ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Любовница
Магия утра. Как первый час дня определяет ваш успех
Жизнь без жира, или Ешь после шести! Как похудеть навсегда и не сойти с ума
Наемник: Наемник. Патрульный. Мусорщик (сборник)
Если с ребенком трудно
Самый одинокий человек
Мальчик из джунглей
Дюна: Дом Коррино
Принцесса моих кошмаров

Здесь, не выдержав, вмешался поручик:

– Господин Погремцов, Наталья Дмитриевна Корнеева – моя жена. И прошу не кричать на нее.

– Кто? Кто? – переспросил Погремцов. – Наталья Дмитриевна Корнеева? – наконец он постиг смысл происходящего и сказанного поручиком, схватился за сердце и осел прямо на пол. К нему подбежала Мария Ивановна.

Граф пристально смотрел на своего племянника.

– Так, так, молодой человек. Стало быть, ваша супруга, – он указал на Наташу, – и есть та самая особа, в которую вы, судя по письму, страстно влюблены и на которой хотел жениться некий старик.

Поручик взмолился:

– Умоляю, дядя! Простите меня! Я догадался гораздо позже, что Наташа именно за вас должна выйти замуж. Я так люблю ее! И вовсе вы – не старик…

Граф ухмыльнулся.

– Ладно. И чего теперь прикажите делать!?

– В Сибирь его! – воскликнул Погремцов из последних сил.

– Ну что вы, Дмитрий Федорович! Константин – мой племянник и единственный наследник. Зачем же сразу в Сибирь! К празднику в Астафьево все готово, на бал приглашен весь калужский свет. Но не портить же дамам настроение! Просто объявим, что произошли некоторые изменения…

Дмитрий Федорович недоумевал:

– Ваше сиятельство, у вас невесту украли! А вы…

– А что я!? Пожалуй, жизнь все расставила на свои места. Молодые должны жениться на молодых. Вот так-то, дорогие мои, Дмитрий Федорович и Мария Ивановна!

Константин и Наташа бросились к графу и расцеловали его в порыве чувств.

* * *

На следующий день в назначенный час, ровно в два часа по полудню, в усадьбу графа Астафьева начали стекаться гости. Его сиятельство лично встречал именитых знатных гостей, от положения и связей которой зависело достаточно многое не только в Калуге, но и в Москве, и в Санкт-Петербурге.

Константин и Наталья, теперь уже официально муж и жена, стояли рядом с Павлом Юрьевичем. Тот в сою очередь представлял молодоженов гостям:

– Имею честь представить: мой племянник и единственный наследник, поручик гусарского полка Константин Владимирович Корнеев с супругой Натальей Дмитриевной.

Мужчины с удовольствием жали руку Константину, ведь рекомендация Его Сиятельства – племянник и единственный наследник – производила на них должное впечатление; к ручке же Натальи Дмитриевны гости мужского пола прикладывались с особенным удовольствием. Молодая женщина, облаченная в любимое бирюзовое платье, приведенное в порядок Глашей, выглядела просто прелестно.

Наконец, когда все приглашенные были в сборе, и как люди великосветские и воспитанные, начали проявлять естественный интерес: а где же невеста его сиятельства? Но она, увы, не появлялась. Многие из приглашенных так и не поняли, что Наталья Дмитриевна, ныне Корнеева, и невеста графа – одно и тоже лицо.

Павел Дмитриевич пригласил гостей за роскошно сервированный стол и объявил:

– Дамы и господа! Почти две недели назад я имел честь пригласить вас на свою свадьбу. Но, увы… – среди гостей пронесся легкий ропот. – Увы, дорогие гости, ваше присутствие в моем доме сегодняшним летним вечером ознаменует другое важное событие. Сей скромный банкет в честь молодоженов – моего любимого племянника, которого я имел честь представить вам и Натальи Дмитриевны, о которой многие из вас слышали ранее, – граф многозначительно посмотрел на гостей: тех, что ранее присутствовали на помолвке графа, правда состоявшейся в отсутствие невесты, прекрасно поняли о чем именно идет речь, и, разумеется, сделали вид, будто все идет своим чередом.

После речи гости поприветствовали молодых, понимая, что подарки, приготовленные для Его Сиятельства, теперь предназначены никому иному, как племяннику Константину Владимировичу Корнееву.

