ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Минуточку. Я и так на его месте.

Магуайр завершил разговор и, поднимая волну воздуха, развернулся к следующему пункту на повестке дня. Ко мне.

– Так это и есть экстрасенс ФБР.

Он обошел стол и осмотрел меня с головы до ног:

– Вы совсем не то, что я ожидал.

Я пожала плечами:

– В сотый раз слышу.

Он слегка улыбнулся, однако выражение глаз не изменилось:

– Сдается мне, так оно и есть.

– Сожалею о том, что произошло с вашей дочерью, – произнесла я, потому что правда так считала. – Вы, должно быть, очень беспокоитесь.

Моя искренность, казалось, удивила его, но в ответ он лишь кивнул и перешел к делу. Полусидя на столе, сцепив ладони в замок и устроив их на бедре, Магуайр продолжил:

– Уверен, вы догадываетесь, что причиной вашего пребывания здесь является Алексис.

– Угу, кстати, об этом, – откликнулась я с бравадой, заставившей Карсона легонько сжать мою руку в предупреждающем жесте. – Не могли что ли просто выслать лимузин?

– Садитесь, мисс Гуднайт. – Мистер Магуайр указал, довольно вежливо, на одно из кресел перед письменным столом. Сидеть не хотелось, но моя кузина Ами всегда говорит: «Думай, с кем бодаешься», поэтому я послушалась.

Кресло тоже оказалось громадным и просто поглотило меня. Что, уверена, было сделано не из расчета запугать посетителей или нечто в этом духе.

Карсон придвинулся к правой руке своего босса – скорее символично, чем случайно, а?

Магуайр снова заговорил, словно наша встреча была совершенно нормальной:

– Приношу извинения за доставленные неудобства и за то, что недопонимание привело к подобному недоразумению. Но мне необходимо ваше содействие. Без вмешательства ФБР.

Тут и ежу понятно, почему он не желает вмешивать в свои дела федералов. Хотя, что бы я, говоря экстрасенсорным языком, ни увидела, в суде не примут.

– Не уверена, что могу вам помочь, мистер Магуайр, – вежливо отозвалась я, раз уж мы притворяемся, будто все нормально. – Ваша дочь не мертва.

Мафиози, казалось, не удивился:

– Рад слышать, поскольку сегодня ранее я получил требование выкупа.

– Так и знала! – Я хлопнула по обтянутому кожей подлокотнику. – Конкретно так и сказала.

Магуайр лишь приподнял бровь:

– Вижу, я принял правильное решение, доставив вас сюда, чтобы найти Алексис, пока с ней не произошло ничего плохого.

Мою бурную радость как водой смыло.

– Если не считать, что в моем деле есть некая специализация. Я не могу читать с живых.

– Не можете? – осведомился Магуайр и через секунду добавил: – Или не хотите?

Он изучал меня словно необычный экземпляр – каким, гарантирую, я и являюсь, – но в его пристальном взгляде чувствовалось нечто весомое, как и в многозначительной паузе между репликами.

– Не могу, – твердо заявила я.

Истина находилась достаточно близко, поэтому я не чувствовала вины из-за того, что не оставила исключений в своем резюме. Я в силах прочесть мысли умирающего человека даже по монетам, что лежали в его кармане, когда беднягу сбил автобус. Но пытаться прочесть впечатления живого – все равно что отвечать по мобильнику, сидя в лифте на дне Большого каньона.

Впрочем, что я на самом деле опустила, так это сколько умершие рассказывали о живых. Например, радиоактивная концентрация фантомной энергии в этой комнате со временем заставила бы нормального человека ерзать как на иголках, и тем не менее вот он, Магуайр, спокойный, насколько возможно. У этого мужчины железная воля и тефлоновые нервы, и я в глубокой заднице, если он не поверил, что мои способности не принесут пользы.

– Мисс Гуднайт… Могу я называть вас Дейзи? – Он принял мое согласие как само собой разумеющееся, говоря с прямотой в духе «мы-здесь-все-друзья», что отлично показывало, насколько мы не друзья. – Я даю тебе возможность быть со мной предельно откровенной. Если же я обнаружу, что ты ей не воспользовалась, то доволен не буду.

– Послушайте, – нагло выпалила я, – мы тут о необъяснимых силах вселенной разговариваем, а не о правилах игры в «Донки Конг» или типа того.

