ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Просветленные видят в темноте. Как превратить поражение в победу
Последний Фронтир. Том 2. Черный Лес
О чем говорят бестселлеры. Как всё устроено в книжном мире
Мужчина мечты. Как массовая культура создавала образ идеального мужчины
Говорит и показывает искусство. Что объединяет шедевры палеолита, эпоху Возрождения и перформансы
Привычки на всю жизнь. Научный подход к формированию устойчивых привычек
О рыцарях и лжецах
Психбольница в руках пациентов. Алан Купер об интерфейсах
Забойная история, или Шахтерская Глубокая

– Ого! – восхитилась Дженни, заглядывая внутрь. – Пещера! Ау-у-у!

Эхо отразилось от стенок, полетело куда-то вверх – и там, наверху, волчьим воем отозвался далекий ветер.

Вслед за Дженни все забрались внутрь печи. Их окружила странная, бархатистая чернота закопченных стен. Ноги по колено погрузились в пушистый пепел. Он был такой легкий, что взлетал при каждом шаге.

– Это был дом огня, – тихо сказала Орбита. – А теперь он такой же брошенный, как все вокруг. От пламени остался только пепел. Мы ходим по мертвому огню…

– Пепел остался от дров, – возразила Малышка. – А огонь – это летучий дух. И его вполне можно призвать обратно.

– Как?

– Надо его подманить.

– На что?

– На еду, конечно! Ну-ка, помогите мне!

Работа закипела. Сначала выгребли на железный лист лишний пепел.

– Смотрите, я черт! – гордо сказала Дженни, перемазанная в саже с головы до ног. Впрочем, остальные выглядели не чище. Орбита, хмурясь – она не любила грязь, – собрала рассыпанный пепел в круглую жестяную банку, которую нашла за печкой.

Тем временем Малышка сложила прямо внутри печки высокий шалаш из колючих яблоневых веток и обложила его берестой.

– Дух огня будет жить в этом домике? – разрываясь от любопытства, спросила Дженни.

– Нет, не будет. Он его съест.

В середину шалаша Малышка поместила березовое полено.

– Это самое вкусное угощение, – объяснила она. – Но маленький дух огня не сможет его разгрызть. Прежде ему надо подрасти и съесть что-то попроще. Например, вот это…

Малышка взяла маленький скрученный кусок бересты и положила его на порог шалаша.

– А теперь отойдите к двери, и стойте там тихо-тихо! Я кое-кого позову…

Она наклонилась над берестой и запела волшебную песню-заклинание:

Приходи, саламандра,
угощенье готово!
Приходи, саламандра,
говорю тебе снова.
Отгони тьму и стужу,
старый дом пусть проснется,
утоли вечный голод,
и тепло к нам вернется.
Ждет тебя угощенье:
береста – славный ужин.
Мы сложили поленья,
твой огонь нам так нужен!
Приходи, саламандра,
погости в нашей печи!
Приходи, саламандра,
угли будут горячи…

Сначала ничего не произошло. Но вдруг Дженни схватила за руку Орбиту, которая усиленно делала вид, что ей совсем не интересно, и взволнованно прошептала:

– Смотри, там кто-то есть!

Береста зашевелилась, и из-под скрученной полоски коры вылезла крошечная серая ящерка. Все у нее было серое – и спинка, и лапки, и хвост, и глаза, и даже язык.

– Ой, какая маленькая! – не удержалась Дженни. – Меньше меня!

Ящерка посмотрела на нее и аккуратно откусила кусочек края бересты. Дженни снова ойкнула и попятилась: глаза ящерицы медленно загорелись изнутри, словно угольки.

Береста вдруг полыхнула.

– Все назад!

Малышка, словно опомнившись, вскочила и замахала руками:

– Уходим, уходим!

Они едва успели выскочить. Позади них вдруг завыла тяга, взвилось пламя, пахнуло жаром. Дженни, вылезая из печки, не удержалась, оглянулась. Ящерка глядела ей вслед. В пасти она держала бересту, и береста пылала! А сама ящерица выросла в два раза, и стала прозрачная, оранжево-красная!

Орбита выдернула Дженни за руку из печки. В следующий миг Доминик захлопнул за ее спиной дверцу.

Кукольный домик - i_004.png

– Глупые девчонки! – прошипел он. – Если бы не я, она бы сейчас выскочила!

– Кто она?! – воскликнула Дженни в восторге.

– Что это за волшебное существо? – насела Орбита на Малышку.

