ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

На следующий же день после своего поступления на ферму Розелина пошла пасти коз. Она внимательно смотрела за ними и постоянно пересчитывала их. На пастбище козы спокойно щипали траву, и до половины дня все шло хорошо, но, когда козы наелись, им захотелось играть. Они стали бегать, прыгать, карабкаться по камням, приводя в отчаяние пастушку. Розелина бегала из стороны в сторону и кричала: «Козонька, козонька, иди сюда!» Но едва возвращалась одна из них, остальные исчезали в кустах козолистов и мирт. Розелина пришла в полное отчаяние. Но вдруг она увидела спускающегося с горы мальчика лет тринадцати, который гнал перед собой стадо коров. Он заметил волнение Розелины и, поручив свое стадо двум большим собакам Аге и Рокебрюну, подошел к ручью, срезал два высоких султанчика, оборвал с них листья и спросил:

– Ты не можешь собрать коз?

– Не могу, – ответила она.

– Ничего, – сказал пастух. – Я помогу тебе. Возьми вот этот султанчик и загоняй коз с одной стороны, я же загоню их с другой.

Когда козы собрались, пастушок велел своим верным псам сторожить животных, а сам присел около Розелины.

Дети разговорились. Пастуха звали Катани, и он сказал, что хорошо знал прежнюю пастушку Терезины Ноели, которая была зла, дерзка и непослушна. Потом он стал расспрашивать Розелину, кто она и откуда. Когда пастушка сказала ему, что она училась в школе, Катани воскликнул:

– Значит, ты ученая?

– Ну нет, я только старалась хорошенько учиться тому, чему меня учили. А ты?

Катани ударил кулаком по камню и сказал:

– Мне тринадцать лет, а я не умею ни читать, ни писать.

– Бедненький, – кротко сказала Розелина и, подумав немного, прибавила: – Хочешь я поучу тебя?

Катани очень обрадовался.

Уроки начались. Теперь собаки Катани сторожили оба стада, а Розелина учила мальчика. Он занимался усердно и через две недели уже хорошо знал все буквы и даже мог писать нетрудные слова.

Однажды утром пастушка услышала, что дует страшный мистраль (южный ветер, который приносит грозу и бурю). В этот день козы ее не слушались, были сердиты, бегали, дрались, заходили на засеянные поля, вообще вели себя неспокойно, но на поляне они немного присмирели. Урок шел с перерывами: дети то и дело ходили смотреть, что делают козы и коровы. Наконец Розелина не выдержала.

– Мы будем заниматься завтра. Сегодня наши коровы и козы от ветра совсем с ума сошли.

Сказав это, она пошла взглянуть на коз и увидела, что они разбежались в разные стороны.

– Аге, Рокебрюн! – закричал Катани, и, точно поняв его упрек, овчарки стали загонять коз обратно. Розелина сосчитала их и вскрикнула. Осталось только девятнадцать.

Напрасно дети искали пропавшую козу, она не нашлась. Оба были в отчаянии.

Дома Розелина прямо прошла к фермерше и сказала о несчастье, которое случилось с ней.

– Как же это вышло? – сурово спросила Терезина.

– Не знаю, – ответила бедняжка.

– Ах, Розелина, Розелина, – с упреком сказала фермерша, – а я-то считала тебя такой заботливой и хорошей. Я думала, что ты совсем не походишь на мою прежнюю пастушку Ноели.

– Я вам заплачу за козу, – ответила Розелина, – не давайте мне моего жалованья.

Терезина смягчилась: – Ну хорошо, дитя мое, я вижу, что ты сознаешь свою вину. Но теперь ты шесть месяцев не будешь получать денег.

В этот вечер Розелина пошла спать, не поужинав. Шесть месяцев без жалованья! Между тем она мечтала заработать деньги для бабушки. Девочка горько-горько заплакала. Вдруг раздалось пение птички, такое нежное, такое чудное, что Розелина перестала плакать. На эвкалипте, красивом южном дереве с кривыми, как турецкие сабли, листьями, качалась птичка и поглядывала на пастушку. Розелина никогда в жизни не видела таких птиц. Она была вся розовая, как самая красивая роза, с клювом голубым, как сапфир, с лапками красными, как коралл, а из ее горлышка лились потоки звонких звуков, нежное пение малиновки и соловья. Розелина забыла свою печаль и улыбнулась. Розовая птичка слетела с ветки и села на окно. Когда Розелина протянула к ней руку, птичка вспорхнула на нее, посмотрела ей в лицо, прикоснулась клювом к обеим ее щекам, потом улетела, чирикнув на прощанье.

Когда она скрылась в небе, Розелина посмотрела на руку и с удивлением увидела на ней яркую шерстинку. «Не птичка ли принесла ее?» – подумала Розелина. Шерстинка напомнила Розелине, что она могла бы вязать, чтобы зарабатывать деньги для бабушки, и решила начать работу, не зная, откуда ей удастся достать шерсть.

И на следующий день и еще долго Катани и Розелина отыскивали пропавшую козу, но она так и не находилась. Наконец Розелина сказала своему другу:

– Если она должна вернуться, то вернется. Давай учиться.

Катани вспыхнул.

– Как? Ты еще хочешь меня учить, хотя козочка пропала из-за меня? Как ты добра. Ну, хорошо, будем учиться, но только по утрам. Утром козы и коровы голодны и усердно пасутся, после же полудня я буду уходить на дальний луг.

В конце месяца Терезина призвала работников, чтобы заплатить им жалованье. Все подходили за деньгами, одна Розелина стояла в стороне.

– Что же ты не подходишь, Розелина? – спросила фермерша. – Разве ты не хочешь получить деньги?

– Я оставляю их в уплату за козу, – ответила пастушка.

– Хорошо, хорошо, – сказала фермерша, – ты добрая девочка, и я довольна тобой. Возьми деньги. Если они тебе не нужны, отнеси их бабушке.

Розелина не знала как и благодарить ее. В тот же день она пошла в Фрежю. Ей хотелось отдать деньги бабушке, но та сказала ей:

– Нет, моя дорогая, мне денег не нужно. Мне дают все необходимое. Помнишь, ты говорила, что хочешь вязать. Купи на эти деньги шерсть. Ты свяжешь что-нибудь хорошенькое и продашь.

Розелина так и сделала. Теперь по утрам она занималась с Катани, а после полудня, когда он уходил, стерегла коз и в то же время вязала юбку. Работа шла быстро. Через две недели пастушка с сожалением увидела, что у нее кончилась шерсть. Вздохнув, она подняла головку и на одном красивом кусте увидела розовую птичку, которая ласково смотрела на нее. Розелина ее узнала. В ту же минуту из нежного горлышка птички полилась дивная песня. Розелине казалось, будто маленькая певица утешает ее и обещает ей помощь. Окончив песню, птичка села на плечо пастушки. Розелина погладила ее перышки. В ответ на эту ласку птичка стала нежно касаться ее руки и тихонько чирикала. Она так часто ударяла носиком по пальцам пастушки, что Розелина внимательнее пригляделась к ней и увидела в синем клюве шерстинку. Розелина взяла в руки один конец шерстинки, а птичка перелетела на ветку. О чудо! Другой конец шерстинки птичка держала в клюве. Девочка взяла спицы и попробовала начать вязать. В ту же минуту она увидела, что и по цвету, и по толщине эта чудесная шерсть точно такая же, как та, из которой она вязала теплую юбку. Она стала работать. Шерстинка все удлинялась. Тогда маленькая пастушка поняла, что перед ней добрая фея.

– О, моя прелестная розовая птичка, о добрая фея, ты заботишься о маленькой Розелине, я постараюсь быть достойной твоей доброты.

Она вязала до самого вечера. Когда послышался звон колокольчиков коров Катани, розовая птичка бросила шерстинку и подлетела к Розелине. С удивлением пастушка услышала тихий голосок, говоривший: «Никогда, никому не говори о том, что я делаю для тебя». И птичка улетела.

Птичка возвращалась каждое утро, и к следующему месяцу Розелина связала хорошую теплую юбку, но не продала ее. Она увидела, что Роземонда одета очень плохо, что ей холодно, и подарила бабушке свою работу.

Из Фрежю Розелина шла веселая и довольная. Выходя из города, она увидела Катани.

– Откуда ты? – спросила она.

– От моего отца. Он калека и не может работать. К счастью, я работаю и за него, и за себя.

Розелина стала расспрашивать Катани о его бедном отце и узнала, что мальчик отдает ему все, что получает. «Вот почему он так плохо одет, вот почему у него нет даже вязаного берета», – подумала она. Вдруг она услышала блеяние козы. Розелина прислушалась, огляделась и невдалеке увидела цыганскую палатку и фуру.

115
{"b":"222174","o":1}