочет отправить Черного Шакала обратно за Завесу.

– Он думает, что у него получится, да.

И это еще не все. Я знала, что имел в виду Магуайр, когда говорил про подношение Шакалу тела. Он имел в виду не жертву, а носителя. Если Магуйар решил, что сможет подчинить себе всю эту власть, он ее примет. И вряд ли Карсон расстроится, если вместе с Шакалом отправит в загробную жизнь и своего папашу.

У нас заканчивалось как экстрасенсорное, так и обычное время. Я чувствовала, как мечется Шакал в путах, которыми я привязала его к основанию здания. Дальше этой комнаты он уйти не мог.

– Иди, – поторопила я Айви. Жаль, не могла силой отослать ее прочь. – Он приближается…

Тетушка ушла, мимолетом задев меня и не тратя время на слова. Исчезла, на самом деле исчезла, и оказалась в безопасности.

Время для меня вновь стало течь как обычно, и я посмотрела на алтарь. На шее Магуайра билась жилка. Он стоял в своем костюме, будто тот был парадным облачением. И я ощутила что-то еще, некий приглушенный экстрасенсорный гул. Прямо как в кабинете Магуайра. Где бы ни содержалась душа матери Карсона прежде, сейчас она находилась здесь. В месте, где мафиози собирался возродить пожирающего духов монстра!

До чего же наглый болван!

Вряд ли Карсон тоже мог это почувствовать. У меня ушло почти восемнадцать лет, чтобы научиться пользоваться своим даром. С чего стажер взял, будто сходу сумеет его подчинить?

Ответ прост: Карсон – сын наглого болвана.

Воздух замерцал, и внутри образованного братьями полукруга материализовался Черный Шакал. Он принял личину шакалоголового бога, но сквозь эту иллюзию я видела тень Оостерхауса. Красивого, молодого, подтянутого… и с обнаженным торсом, как Юл Бриннер в роли Рамзеса.

Он упер руки в бока и с презрительной усмешкой принялся изучать окружающую обстановку. Когда я очнулась, гробница показалась мне реальной, но за настоящими артефактами высились черные выставочные стены, а факелами оказались всего-то карманные и электрические фонари. Не более чем декорация для явления самопровозглашенного полубога.

– Добро пожаловать, мой повелитель, – заговорил Магуайр с алтаря, как если б сидел за столом в конференц-зале. – Как видите, мы готовы продолжить ритуал.

61
{"b":"222145","o":1}