ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Однако архивно-следственное дело алтайского отделения Крестьянского союза, сфабрикованное на рубеже 1920–1921 гг. сотрудниками отделения РТЧК ст. Барнаул и их коллегами из Алтгубчека, наглядно свидетельствует о провокационной работе чекистов, придавших делу грандиозный размах. Нелегальную работу В.И. Игнатьева фактически направляли тайные агенты губчека и ОРТЧК. Из следственных материалов видно, что в их фабрикации участвовали десятки (!) секретных агентов. Очень большую роль сыграл негласный уполномоченный ОРТЧК Н.В. Волохов, работавший слесарем в главных железнодорожных мастерских Барнаула и исполнивший для Игнатьева роль одного из ведущих заговорщиков. Волохов, входивший в состав Алтайского губбюро РКСМ, нарочно выбыл из комсомола. В ходе следствия он был фиктивно арестован, поработав и как внутрикамерный осведомитель — «наседка», после чего попал в список из 131 чел., освобождённых чекистами с прекращением дела.

Сапожник-сексот П.А. Плотников в декабре 1920 г. вербовал в «организацию» сотрудников главных железнодорожных мастерских, аналогичную провокационную работу там же проводил токарь И.А. Кошелев. 5 декабря 1920 г. председатель участкового профсоюза мастерских Степанов показал, что в этот день слесарь Н.В. Волохов сообщил, что, по предложению И.А. Кошелева и Кошачко, он, Степанов, избран в руководящую тройку «организации», которая планирует агитировать за Учредительное Собрание, забастовку, а также собирать оружие.

Чекисты пытались связать придуманный ими заговор с реальным Сорокинским крестьянским восстанием, насчитывавшим до 10 тыс. участников и оперативно подавленным в конце января. Уполномоченный наружного наблюдения губчека Рэннэр 31 января 1921 г. сообщал в аппарат уполномоченного по политпартиям, что остатки «Крестьянского союза» во главе с Леоновым выслали для связи с восставшими крестьянами 15 человек. На самом деле бывший поручик Леонов был сотрудником ЧК. Агент В.П. Розанов, согласно рапорту Рэннэра, 30 января встретился на деревообрабатывающем заводе с заведующим колёсным цехом С.Д. Новосёловым и обсуждал с ним, как бы отправить к сорокинским повстанцам 40 чел. подмоги. Также «тов. Розанов» получал от чекистов задания выяснить местонахождение того или иного человека.

Плотная сеть законспирированных сотрудников губчека работала на периферии. Агент Арканс в своём рапорте 15 января 1921 г. сообщал уполномоченному агентурного отделения: «Согласно данной мне задаче о вступлении в контрреволюционную организацию в селе Калманке доношу следующее: В Калманку прибыл 9-го. 10 января приступил к обследованию семейств красноармейцев. (…) 11 января утром был у Александра Конышева, после долгих разговоров Конышев сказал, что здесь есть организация. Я тогда представился ему как бывший офицер и желающий помочь организации своей работой… 12 января… поздно вечером приехал из Панфилово отряд от 80[-го] эскадрона и арестовали 13 человек…».

Арканс просил начальство прислать печать и штамп «Барнаульской [нелегальной] организации, которая была летом, я в ней состоял, так что, прошу, пришлите на всякий случай одну или две бланки, а подписи я знаю кого подписывать. (…) Вышлите [мне] на всякий случай офицерское удостоверение (чин прапорщика) на фамилию Андреев». Вероятно, сексот ранее работал именно в упоминавшейся выше «Алтайской нелегальной (народной?) организации». Также Арканс просил прислать себе в помощь под видом работника губсобеса или земельного отдела ещё одного сотрудника.

Вот красноречивая телеграмма, полученная в губчека 4 марта 1921 г.: «Организация в Змеиногорске создана силами Политбюро (! — А.Т.) по сведениям есть действительная организация [в] Ново-Алейском[;] еду на место ЛИПКИН». Глава Каменского политбюро Вегис 7 февраля арестовал 36 «главарей», якобы намечавших выступление на пять часов утра 8 февраля, а вскоре отчитался уже о 134 арестованных, из которых 7 % были «кулаками», а 10 % — служащими советских учреждений. Затем Вегис арестовал и нескольких коммунистов.

При фабрикации дела Вегис опирался как на уполномоченного политбюро по правым партиям Крымского, так и на помощь своих конспиративных агентов — Ив. Завьялова, М. Гололобова, Пугачёва, Дреманова и других. Малограмотный Гололобов так сообщал об «организации» в с. Высокая Грива: «Мы… напрягая все усилия по шепению гадов Саветской Республики и напали на нить подпольную готовящую организацию…». Осведомитель Т. Тоскин показывал, что в селе руководит «организацией» учитель М. Селихов. Также в Высокой Гриве доносили на односельчан сексоты С.А. Яковлев и А.Т. Алексашина. Таким образом, через год после организации Алтгубчека в крупных сёлах насчитывалось по несколько её тайных агентов.

