ЛитМир - Электронная Библиотека

Впрочем, бывали и радостные исключения. В субботу, 2/15 августа, женился лейтенант Симон. «Был на свадьбе», – отметил в своём дневнике фон Бассер. – «…Ушёл рано. Лейтенант и молодая супруга были довольно пьяны»[96].

По странному стечению обстоятельств в то время, когда в 4 часа утра 4/17 августа русские пехотные дивизии III армейского корпуса пришли в движение и начали свой марш к российско-германской границе, в 40 километрах от них в Гумбиннене проснулся и капитан фон Бессер, словно какая-то неведомая сила толкала их навстречу друг другу. «Понедельник. 17.08. Гумбиннен. (16-й день мобилизации.) В 4 часа встал. В 5 часов маршировал с батальоном. Перевернулся с лошадью и попортил себе ногу. Получил от 8-го уланского полка выезженную лошадь»[97].

Восточная Пруссия. 4/17 августа 1914 года. Расположение III армейского корпуса.

«Мелькнули пестрые, пограничные столбы с двуглавыми русскими и далее, с одноглавыми немецкими орлами», – писал в своих воспоминаниях А. А. Успенский. – «Солнце давно поднялось, было часов 9 утра. На малом привале офицеры закусывали, чем Бог послал; шутили, что уже идут усиленные суточные деньги, так как границу перешли»[98]. Закончив привал, полк продолжил своё движение.

«Утро было такое прекрасное! Яркое солнце, ясное, безоблачное небо, пёстрые цветы на лугах, сонное жужжание осы, высокая рожь с васильками, среди которой очутился наш батальон»[99]. Над полями разливался душистый аромат августовских трав и цветов.

«Солдаты наши с изумлением смотрели на немецкие, уютные крестьянские усадьбы с черепичными крышами и красивые шоссе, везде обсаженные фруктовыми деревьями, удивлялись, что висят фрукты, и никто их не трогает! Жителей нигде не было видно, ни одного человека»[100].

В то же самое мгновение немцы открыли артиллерийский огонь по колонне. Стали слышны ружейная и пулемётная стрельба. 106-й Уфимский пехотный полк вступил в бой у города Сталупенен[101], перейдя с походного марша в наступление. Завязался тяжёлый встречный бой. Командир 13-й роты капитан Барыборов, которому накануне было предсказано ранение, захватил господствующую высоту с тремя соснами и открыл огонь по противнику. Но в этот момент он и был ранен в живот.

Немцы вели прицельный огонь с хорошо подготовленных и замаскированных позиций по наступающим цепям «уфимцев», и он всё усиливался. Падали на землю убитые и раненые, ложились целые и невредимые, не выдержав шквала смертельного огня. Леденящий страх сковывал души.

«Звуки летящих и больше всего разящих пуль, свист и вой гранат, разрывающихся при ударе с особенным треском! Огромные фонтаны земли, камней, песку и дыма от взрыва “чемоданов”[102], крики и стоны раненых, корчи и агония умирающих…

И вот чувство ужаса и страха смерти невольно овладело мною!» – написал об этих тяжких и невыносимых минутах боя капитан А. А. Успенский, – «Мысленно я прощался с жизнью и исступленно молил Бога, (вот когда ярко вспыхнула вера!) если на то Божья воля – сразу отнять мою жизнь, чтобы не мучиться тяжело раненным…

Но вот мы перебежали на новую позицию…

…Чисто эгоистическая мысль, что вот я остался жив, – так Богу угодно, – поддерживает мою бодрость…»[103].

В то же время в 9 часов утра при выходе из Эйдкунена нападению подверглась колона 25-й пехотной дивизии. Юрьевский полк, как и Уфимский полк, находившийся южнее[104], с марша вступил в бой. Полк получил приказ наступать на Сталупенен, преодолевая ожесточённое сопротивление немцев. 1-й батальон подполковника Д. Н. Постникова наступал севернее линии железной дороги Эйдкунен – Сталупенен, тесня противника, при поддержке 2-го батальона (командир подполковник Я. И. Энгельм), наступавшего параллельно и южнее железнодорожного полотна. К 12 часам дня батальонам удалось, «несмотря на сильный огонь противника»[105], продвинуться к населённому пункту Absteinen[106], к 13 часам 30 минутам[107] им ставилась задача: продолжая наступление, выйти на рубеж деревни Peschicken (Пешикен)[108].

На этом направлении удара 1-й и 2-й батальоны полка действовали в тесном контакте с соседним 99-м Ивангородским пехотным полком[109], части которого находились в соприкосновении с Уфимским полком. Так что ожесточённый бой Юрьевский и Уфимский полки вели одновременно и чуть ли не в зоне прямой видимости. О напряжении боя в расположении Ивангородского полка говорит эпизод, приведённый А. А. Успенским в своих воспоминаниях.

«Как сейчас вижу фигуру командира роты капитана 99-го Ивангородского полка, раненого в грудь, плечо и бедро. Кровь сочилась у него по всему френчу. … Когда, не выдержав страшного огня, кучка ивангородцев начала отходить, капитан поднялся во весь рост со страшной раной на груди – весь окровавленный и, со сверкающими глазами, закричал своим солдатам: “Куда? Ошалели! Где противник? Вон где. Ивангородцы, вперед!”

