ЛитМир - Электронная Библиотека

Представить, что бабушка когда-то была девочкой, было трудно, практически невозможно.

– А может, и прабабушкины! Давай ищи своего человечка. Если и тут нет, значит, ты потеряла его в городе.

Алиска повторного приглашения ждать не стала и с азартом принялась за раскопки.

Чего тут только не было! Игрушки для детей всех возрастов: от погремушек, таких старых, что они выцвели до белизны, до первого советского компьютера «Электроника». Кубики, ржавые детали немецкого конструктора, игровые фишки, стрелы с присосками, настольные игры, солдатики и куклы, куклы, куклы… Слабый свет мобильника выхватывал из темноты одно лицо за другим. А чьи это такие огромные зеленые глаза на чумазом личике?

– Какая симпатичная! Мам, можно я возьму ее с собой в город?

– Нет! Это старые грязные игрушки, их специально сюда положили, чтобы они не валялись под ногами… Кстати, ее зовут Орбита.

– Откуда ты знаешь?

– Давным-давно это была моя кукла. А это, – мама взяла в руки куклу с пыльными розовыми локонами, – Ле… или Ла… ну вот, забыла. Когда-то это была очень дорогая кукла. Посмотри, из какой нежной резины она сделана – почти как человеческая кожа! А вот эта пластмассовая малышка стоила копеек тридцать…

– Тридцать копеек?

Алиска залилась смехом, показывая, что оценила мамину шутку.

– Не веришь? Между прочим, на двадцать копеек можно было купить стаканчик мороженого… А вот этот красивый черноглазый мальчик – Доминик… А это – крошка Дженни… – Мама словно сама удивлялась тому, что еще помнит их имена.

– Наверно, им очень скучно лежать в сундуке, – подумав, сказала Алиска. – Так одиноко и так страшно!..

– Не думаю. Скорее всего, они спят. И видят сны.

– О том времени, когда ты была маленькая и с ними играла?

– Дети вырастают, – словно извиняясь, сказала мама. – А куклы… отправляются в сундук.

– Мам, ну давай заберем их?

– Нет. Вот еще, тащить в город всякий мусор! У тебя и так целый шкаф принцесс и феечек, зачем тебе еще и эти?

– Бедные! – Алиска c состраданием погладила зеленоглазую куколку. – Такие некрасивые, такие пыльные и никому не нужные…

Неожиданно она умолкла, не веря своим ощущениям. В этом насквозь промерзшем доме куклы показались ей теплыми…

– Все, – сказала мама и выключила фонарик. – Твоего человечка тут нет, это ясно. Уже почти темно, надо ехать.

Вместе они опустили крышку сундука и вышли из сумрачного дома наружу. Улица встретила их буйным снежным вихрем.

– Шикамару, – обернувшись, шепнула ветру Алиска. – Прости, что я тебя не нашла. Но знай, что я про тебя не забуду и обязательно за тобой приеду! Ты не будешь брошенным… как они…

Перед глазами у нее встали чумазые лица ненужных кукол из сундука.

– Охраняй их, пока я не вернусь…

С глухим грохотом захлопнулась входная дверь. Мама с Алиской пошли к машине.

И дом снова погрузился во тьму и безмолвие – до следующей весны.

Глава 1

Как они проснулись

Зима – ночь года. А ночью положено спать.

Спят корни, зарываясь глубже в землю, подальше от мороза.

Спят деревья, сбросив листья, чтобы через них под кору не проник холод и не выстудил соки.

В пруду спят рыбы и лягушки, вмерзнув прямо в лед. Весной лед растает, и они проснутся. Подо льдом, в холодной грязи, спит прочая водяная мелюзга.

Старинный дом тоже спит под легким снежным одеялом и во сне видит тех, кто когда-то в нем жил. Иногда ему даже кажется, что внутри поселились призраки. По стенам висят пожелтевшие фотографии стариков и старушек. Их имена давно забыты. Но остались лица: морщинки, улыбки, смеющиеся глаза. Кажется, позови – и ответят…

* * *

На рассвете следующего дня – когда снег замел следы на крыльце и тропинке и отпечатки шин у калитки, и стих ветер, и взошло солнце – в большом сундуке раздалось шебуршание.

