ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
На струне
Фатальное колесо. Третий не лишний
Луна-парк
Тень ночи
Любовница Синей бороды
Похититель детей
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть
Побег без права пересдачи
Кто мы такие? Гены, наше тело, общество

В этом бою полк понёс первые потери в офицерском составе. Были убиты два офицера подпоручик С. М. Грибок[118] и командир 14-й роты капитан А. А. Молчанов[119], всего лишь 2 дня назад 2/15 августа участвовавший в первом бою полка у Вержболово и у которого в России остались жена и трое детей[120].

В 12 часов 30 минут 106-й Уфимский пехотный полк взял деревню Гёрритен, за которую в продолжение всего дня шёл ожесточённый бой, к вечеру Гёрритен пришлось оставить, и бой постепенно затих. «Стемнело. …Кругом горели деревни …и отдельные немецкие усадьбы, зажженные артиллерийским огнем, а вдали видно было зарево в стороне Эйдкунен»[121]. Там два батальона 98-го Юрьевского пехотного полка и другие части 25-й пехотной дивизии в багровых отсветах пламени горящего города всё ещё вели поздний бой с немцами.

В беспросветной темноте возвращаясь в расположение полка, объединённые на время под командованием капитана А. А. Успенского, 13, 14 и 16-я роты наткнулись на батарею 27-й артиллерийской бригады. Командир батареи артиллерийский прапорщик просил о помощи. Вся прислуга и наводчики батареи, кроме одного, а также все лошади были убиты или ранены.

«Прапорщик страшно волновался, чтобы орудия не были захвачены немцами. …Я остановил роты, – пишет А. А. Успенский, – и мы все, усталые и изнуренные, вытащили на шоссе и прокатили на руках 3 орудия и зарядные ящики версты полторы, пока не сдали их приехавшему с запасными лошадьми и ездовыми артиллерийскому офицеру.

…По дороге мы оживленно-нервно обменивались впечатлениями первого боя»[122].

Так заканчивался для 106-го Уфимского и 98-го Юрьевского пехотных полков долгий день 4/17 августа 1914 года, день битвы за Сталупенен. «Собрав и устроив на ночлег в ближайших сараях роты, накормив солдат из походных кухонь, сами мы заснули в каком-то дырявом сарайчике на грязной соломе, – написал в воспоминаниях А. А. Успенский. – Не было физических сил ночью бродить и выбирать лучший ночлег.

Все мы были страшно нервно-потрясены пережитыми впечатлениями боя. Я сказал – заснули, но это был не сон, а кошмар-бред ужасами боя. Во сне мы вскакивали и кричали, как полоумные… продолжая видеть пережитое… Только с рассветом я заснул настоящим сном»[123]. Что будет на следующий день, никто не знал. «Всех нас занимал вопрос: что делают немцы? Где они? И что будет с наступлением утра?»[124]

На следующее утро, 5/18 августа, бой не возобновился, противника не было видно. Вскоре стало известно, что немцы отступили. Командованием был дан приказ занять Сталупенен. В 8 часов утра командир 1-го батальона Юрьевского полка подполковник Д. Н. Постников, как и другие командиры батальонов, получил циркулярный приказ «№ 35 жел.[езно] дор. [ожная] будка № 229 д.[еревня] Пешикен.

…По полученным от Штаба дивизии сведениям, неприятель очистил г. Сталлюпенен, оставив лишь слабое сторожевое охранение. Приказано перейти в энергичное наступление для занятия города Сталлюпенена»[125] и произвести разведку, чтобы не попасть в возможно подготовленную немцами засаду. Но немецкие части покинули город, да и сам «г. Сталлупенен …оказался совершенно оставленный жителями. На ночлег полк разместился квартиро-биваком на западной окраине города»[126]. Для сохранения скрытности расположения полка было приказано костров не разводить[127]. Люди легли спать в полной темноте, не имея возможности согреться.

