ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Шаман. Ключи от дома
Манускрипт
Криштиану Роналду
Чудо любви (сборник)
Ледяной укус
В самом сердце Сибири
Шестнадцать против трехсот
Лохматый Коготь
Одна история

Они еще долго сидели и, затаив дыхание, слушали этот волшебный, неспешный, едва слышный звон – песни самого пламени…

Потом Малышка встала и тихонько прикрыла дверцу:

– Тсс! Она засыпает. Да и нам пора…

* * *

Спать куклы улеглись все вместе – но не в коробке для растопки, а в большой корзине, которую Орбита нашла за печью. Летом в ней спала кошка, так что матрас там уже имелся. Осталось только постелить там пару одеял – чистых салфеток из платяного шкафа.

– Может, позовем эту, как ее – Ле? – сонно предложила Дженни, кутаясь в салфетку. – Как она там одна, в сундуке?

– А что, мы ее не звали? – ответила Орбита. – Вот наберется смелости, тогда пусть и приходит.

Вскоре они уснули один за другим, слушая, как в печке шуршит саламандра, а на улице валит мокрый снег.

Кукольный домик - i_005.png

Глава 4

Поход за дровами и яблоками

Наутро отправиться в Город тоже не вышло. Стоило только высунуться на улицу, как сразу стало ясно – похода не будет. Весь снег, что выпал накануне, за ночь растаял, и теперь там, где вчера лежали сугробы, дрожали под ветром лужи и текли мутные ручьи. По небу с запада неслись низкие тучи – так быстро, будто их гнал какой-то злой чародей. С деревьев сыпались мелкие веточки и последние листья вперемешку с крупными дождевыми каплями. Ветер налетал порывами, пробирая до костей.

– Если нас не сдует ветром, то мы уж точно утонем по дороге, – сказал Доминик, глядя, как мутный ручей, возникший на месте садовой дорожки, уносит куски вчерашнего льда в раздувшийся пруд.

– Значит, будем ждать у моря погоды, – сказала Орбита, забираясь обратно в кошачий лаз.

* * *

Прошел день, второй… Погода становилась все хуже, пока не испортилась окончательно. Дни становились все короче и темнее. Наконец даже Доминик понял, что они застряли тут надолго. Надо было обустраивать жилье.

Первым делом друзья устроили раскопки в сундуке. Ведь у Анюты были и детская мебель, и посуда, и целый кукольный домик. Но куда все подевалось? Остались только несколько игрушечных жестяных мисок и мягких вилок, да еще пластмассовый шкафчик с отломанной дверцей. Только Орбите повезло – она нашла прекраснейшую старинную тарелочку из настоящего фарфора. Откуда она взялась? А Дженни отыскала коробку из-под немецкого железного конструктора, из которого можно было собрать что угодно – от автомобиля до мельницы, – но коробка оказалась совершенно пуста.

– Да что же это такое! – ворчала крошка. – Кому мог понадобиться этот конструктор?

Словом, пришлось устраивать жилье из подручных материалов. Из плоской коробки сделали стол, поставили его перед спальной корзиной, а сидеть решили прямо на ковре. Уличную одежду развесили на проволоке вокруг печки. Малышка каждый день пела песни саламандре, стараясь с ней подружиться, и кое-чего добилась – теперь огненная ящерица не пыхала жаром в ответ на попытки заглянуть в печку, а наоборот, могла и пригасить пламя, если ее хорошо попросить об этом.

Один за другим пролетали короткие ненастные дни. Куклы коротали время у огонька, болтая о всякой всячине и предаваясь воспоминаниям… О чем?

Конечно, о лете!

– А помните! А помните! – целыми днями слышалось у печки.

– Помните наш воздушный дом на дикой яблоне?

– А как строили шалаши в огороде, и Дженни заблудилась в укропе?

– Как искали клад на картофельной грядке, и Анюта нашла старинную монету с орлом и гильзу от снаряда?

– Мне больше всего запомнился наш лагерь вольных разбойников в малиннике…

– А мне – как Марго устроила побег из плена…

Время от времени кто-нибудь вздыхал:

– Ах, Марго! Если бы она была с нами!

О Марго вспоминали очень часто. Казалось, будь она здесь – и все беды решились бы сами собой. Ведь она была такая отчаянная и красивая и всегда всех спасала из разных неприятностей…

– Я была ее правой рукой, – хвасталась Орбита. – Она ко мне относилась как к своей младшей сестре! Марго говорила, что из меня вышел бы отличный командир…

– Если бы ты меньше думала о мальчиках и нарядах, – ввернул Доминик.