Карсон кашлянул, словно подавился смешком. Магуайр глянул на него, больше расчетливо, чем с любопытством, и стажер тут же пришел в себя.

Большой босс снова повернулся ко мне, внезапно меняя тему:

– Ты голодна? Могу организовать сэндвичи.

Я хотела отказаться, потому как сомневалась, что смогу хоть что-нибудь проглотить, минуя ком в горле. Но желудок не знал, в какой передряге мы с ним оказались, и громко заурчал.

– Принимаю за положительный ответ, – обронил Магуайр и вытащил свой блэкберри, чтобы настрочить текст.

– Мистер Магуайр, – начала я, как только он отправил заказ в «Куизнос» или куда-то там еще. – Я готова посмотреть, смогу ли почувствовать чьи-либо следы, живого или мертвого, на вещах Алексис. Но обещать ничего не могу.

– О, думаю, сможешь. – Он оторвал от блэкберри базальтовый взгляд: холодный, черный и ничего не выражающий. – Просто нужно подобрать правильную мотивацию.

Узел страха в моей груди, наличие которого я настойчиво игнорировала, затянулся еще туже. Я глянула на Карсона, обещавшего, что все будет в порядке. Тот буравил взглядом пол и играл желваками. Бесполезно. Если стажер пытался передать мне сообщение, то сегодня не мой день, потому что я никогда не учила Азбуку Морзе для засранцев.

Дверь открылась, и я подскочила. Вот и вся моя бравада.

Я узнала вошедшую женщину, хоть она и сменила полицейскую форму на кожаную куртку и футболку с британским флагом. У дамочки были коротко стриженные, стоявшие торчком платиновые волосы, а из макияжа – только черная подводка для глаз. Женщина походила на эльфа-панк-рокера.

– Это Лорен, – представил блондинку Магуайр, как только та заняла свое место рядом с ним. – Именно она предложила привести тебя, когда ее попытки установить местонахождение Алексис с помощью магии потерпели неудачу.

Я моргнула, поскольку это прозвучало так, будто он вдруг заявил, что держит на службе ведьму. Неожиданно, даже для меня. Но объясняло, как этой Лорен удалось пройти в полицейский участок и выйти со мной на буксире. Я не почувствовала бы иллюзии или дезориентирующего заклинания, потому что это не мой профиль.

Вот блин. Разве быть похищенной и насильно удерживаемой обычной преступной группировкой недостаточно плохо? Я уже так глубоко вляпалась, что света белого не вижу.

Я экстрасенс. Умение чувствовать фантомов и следы духов больше относится ко мне самой, чем к тому, что я делаю. Но магия? Все, что мне известно о магии, пришло из наблюдений за ведьмами в моей семье, и я не уверена в этом сравнении. Заклинания Гуднайтов очень скромные, ничего особо яркого… Ну, кроме случаев, когда речь идет о кузине Фин.

Держу пари, Магуайр ожидал от своей ведьмы большой яркости. И, судя по ее самодовольной улыбке, получил.

Карсон, когда я взглянула на него, не казался встревоженным разговором о волшебстве. Его как будто вообще ничего не беспокоило – так хорошо он скрывал свои чувства. Однако на сей раз стажер все же поднял на меня глаза, и я вспомнила, как он говорил мне, мол, делай, что скажут, и все будет нормально.

Поэтому я напустила на себя вид, словно оседлала волну, а не тонула в ней.

– Какие заклинания вы уже испробовали? – поинтересовалась я, как один профессионал у другого.

Ведьма не ответила мне той же любезностью:

– Всякие. – Она явно скучала или, может, подстраивалась под меня. – Гадание, заклинание локализации… и немного дезориентации, чтобы скрыть от дружка-фэбээровца твое исчезновение. Он думает, что ты благополучно уложена в кроватку, лечишь сном головную боль. – Лорен выглядела довольной собой, потому что гордилась своими колдовскими штучками, а может, просто была сукой. – Ну, вдруг тебе интересно…

Не интересно. Я не сомневалась, что в ближайшее время Тейлор начнет меня искать. У моей бравады выпало дно, оставив пустую болезненную дыру, где я держала утешительные мысли о своем спасении. Но сейчас я предоставлена самой себе. Быстрый взгляд в сторону Карсона показал, что тот снова вышел из зоны доступа, избегая встречаться со мной взглядом. Он мог не желать мне никакого вреда, но это не превращало его в союзника.

9
{"b":"222145","o":1}