Битва под Сталупененом показала недостаточно налаженную работу медицинско-санитарной службы армии. Капитан А. А. Успенский вспоминал, что «врачебная помощь в первом нашем бою оказалась очень слабой; перевязочные пункты были далеко, санитаров с носилками для переноски раненых совершенно не было видно»[128]. Многие раненые умирали прямо на поле битвы. Те, которые могли двигаться, сами выбирались на дорогу, ожидая, что там им будет оказана помощь[129].

Тем не менее командиры полков делали всё что могли, чтобы организовать эвакуацию раненых в тыл. Перед битвой под Сталупененом командир Юрьевского полка В. А. Желтышев отдал следующий приказ:

«Старшему врачу 98 полка. 1914.

4 августа 10 час. 10 мин. д[ня].

№ 21. у сел.[ьской] дороги к версте к западу от ст. Эйдкунен.

Передвиньте передовой перевязочный пункт в Абтейнен[130], т. к. в западной окраине Эйдкунена будет дивизионный лазарет»[131].

Отсутствие налаженной медицинско-санитарной службы наблюдалось и в прифронтовых лазаретах. Эти службы просто не справлялись с огромным потоком раненых. Был случай, когда раненый солдат самостоятельно добирался до лазарета в течение нескольких дней[132].

В уже упоминавшемся письме от 3/17 августа 1914 года из Сувалок за подписью «Любящая дочь твоя Надя Бобина» его автор написал, что «раненых привозят после каждого боя возами»[133]. И часто их положение было ужасным. «Слов не хватает рассказать, какое тяжёлое впечатление оставило посещение Волочиска»[134], – писал очевидец 25 августа/7 сентября 1914 года в письме из Волочиска в Одессу. – Вокзал и его полуразрушенные окрестности буквально заваливаются стонущими ранеными, доставляемыми на обыкновенных телегах по убийственной дороге. Один из подводчиков при мне выражал своё неудовольствие: “От-то, вёз его, вёз, а вин…” и показывает на телегу, где в соломе лежал вытянувшийся с раскрытым ртом и выражением нечеловеческой муки на лице труп. … Раненых тысячи. …Трясут их по отчаянным дорогам в “дробычанках”, мокнут они под дождём, стонут в грязи под заборами…»[135].

О судьбах же тех, кому повезло не умереть от ран и попасть в госпиталь, рассказала в своих воспоминаниях известная дореволюционная певица и исполнительница народных песен Н. В. Плевицкая[136], которая в начале войны поступила санитаркой в лазарет Николаевской общины в Ковно[137].

Ковно. Лазарет Николаевской общины.

«Дежурство моё было с восьми утра до восьми вечера, – писала в своих воспоминаниях Н. В. Плевицкая. – К нам поступали тяжелораненые, которые нуждались в немедленной помощи.

…Русский солдат …терпелив как святой.

Бывало, скажешь раненому, чтобы он не стонал и не мешал соседу спать. Он сейчас же и притихнет. Мне так становилось жаль его, затихшего, что я едва сдерживала слёзы.

У меня недоставало крепости, какую должна иметь сестра. Я подходила к страдальцу и долго и тихо гладила ему руки, покуда он не засыпал»[138].

Гумбиннен. 5/18 августа 1914 года.

О произошедшем 4/17 августа сражении под Сталупененом капитан фон Бессер узнал на следующий день. Через Гумбиннен были конвоированы, по словам фон Бессера, 1800 русских военнопленных[139]. В городе даже среди военных крепло убеждение, что русские под Сталупененом были разгромлены. «До 18.08. продолжалась битва при Сталупенене, – записал в дневнике фон Бессер. – Русские разбиты с большими потерями»[140]. Но всё же никаких точных сведений о произошедшей накануне битве и о нахождении русской армии не было известно. Неопределённость, витавшая в воздухе, только усиливала нервозность последних дней царившую среди горожан и немецких военных.

вернуться

118

Подпоручик Грибок Сергей Минич. Родился 2 февраля 1892 года. Происходил из крестьян. Был холост. (См.: РГВИА. Ф. 2712. