ЛитМир - Электронная Библиотека

Свадьбу справили знатную. Колька тоже потратил кучу денег: купил невесте обручальное кольцо с маленьким, но чистым бриллиантом, дорогие белые туфли, много всего. Приличные деньги ушли на оплату услуг наемных работников, которым вменялось в обязанность изображать на свадьбе родственников жениха. Не отца и мать, это было бы опасно, вдруг напьются и ляпнут что-нибудь, как в дурном водевиле. Из деревни на свадьбу нагрянули дяди, тети, племянники и племянницы. Вот только друзей он не нанимал, а приглашал ребят, с которыми познакомился за те несколько недель, что прожил в Гродине. В итоге сумма вышла не шутейная. Колька не называл это тратой, он считал это вложением средств в свое дело. И был прав. Полученный куш оправдал расходы и сверху принес немалые прибыли.

Папа подарил на свадьбу Маше, конечно, квартиру. Весьма приличную, в центре города. Обставлять хату пришлось бы Кольке. Но он выкрутился, сказал, что сейчас не хочет покупать мебель. Вот поднакопит денег – тогда. Старшие согласились с зятем: зачем брать барахло, вот будут деньги, возьмете все хорошее.

Молодые прожили полгода душа в душу. Потом случилось несчастье. Однажды вечером молодой муж ввалился домой весь в крови. Он был крепко избит, но печалился не от этого.

– Маша, – сказал он разбитыми губами, – меня прижимают местные.

Он рассказал испуганной жене, а потом и ее родственникам, что плохие ребята взялись за него по-крупному. Они требуют, чтобы Летягин купил у них право торговать на их территории. Это будет стоить… В общем, судили, рядили, но порешили – Машину квартиру надо продать и деньги отдать бандитам. Данное решение подтолкнули горькие слезы Машки, без памяти влюбленной в красавца-мужа, еще три нападения на беззащитного Кольку и жуткие телефонные угрозы.

Теперь Колька Летягин рулил на новенькой «восьмерке» из города и радовался тому, что он такой умный и красивый. В багажнике его тачки лежал кейс с денежками, которые он переведет в безнал, но попозже, когда налюбуется купюрами. Сейчас вот только заедет по одному делу. Встретится с человечком важным, чтобы связи, контакты с настоящими местными у него остались. Мало ли, зачем придется обратиться.

Вчера позвонил ему парень, от человека в очках, которому он отдал бумажки, привезенные из маленького автономного государства, и попросил встретиться. Странное место только выбрал – стоматологическую клинику. По своей воле Летягин сюда ни за что бы не зашел. Деньги Колька взял с собой. Кейс у него в руках выглядел вполне органично: на ладном Колькином торсе красовался двубортный костюм, под ним белая сорочка.

В шикарном холле, возле журнального столика под пальмой, Летягина поджидал тот самый тип, из местных, со своей шмарой. Девка была шикарная, такие Кольке всегда нравились: грудастая, с крепкой задницей и длинными темными волосами. С первого взгляда было видно, что бабенка не большого ума, а это еще приятнее. На отдыхе брачный аферист терпеть не мог обхаживать телок. Товар – деньги – товар. И это правильно!

С мужиком разговор оказался пустячным. То, се, на прощание попросил подвезти его кралю. Колька согласился. Когда вышли из клиники, было совсем темно. Девка, хихикая, влезла на переднее сиденье, узкая юбка задралась, а колени у шмары уже, видимо, сами не сдвигались. Поэтому Кольке не требовалось прилагать усилия для осмотра достопримечательностей спутницы. В игривом настроении доехали до какой-то хибары на окраине, и Оля, как звали девку, пригласила красавчика зайти на минутку. Колька решил зайти. Волновали его только деньги, но он уже решил, что возьмет их с собой и будет держать ухо востро.

– Сюда, – пропела Оля, ныряя в маленькую калитку.

Колька шагнул за ней. Не успела его левая нога последовать за правой, как в его голове взорвалась граната, осветив яркой вспышкой последние мгновения его бурной жизни.

