ЛитМир - Электронная Библиотека

После этой мысли я рухнула с небес на землю, вдруг стала мерзнуть, поскорее вытерлась, оделась, за минуту нарисовала лицо и вышла из квартиры.

Глава 2

Возле дома поймала частника, доехала до офиса своего рекламного агентства и вошла в кабинет. Все действия я совершала сосредоточенно и точно. Так, как учила себя когда-то давно, когда истекала кровью душа, когда в мире не стало справедливости, когда даже воздух врывался в легкие, принося боль. В те годы я была облита обидой будто кислотой, но надо было жить дальше. И я придумала метод: надо сосредоточиться на том, что ты делаешь, и делать это с полной самоотдачей, будто это самое важное дело в твоей жизни. Неважно, чистишь ли ты зубы, моешь ли полы, составляешь ли бюджет для рекламной кампании или просто идешь по улице. Чисти, мой, составляй, иди – и думай только об этом!

Секретаря Лены еще не было на месте. Когда я принимала ее на работу, лет эдак семь назад, моим основным требованием было присутствие Ленки на рабочем месте с половины девятого до половины седьмого. Потому и зарплата была немного выше, чем у секретарей в других фирмах. Но с каждым днем Ленка появлялась за своим столом в приемной на минуточку позже. Нетрудно догадаться, что через полгода нахалка прибывала уже не в половине девятого, а в половине десятого. На мои замечания она реагировала бодрым киванием головы с очередной новомодной стрижкой и заверениями в моментальном исправлении ситуации. В итоге я смирилась. Да…

А между прочим, меня считают стервой!

Впрочем, у Ленки был особый дар: она нравилась мужчинам. Стоило привести разъяренного невыполненным заказом клиента к Ленкиному столу, как мужик начинал таять и говорить совсем в другом тоне. Я пользовалась этим безбожно. У меня противоположный дар: я раздражаю и отталкиваю мужчин. Ни блондинистые локоны, ни сладкие улыбки мне в делах не подмога! Если и удалось чего-то добиться, то только трудом, умением вести переговоры, скрупулезным выполнением данных обещаний и прочими нелегкими методами.

Самой большой неприятностью для меня было появление кого-то, кто недоволен работой моей фирмы, до половины десятого утра. У нас в провинции такое не редкость. Люди встают рано и пытаются прямо с утра испортить настроение парочке беззащитных женщин, особенно, если эти женщины занимают кресло руководителя. Я – всегда одна из таких женщин.

Хотя, если честно, я руковожу рекламным агентством, но не владею им. Агентство «Эврика» создал лет двенадцать назад Игорь Леонидович Садков. Но мой хозяин уже давно живет в Москве. У него там новое дело: он организует выставки в одном крупном выставочном центре. Часто бываю на его выставках, особенно посвященных рекламе и полиграфии. Надо сказать, что дело поставлено на широкую ногу и, видимо, прибыли приносит нешуточные.

Сейчас он строит собственный выставочный комплекс и, кроме того, начал заниматься выставками не коммерческого, а художественного направления. Теперь в его приемной толпятся молодые Мазаччо и все свободное пространство заставлено холстами.

С карьерой мне просто повезло. Не было бы счастья, да несчастье помогло! Сразу после института я маялась в поисках работы. Закончив гуманитарный факультет педагогического вуза, становиться учительницей не хотела. У меня был опыт работы с детьми, не сказать, чтобы печальный, скорее даже положительный, но судьбу свою связывать со школой не хотелось. Я уже была замужем и хотела ребенка, поэтому искала такую работу, чтобы без проблем уйти в декрет в ближайшем будущем. Тогда Карина пристроила меня в рекламное агентство «Эврика». Ее муж, Вагиф, долгие годы проработал вместе с Садковым на Гродинском химическом заводе. Когда на заводе дела пошли плохо и очень плохо, Садков ударился в бизнес, а Вагиф Закарьян остался на прежнем месте, в основном из-за тестя, занимавшего на Гродинском химическом высокий пост.

У меня за плечами были курсы машинописи, и я стала наборщицей. С ребенком не получалось, потом грянул развод, и я ушла с головой в работу. Стала нагло править придуманные рекламщиками тексты, писать свои версии, задерживаться после работы, предлагать свою помощь там, где просят, и там, где не просят, тоже. Игорь Леонидович сказал:

– Ага, проснулась!