Наконец, появились лакеи в дорогих серебристых парчовых ливреях, дабы прислуживать гостям за трапезой, самый первый из них с гордостью нес перед собой огромное блюдо, на котором горкой были выложены лангедокские устрицы.

– Прошу вас, дамы и господа, отведать дары Афродиты. Как говорят французы: мифологической богини, вышедшей из пены морской и подарившей нам смертным сие прекрасное кушанье! – потчевал гостей гостеприимный хозяин, обожавший сей заморский продукт.

Дмитрий Федорович невольно взглянул на блюдо с устрицами, на эти дары Афродиты, – будь они не ладны! – и почувствовал, как к горлу подкатила тошнота. Он тотчас вспомнил, как две недели назад возвращался из Астафьево, отведав сих дивных морских даров мифологической богини, как его мучил живот и как… Впрочем теперь это уже не важно: ведь если бы не дары Афродиты, то не было сейчас праздничного банкета в честь молодоженов Корнеевых, а если подумать, то такая партия для любимой дочери в итоге вполне устроила Дмитрия Федоровича.

Загадки судьбы

Пролог

– Марфушенька! Ну, пожалуйста! – в голосе Сонечки Бироевой проскальзывали капризные и в то же время жалостливые нотки.

– Нет, Софья Николаевна, и не просите. Говорю вам ещё раз: НЕТ! – решительно высказалась горничная. – И не умею я вовсе. Кто вам вообще сказал такую глупость?

– А вот и сказали!!! Я точно знаю: ты умеешь! – настаивала безотвязная Сонечка.

– А, ежели, батюшка ваш прознает? – выкинет меня прочь из дому. Куда я пойду? – я здесь в прислугах самого детства!

– Не волнуйся, Марфуша, папенька ничего не узнает, – бодро заверила Соня. – Я так хочу! – топнула она ножкой, выказывая тем самым свой гнев и крайнюю раздражительность.

Марфуша же отвернулась и продолжила вытирать пыль с комода.

– Ах, так! Ты на меня и смотреть не желаешь?! – возмутилась юная барышня. – Тогда я…я …я – тянула она, думая чем бы пригрозить несговорчивой горничной и заставить-таки воплотить свой план, но так ничего и не придумав, достала из потайного ящика секретера красивую расписную шкатулку и открыла её.

В шкатулке было полным полно различных украшений, которые ей дарили то на именины, а то и вовсе – просто так. Но один подарок приводил юную Сонечку в трепет: серебряный массивный мужской перстень с крупными терракотовыми гранатами. Девочка любила украдкой от домашних доставать свою потаённую сокровищницу, доставать гранатовый перстень и…предаваться мечтам.

Соня извлекла перстень из шкатулки и украдкой от Марфуши поцеловала его: ведь это подарок самого Серёженьки!

Сергей Васильевич Воронов, или попросту в доме Бироевых – Серёженька, так как он приходился сёстрам Сонечки и старшей Елизавете, троюродным кузеном, привыкли с самого его детства. А теперь же, когда он достиг возраста и поступил на службу в гусарский полк в чине корнета, и вовсе были рады, особенно девочки. Сонечка так вообще краснела при встрече с юным корнетом, чем доставляла не мало удовольствия ехидной Лизке, и та не упустив возможности, отпускала в адрес младшей сестры колкие замечания.

Сергей и сам подозревал о чувствах своей кузины – вёл себя достойно, ибо считал, что высмеивать подобные вещи недостойно настоящего мужчины, а гусара – в особенности. Но Лизонька не была ни гусаром, ни мужчиной, и продолжала насмехаться над младшей сестрой.

Однажды, видя такое дело, Сергей и вовсе сжалился над Сонечкой и подарил ей свой перстень, правда, тот ему был дорог, – но чего не сделаешь ради юной барышни!

Лизка от такого поступка прикусила язык и сильно обиделась на сестру, так как сама имела виды на кузена. Соня же пришла в неописуемый восторг, прижала перстень к груди, пообещав, что он будет её самой великой драгоценностью.

С тех пор минуло полгода, приближалось Рождество, и Сонечке уж очень хотелось узнать: с кем суждено ей будет связать свою судьбу? – дай Бог, чтобы с Серёжей.

* * *

Теперь же Соня нарочито демонстративно, надела перстень на большой правый пальчик, впрочем, он всё равно сваливался, и покрутила так, чтобы на камни попали отблески свечи, отчего гранаты приобрели просто мистический оттенок.

18
{"b":"222171","o":1}