Один вид и жест этого героя, показывающего окровавленной рукой в сторону немцев, заставил сконфуженных солдат остановиться и повернуться в сторону противника!»[110]

В то время как Юрьевским полк вёл успешное наступление, тесня противника и сдерживая его атаки, соседний 97-й Лифляндский пехотный полк к 14 часам оказался в крайне тяжёлом положении, попав под сильный огонь противника и наткнувшись на его ожесточённое сопротивление. Чтобы переломить ход боя, на помощь Лифляндскому полку был переброшен 3-й батальон Юрьевского полка, а 1-му батальону подполковника Д. Н. Постникова было приказано «энергичным движением вперёд»[111] поддержать «Лифляндский полк»[112]. Сражение вспыхнуло с новой силой.

Тяжёлый бой в черте фронта 98-го Юрьевского полка продолжался весь день. Вечером 1-й и 2-й батальоны полка ещё дважды около 19 часов и 20 часов 15 минут[113] переходили в наступление, совместно с частями 99-го Ивангородского и 100-го Островского полков, а также при поддержке 2-го дивизиона 25-й артиллерийской бригады. Наступающие уже в вечерних сумерках части «оттеснили противника»[114], и с наступлением темноты бой прекратился.

В 20 часов 25 минут командир полка послал распоряжения командиру 1-го батальона подполковнику Д. Н. Постникову прекратить бой и удерживать занятые рубежи[115].

«Сообщите, какую линию деревень занимает Ваш батальон. Есть ли у Вас нашего полка пулемёты? Займите наиболее удобную позицию и окапывайтесь, если можно. Держите связь с нашими соседними частями. Полковник Желтышев»[116]. Аналогичное приказание было направлено и командиру 2-го батальона. Прежде чем измождённые солдаты уснули, тыловые службы полка смогли накормить их. В 21 час 45 минут командир 1-го батальона подполковник Д. Н. Постников получил приказ от командира полка полковника В. А. Желтышева: «Вышлите немедленно людей с котелками на шоссе за горячей пищей. Кухни будут подвезены к дер.[евне] Пешикен»[117].

вернуться

96

Там же. Л. 24об.

вернуться

97

Там же. Л. 25об.

вернуться

98

Успенский А. А. На войне. Восточная Пруссия. Каунас, 1932. С. 25.

вернуться

99

Там же. С. 26.

вернуться

100

Там же. С. 25.

вернуться

101

См.: Приложение 1. Карта-схема Сталупененского боя и Гумбинненского сражения.

вернуться

102

Снаряды тяжёлой артиллерии.

вернуться

103

Успенский А. А. На войне. Восточная Пруссия. Каунас, 1932. С. 28, 29.

вернуться

104

25-я пехотная дивизия наступала севернее по линии шоссе Ковно – Кёнигсберг. Н. А. Епанчин написал в своих воспоминаниях: «На правом фланге корпуса я приказал наступать 25-й пехотной дивизии генерала Булгакова, а левее её 27-й дивизии генерала Адариди». (См.: Епанчин Н. На службе трёх императоров. Воспоминания. М., 1996. С. 405.)

См. также, например: Адариди К. 27-я пехотная дивизия в боях 4 (17) Августа 1914 г. под Сталупененом и 7 (20) Августа под Гумбинненом // Военный сборник. Книга VIII. Белград, 1926. С. 162–185.

вернуться

105

РГВИА. Ф. 2712. Оп. 2. Д. 479. Л. 8.

вернуться

106

Населённый пункт Absteinen, между Эйдкунен (современный пос. Чернышевское) и Шталлупёнен (Сталупенен) (современный г. Нестеров). Сегодня не существует.

вернуться

107

РГВИА. Ф. 2712. Оп. 2. Д. 479. Л. 8.

вернуться

108

Населённый пункт Peschicken (Пешикен) находился между Эйдкуненом (современный пос. Чернышевское) и Сталупененом (современный г. Нестеров). Сегодня не существует.

вернуться

109

В Журнал военных действий Юрьевского полка 4/17 августа 1914 года было занесено, что во время боя у деревни Peschicken (Пешикен) «…боевая часть 2-го батальона (Юрьевского полка. – Н. П.) была стеснена ротами боевых участков 99-го полка, занявшими более широкий фронт, чем им было указано». (См.: РГВИА. Ф. 2712. Оп. 2. Д. 479. Л. 8.)

вернуться

110

Успенский А. А. На войне. Восточная Пруссия. Каунас, 1932. С. 33.

вернуться

111

РГВИА. Ф. 2712. Оп. 2. Д. 487. Л. 6.

вернуться

112

Там же.

вернуться

113

Там же. Д. 479. Л. 8об.

вернуться

114

Там же.

вернуться

115

Там же. Д. 487. Л. 8.

вернуться

116

Там же. Л. 9.

вернуться

117

Там же. Л. 11.

6
{"b":"222195","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
#Нескучная книга о счастье, деньгах и своем предназначении
Аврора
Волшебная сумка Гермионы
Один плюс один
Раунд. Оптический роман
От сильных идей к великим делам. 21 мастер-класс
Обязанности владельца компании
Иллюзия греха. Разбитые грёзы
Так случается всегда