– А меня она удочерила! – гордо заявила Дженни. – Сказала, что я вылитая маленькая разбойница, а значит, у меня должна быть мама – атаман! Правда, внешне я совсем на Марго не похожа, зато характером – даже очень! Потом мы устроили конкурс на лучшего папу, но никого не нашли, потому что нам не нужен был какой-нибудь слабак и мямля…

– У меня такие же медные волосы, как у нее, – Орбита кокетливо поправила челку. – В точности. Было бы здесь посветлее, я бы вам показала. А ее знаменитые синие глаза! Они не открывались до конца, но даже это ей шло – у нее был такой гордый вид…

– Ну, честно говоря, – заметила Малышка, – Марго вовсе не была такая уж красивая. Особенно после того, как Анюта ее подстригла.

– И ноги у нее были от другой куклы, – добавил Доминик. – После того как свои отвалились, и Бабушка – представляете? – выкинула Марго! Помните, как Анюта плакала и ходила искать ее на помойку?

Все дружно закивали. Конечно, такое не забудешь!

– Да, и принесла ее обратно, – подхватила Малышка. – А потом уговорила Бабушку купить подходящую по размеру куклу, открутила ее ноги и приделала их Марго.

– Интересно, что стало с той куклой, у которой оторвали ноги? – задумалась вдруг Орбита.

– Выкинули, что же еще? – ответил Доминик.

– Жалко ее! Кстати, никто не помнит, какая это была кукла? Как ее звали?

Но, конечно, никто не помнил.

– Я только помню, что ноги не очень подошли по размеру, и Марго стала хромоножкой, – сказал Доминик.

– Но все равно оставалась самой красивой, самой смелой и никогда не сдавалась, – закончила Орбита.

Все дружно вздохнули и некоторое время молча смотрели на пляску огня в печи.

– Что бы сделала Марго, окажись она на нашем месте? – задумчиво спросила Малышка.

– Ну первым делом – не стала бы ныть! – заявила Дженни.

– Уж она бы добралась до Города, – пригорюнилась Орбита.

– А если это невозможно?

– Тогда, – заговорил Доминик, – Марго устроила бы тут настоящую крепость! Она сказала бы – теперь мы банда, и никто не причинит нам вреда! Никакой враг до нас не доберется! Она разослала бы разведчиков во все стороны, все бы исследовала, собрала бы все полезное…

– Что?

– Запасла бы дрова, провизию…

Куклы переглянулись.

– А нам что мешает?! – спросили хором Орбита и Доминик, вскакивая с ковра.

Первым делом куклы отправились исследовать буфет. Забраться туда смогла только Дженни, которая лазала как белка. С трудом приоткрыв дверцу, она скинула вниз уцелевшие – а точнее, забытые – припасы: несколько засохших конфет «Коровка», твердую как камень печенюшку и пару кусочков сахара. Драгоценные припасы были спрятаны в игрушечный буфет.

– А теперь – на улицу! – воскликнула вдохновленная успехом Орбита. – Надеваем куртки – и вперед, за дровами! Ле, ты пойдешь с нами?

– Вот еще, – ворчливо донеслось из бельевого шкафа. – Что я, дура, что ли? Еще промокну и простужусь.

– Между прочим, мы топим печку, чтобы никто не простудился, – заметил Доминик. – И ты в том числе. Нечестно, Ле!

– Я никакая не Ле! – гордо донеслось из шкафа. – Я – Лелия.

– Неужели вспомнила имя?

– Или… Лорелея.

Доминик махнул рукой:

– Ничего она не вспомнила. Просто пытается придумать себе имя попышнее.

– Отстаньте! – капризно ответила Ле. – Мне ваша печка вообще не нужна. У меня тут и так тепло!

Куклы переглянулись и пожали плечами.

– Ну до чего же она себя любит! – хихикнула Орбита.

Выбравшись наконец из сундука, Ле очень мило устроилась в бельевом шкафу, среди стопок чистого и глаженого, хоть и несколько заплесневевшего белья. Она отгородила себе комнату на нижней полке, повесила кружевные занавески, разыскала где-то коробку с иголками, нитками, тесьмой и галунами и теперь занималась обустройством уютного гнездышка. Но в гости никого не приглашала. «Задавака!» – высказала общее мнение Орбита. Было решено тоже игнорировать Ле, пока она не станет вести себя дружелюбнее.

6
{"b":"222169","o":1}