– Дух огня – саламандра. Я разбудила ее своей песней, позвала, и сейчас она кушает. Бедняжка, она была совсем маленькая и голодная! Как ей было холодно и одиноко в этом пепле…

– У нас получилось! – раздался рядом вопль Дженни.

В печи гудело пламя. Через маленькие круглые дырочки в двери было видно, как оно бушует внутри. На железный лист падали блики и изредка вылетали искры. Веяло жаром.

Куклы расселись кружком у печи. Щурясь, они смотрели на огонь, и по их пластмассовым рукам и ногам разливалось тепло. Вскоре их разморило, и они начали задремывать.

– Дженни, отойди, обожжешься, – лениво сказала Орбита.

Дженни все вертелась у самой дверцы – высматривала, что там делает саламандра.

– Она как раз доела шалаш… А сейчас начинает обкусывать полено… Как смешно она его ест – лижет, будто мороженое!

В доме становилось все теплее. И чуть светлее. Тени понемногу отступали в углы.

«Теперь здесь стало как надо, – неожиданно подумала Орбита. – Тени по углам, а в середине – свет и тепло. И, кажется… дом этому рад!»

– Ага, вы это почувствовали? – вслух спросила Малышка, которая думала о том же самом. – Дому тоже было плохо. Он мерз, страдал и скучал в одиночестве. А теперь мы с ним друзья.

* * *

Пламя в печке стало понемногу утихать. Дженни, устав подглядывать за саламандрой, легла на ковер и зевнула.

– Предлагаю тут и поселиться, – сказала Орбита, оглядываясь. – Устроим себе дом рядом с печкой. Отличное местечко, самое уютное в доме.

– Где – в коробке для растопки? – спросил Доминик.

– Можно и там. Прорежем в ней дверь, а крышу сделаем из платка. Наверняка в сундуке найдется кукольная мебель…

– А я бы легла спать прямо сейчас, хоть бы и в коробке с бумажками, – снова зевнув, сказала Дженни.

– Подожди, – сказала Малышка. – Впереди еще самое интересное. Сейчас саламандра голодна и, пока не наестся, не успокоится. Можно будет очень осторожно подкинуть ей еще поленьев. А потом, когда она поест, устанет и ляжет отдыхать, мы снова откроем печку…

– И что будет? – угрюмо спросил Доминик.

– Увидишь.

Вечер понемногу переходил в ночь. На улице разбушевался снегопад. Ветер бил в окна так, что стекла дрожали.

– Дженни, слазай наверх, потрогай трубу, – попросила Малышка примерно через час. – Ну как, нагрелась?

– Да, вся, до самого верха!

– Тогда закрывай заслонку. А теперь, – сказала она, когда Дженни спустилась, – давайте тихонько откроем дверцу…

Как только дверца распахнулась, наружу выплеснулась мягкая волна жара. Внутри печка из черной пещеры превратилась в роскошный дворец, полный драгоценных камней и дрожи света. Дрова уже прогорели, остались только ярко-красные угли. По ним пробегали сиреневые, желтые, фиолетовые сполохи.

– Видите? – указала на них Малышка. – Бабушка говорила, что это – угарный газ. Им можно отравиться. К счастью, его тут совсем немного…

– А где саламандра?

– Да вот она!

Саламандра тоже изменилась. Из невзрачной серой ящерки она превратилась в сказочного дракона с пылающим гребнем на спине. И так выросла, что стала выше Орбиты. Она лежала на недоеденном полене, обхватив его лапами, и время от времени облизывала его длинным огненным языком.

– Приятного аппетита! – вежливо сказала Дженни.

Саламандра открыла рот:

– Что-что? Извини, я не расслышала!

– А ты прислушайся, – шепнула ей на ухо Малышка.

Дженни так и сделала. Сначала она не слышала ничего – только бесшумно полыхали угли да ветер свистел где-то в трубе. Но вот тихо хрустнул и развалился уголек, потом другой лопнул, распавшись надвое…

– Угли звенят! – прошептала Дженни. – Словно стеклянные колокольчики!

– Нет, это саламандра, – неожиданно подал голос Доминик. – Она нам поет!

Он был так поражен, что подобрался к самой печке, забыв о своем страхе перед пламенем. Малышка покосилась на него и улыбнулась.

5
{"b":"222169","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Когда говорит сердце
The Mitford murders. Загадочные убийства
Майндсерфинг. Техники осознанности для счастливой жизни
Безумнее всяких фанфиков
Разбивая волны
LYKKE. Секреты самых счастливых людей
Книга Пыли. Прекрасная дикарка
Несбывшийся ребенок
Озил. Автобиография