Чекист Крымский провёл большую провокационную работу. Он сообщал, что с 22 января по 6 февраля 1921 г. работал по «группе кулаков» с. Крутиха и в трёх сёлах арестовал более 40 чел., из которых половину вскоре пришлось освободить, но 22 остались в тюрьме. В группу «кулаков» Крымский внедрил осведомителей В. Поскотина и Бунина-Дунайского, а через последнего дополнительно ееёл ещё и Колесникова. Крымский и Вегис сообщали в губчека, что «конечно, нельзя сказать, что работа сделана чисто», поскольку оставалась на свободе контрреволюционная группа в с. Ново-Ярковское; в с. Травинское, по слухам, было целых 50 членов организации и сотня винтовок, а в небольшую подпольную группу с. Закладнинское был уже послан секретный сотрудник с целью проникнуть в неё.

Среди более чем 700 арестованных по делу «Крестьянского союза» были даже представители номенклатуры: заведующий жилищным подотделом в Барнауле Крылов, завотделом управления Барнаульского уездисполкома Д.Е. Блынский (обвинялся в том, что выдал пропуск главному заговорщику В.И. Игнатьеву, с которым тот покинул пределы губернии), а также работники заготовительных организаций, служащие и милиционеры. Коллегия губчека, рассматривая дела большинства «заговорщиков», из-за крайней слабости улик была вынуждена штамповать по преимуществу лёгкие приговоры. Около 500 арестованных, среди которых был заметный процент сексотов, оказались к июню 1921 г. на свободе. Однако 70 чел. — каждого десятого из арестованных — расстреляли[209].

Что касается Новониколаевска, то военная организация «Крестьянского союза» — чекисты её именовали «Сибирско-украинским союзом фронтовиков», насчитывавшим якобы до 2.000 участников — была создана с помощью опытного провокатора 37-летнего И.С. Степанова, эсера, действовавшего под кличкой «дядя Ваня». От имени «Союза фронтовиков» Степанов составил воззвание к новониколаевскому гарнизону, где призывал восстать против преступлений «палачей» и заменить «банду» коммунистов всенародным Учредительным Собранием. Со знанием дела «дядя Ваня» в своём воззвании говорил о чекистах: «… Эта банда как вампиры режет и колет штыками в подвалах жертвы несчастных заключённых, убивая по несколько десятков чел. каждую ночь». В чекистской провокации «дяди Вани» активно были задействованы агенты: служивший в 46-м полку С.Т. Гусельников, сотрудник военкомата Ф.И. Казанцев, а также Ф. Масленников, Беланов (он же «Фомичев»), Марченко, И.Н. Моисеев, М.И. Сидельников. На конспиративной квартире И.С. Степанов собирал вокруг себя военнослужащих и затем вместе с помощниками-сексотами оговаривал их, выставляя заговорщиками. Спецагент Степанов летом 1921 г. активно участвовал в фабрикации ещё ряда дел в Новониколаевске и окрестностях.

Одновременно новониколаевские чекисты сфабриковали с помощью секретного агента, бывшего командира РККА А.Ф. Штутаса и его помощников (С.Д. Монакова, И.Д. Угрюмова, Белобородова-«Сорокина») филиал организации, получившей название «Сибирское учредительное собрание». В марте 1921 г. А.Ф. Штутас показал, что белогвардейская организация в Новониколаевске была создана им в 1920–1921 гг. по заданию уполномоченного по шпионажу и военным делам уездной чека М.К. Зайцева: «В этой организации работало нас 5 секретных сотрудников и друг друга мы не знали, все занимали ответственные посты в организации… иногда я рапорты писал просто под диктовку Зайцева, [он] всегда грозил арестом, печати организации были сделаны по распоряжению Зайцева…». В марте 1921 г. участники обеих «организаций» были расстреляны вместе со многими сексотами и самим М.К. Зайцевым, который тогда же был разоблачён как провокатор. Вся история «органов» показывает, что уничтожение собственных сексотов вместе с их жертвами для скрытия следов масштабной фабрикации дел — фирменный почерк чекистов[210].

вернуться

209

ОСД УАДААК. Ф. р-2. Оп.7. Д. п-24332. Т.15. Л.519–520. Т.14. Л.439,440,451, 626 об. Т.2. Л.999. Т.17. С. 344–344 об. Т.8. Л.544, 546 Т.16. Л.154, 280, 292, 294. ТП Л292

вернуться

210

ГАНО Ф. п-1 Оп.9. Д.15а. Л.288; Архив УФСБ по НСО. Д.п-18028. Л.81 Д. п-20849. Л.26. Д. п-20855. Л.10–11,14. Д. п-20865. Л.101. Д. п-20906. Л.24,28. Из расстрелянных ОГПУ в 1924 г. во внесудебном порядке 77 «шпионов» основную часть составили сексоты. Известно, что в 1927 г. был осужден к расстрелу сексот ОГПУ некто Готфрид, который был приставлен к германскому полковнику О. фон Нидермайеру (официальному представителю рейхсвера в СССР) и давал тому дезинформацию о положении в Красной Армии. Коллегия ОПТУ приговорила Готфрида к высшей мере за то, что сексот якобы передавал Нидермайеру шпионские сведения. См. Мозохин О.Б. "Право на репрессии…" С.71; Военно-исторический архив. Вып. 1. — М, 1997. С.212.

36
{"b":"222178","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Я из Зоны. Колыбельная страха
Хюгге, или Уютное счастье по-датски. Как я целый год баловала себя «улитками», ужинала при свечах и читала на подоконнике
Машина правды. Блокчейн и будущее человечества
«Под маской любви»: признаки токсичных отношений
Сам себе MBA. Самообразование на 100 %
Следуй за своим сердцем
Я признаюсь
Эланус
Убийство в стиле «Хайли лайки»