И отправил меня на престижные курсы рекламы и PR в Москву. Шеф готовил себе замену. Во мне он увидел дисциплинированную молодую амбициозную акулу. Он слегка не туда смотрел, но как только я поняла, какой он хочет меня видеть, стала тем, чем являюсь и сейчас: порядочной стервой. Тогда-то и прозвали меня «выскочкой», «хамкой», «шалавой директора» и «разведенкой». Так уж я держалась, боясь жалости, – жестко, бескомпромиссно, безапелляционно. Игорь Леонидович был доволен, я подходила под его стиль.

К тому времени Садков уже протоптал дорожку в Москву и ему не терпелось уехать. А я работала, следуя своей методе хорошо делать каждый шаг. Работа днем и ночью – то, что было мне нужно. Приходила в офис на час раньше, ведь теперь мне не нужно было готовить мужу завтрак. Не ходила на обед: теперь не надо было встречать любимого с горячим борщом. Спокойно торчала в офисе до девяти: вечером лучше вообще попозже оставаться одной!

Игорь Леонидович учил меня, но не искусству рекламы.

– Для этого есть рабы, – цинично говаривал плантатор, владелец полей с колосящимися слоганами и угодий, где паслись непуганые и не раскрученные потенциальные клиенты. Они-то и интересовали его неизменно.

Игорь, как он просил называть его в отсутствие подчиненных, учил быть руководителем. Стратегия, планирование, четкое видение цели, распределение прибыли. Держать нос по ветру, смотреть, запоминать, знать, когда откладывать в долгий ящик, а когда держать на поверхности. Работать с людьми, а не с идеями, воспитывать, но не перевоспитывать, искать что-то новое и иметь запасной выход. Много чего еще! Но главное, первое, самое важное: окучивать клиента, поливать его вниманием, удобрять скидками, привлекать комфортом, профессиональными и личными отношениями.

– Ты, – его холеный палец замирал в сантиметре от моего носа. – Ты должна создать атмосферу в офисе. Свою, чтобы запоминалась. Мужики устают общаться на работе с другими мужиками, а у нас есть ты. Выглядишь, скорее, по-домашнему, – шеф не пытался обидеть меня или, наоборот, – залезть под юбку. Он констатировал факт и делал вывод, он хотел получать прибыль от агентства, даже находясь от него за много километров.

– Это – продолжал он, – обманчивое впечатление, иначе бы я не тебя здесь жизни учил, а Мишку. Но имидж уютной женщины – очень удачен: улыбайся, угощай кофейком и плюшками, болтай! Потом – бац! И договорчик ему в зубы.

Я училась, потому, что это было интересно, потому, что мне доверяли важное, очень важное дело, и еще потому, что Игорь умел заставлять людей следовать его курсом. Да и теперь делать мне в жизни было абсолютно нечего.

Сотрудники в агентстве в то время менялись каждый день. Работников в городе было много, а работы – мало. Толпы неприкаянных журналистов слонялись без дела, наборщики, верстальщики, корректоры искали работу хоть на полдня, хоть по договору.

– Уйдет один – придет десять! – цинично комментировал шеф, увидев на своем столе очередное заявление об уходе по собственному желанию.

Мне не хотелось, чтобы он так же сказал и обо мне, и я работала еще фанатичнее.

Но когда села в директорское кресло, то постаралась выловить из моря безработных специалистов лучших, привязать их хорошей зарплатой и, больше того, создать коллектив.

Глава 3

Сегодня, еще находясь под впечатлением сна, я плюхнулась за рабочий стол и ощутила, что в желудке по-прежнему пусто. Ладно, потерплю, пока появится Ленка, и направлю ее на служебное задание: раздобыть провиант для позднего завтрака начальницы.

Только включила компьютер, готовясь к началу рабочего дня, как открылась дверь в мой кабинет. Ощущения ночного видения охватили меня с удесятеренной силой. На пороге стоял Олег Ведищев, мой бывший муж. Он был почти таким же, как во сне, только выглядел немного старше. Хотя, надо признать, Ведищев относился к тому типу людей, которые и в двадцать пять, и в тридцать, и в сорок почти не меняются. Чуть выше среднего роста, широкоплечий, пожалуй, крупный, но поджарый, с густыми русыми волосами. Он всегда немного сутулился, но двигался легко и спортивно. Таким я помнила его, такой он стоял передо мной сейчас.

2
{"b":"222192","o":1}