Шорох становился все громче, затем сменился негромким скрипом. Чуть приподнялась крышка, и в щель высунулся кубик. А потом в сумрачном нутре сундука заблестели большущие, почти кошачьи зеленые глаза.

– Меня кто-то звал? – раздался громкий осторожный шепот.

В щель проскользнула стройная фигурка и ловко спрыгнула на пол. Ойкнула, встала и начала отряхиваться. Пыль с нее так и летела.

Зеленоглазая кукла с кошачьими глазами и взлохмаченными рыжими волосами чихнула и посмотрела по сторонам. На ее симпатичном личике выразилось удивление:

– Ой, как тут холодно! И как грязно! Где это я?

Но на ее вопрос никто не ответил.

– Так, – кукла огляделась. – Играем в прятки! А ну-ка, погромче – ЕСТЬ ТУТ КТО ЖИВОЙ?!!

В сундуке снова что-то зашуршало, и детский голос пропищал:

– Мам, это ты?

– Нет, это я, Орбита! Вылезай, Дженни, я тебя узнала.

– А где моя мама?

Дженни высунулась из щели – крошка с короткими русыми волосами, решительным взглядом и дерзким острым носиком, похожим на клюв маленькой птички. Сразу было видно – характер у нее непростой.

– Это ты меня разбудила? – спросила она, бесстрашно спрыгивая на пол с высоты.

– Нет…

– А я услышала во сне свое имя и проснулась!

– Хм, – задумчиво хмыкнула Орбита. – Честное слово – я слышала свое имя!

– А вот и нет, имя было мое! – раздался в сумраке глуховатый голос.

Из сундука выглядывал бледный черноглазый мальчик по имени Доминик.

Кукольный домик - i_001.png

– Привет, девчонки. Ну вы и чумазые!

– На себя посмотри! – хором ответили девчонки.

Теперь, когда предрассветный сумрак понемногу рассеивается, они уже вполне могли разглядеть друг друга. Они не виделись очень давно – и если бы им кто-то объяснил сколько, они бы и не поверили. Ведь для кукол, как и для детей, время течет по-другому.

– Слушайте, а где мы? – спросила Орбита. – Как мы тут оказались?

И снова ей никто не ответил. Потому что ответа никто не знал.

– Может, мы на помойке? – неуверенно сказал Доминик.

– Или нас украли пираты, и мы сейчас в трюме пиратского корабля, плывущего по морю? – предположила Дженни.

– А почему тогда нет качки? Где волны?

– Может, мы сели на мель!

Орбита закончила отряхиваться от пыли, с сожалением оглядела свои замызганные шорты и футболку.

– Чего там гадать? Пошли на разведку, ребята!

* * *

Пыльная темнота кладовки сменилась сумраком старого дома. Куклы невольно замедлили шаги и остановились в дверях, оглядываясь с недоумением и страхом. Промозглая сырость, ледяной пол, иней на стенах… Это место выглядело таким же нежилым, как внутренности заброшенного холодильника. Все было серым и сонным. Только в окнах понемногу разгорался бледно-розовый рассвет. В его свете куклы начинали узнавать знакомые вещи.

– Мне кажется, это Дача, – шепотом сказал Доминик.

– Похоже, – признала Орбита, ежась не то от холода, не то от страха. – Но с ней случилось что-то… очень нехорошее.

– На Даче всегда было тепло и светло! – возразила Дженни. – А здесь – темно и холодно.

– Тепло было потому, что нас привозили на Дачу летом, – сказал Доминик. – А каждую осень увозили в город. Но, судя по всему, прошлой осенью нас тут оставили.

– Не просто оставили, – уточнила Дженни, – а зачем-то запихнули в сундук. Хотела бы я узнать, с какой целью?

– Прошлой осенью? – недоверчиво проговорила Орбита. – Судя по слою пыли на моих волосах, уж никак не меньше чем позапрошлой.

– Может, тут побывала злая фея? – предположила Дженни. – Помните, как в сказке «Спящая красавица»? Пришла и усыпила всех – и нас, и дом, и деревья, и солнечный свет… А король с королевой, то есть хозяева, заплакали и ушли, и вокруг дома вырос шиповник…

– Что же тут случилось?! – воскликнула Орбита. – Почему мы остались тут совсем одни?

– Может, я подскажу? – раздался новый голос. – Когда нас разбудили, мне как раз снился один сон…

2
{"b":"222169","o":1}