Глава 5

День был в самом разгаре, у меня в кабинете собрались руководители служб для поздней планерки по поводу пресловутой презентации на химическом заводе. Ситуация, как я и предполагала, осложнялась убийством директора предприятия. Но не заявлять о выпуске нового вида удобрений руководитель службы маркетинга не мог. Прав был коммерческий директор, которого я нагло вызвонила в тот вечер, когда убили Китаева. Траур трауром, а бизнес не ждет. Если сейчас не выпустить новую продукцию на рынок, колхозы закупят к сезону импортное удобрение, а это означает, что затраты на производство в этом году не окупятся, не говоря уже о потере прибыли для завода. Такого администрация допустить не могла, потому что химзавод только-только встал на ноги, еще не слишком крепко.

Ленка все же золотой человек! Никому ни слова не сказала об утренней разборке с Ведищевым и дала мне к тому же целый час отдыха! Я почти пришла в себя, во всяком случае надежно спрятала в самый дальний уголок свои эмоции.

Миша, руководитель творческой службы, как человек опять-таки творческий, пребывал в ступоре, его подразделение било баклуши, а чтобы создать видимость работы, они пытались впарить мне свою концепцию акции.

Заглянув в первый раздел концепции под масштабным заглавием «Цели и задачи», я убедилась, что творцы работать не собираются. Поэтому начала планерку с небольшой речи:

– Миша, твою мать! Ты что мне подсунул? Ты знаешь, лодырь, что я терпеть не могу этой болтологии: «продвижение товара», «создание образа», «триединые задачи», «маркетинговые исследования»! Фигня! А графики, схемы и диаграммы вообще засунь себе куда хочешь!

– Аллочка, – ласково, в пику мне, возразил лентяй, – Аллочка, не кричи, родная! Мы должны научно обосновывать свою работу, разве не так?

Я даже не удивилась его словам. Мишку я знала сто с половиной лет. Это был высокий, черноволосый парень с ехидной худой рожей и желтыми волчьими глазами. Говорил он глуховатым голосом, всегда веско и врастяжечку. Жил с женой. Она была актрисой местного театра и постоянно пилила его за небольшие доходы. Из-за нее Мишка часто подрабатывал на стороне, и я знала об этом. Ругались мы постоянно. Он не очень уважал женщин, а уж женщин-начальниц вообще не выносил. К тому же я с ним не стеснялась в выражениях.

За это он ябедничал на меня шефу!

– Наукой занимаются лентяи. Кроме физиков-ядерщиков. Ты физик, Миша? Нет? Тогда науку свою клиентам на уши вешай! Им пиши «Цели и задачи»! А мне давай конкретные действия в конкретные сроки, твою мать!

– Ты повторяешься, – сумничал Миша. – Ты уже говорила «твою мать»!

Он хотел разозлить меня по-настоящему, чтобы ситуация вышла из-под контроля и можно было потом сплетничать в курилке: «Она сама не знает, чего хочет! Все бабы дуры». Ну нет, ни хрена не выйдет!

– Значит, так, Мишель! Ты пишешь мне конкретный план мероприятий, я это в третий раз говорю, чтобы ты запомнил. Зоя распишет презентацию по минутам, Лера возьмет прайсы у отдела рекламы в СМИ и составит бюджет кампании. Полностью, в двух вариантах: для клиента, сам знаешь, какой, и для нас, для меня, с налогами, зарплатой для работников по трудовым договорам и студентов. Вы привлекаете студентов?

– А это важно? – у Миши совсем испортилось настроение.

– Еще как важно! Наберете красивых девочек, разносить листовки и напитки. Иди отсюда, работай. Вечером, в восемнадцать ноль-ноль жду весь отдел с отчетами. Если мне не понравится, будете сидеть здесь всю ночь. – И добавила, когда он закрывал за собой дверь: – Твою мать!

Послышались сдержанные смешки.

– Кто следующий? – спросила я.

Команда замялась.

Планерка закончилась только в три часа дня. Народ оголодал и направлялся к выходу из моего кабинета, уже обсуждая обеденные перспективы. Потом завертелись другие дела, потом наступил вечер и появился мрачный Миша со своими девочками и требуемыми конкретными планами. Обсуждение презентации длилось до девяти. Мы ругались до изнеможения три часа подряд, но все же нашли несколько удачных решений. Заметив, что творцы все чаще поглядывают на запястья, я решила сделать перерыв до утра. Ну вот, опять будут говорить: «Ей хорошо, у нее нет детей, куда ей спешить? А вот у нас…» Все так. Детей у меня нет.

4
{"b":"222192","o":1}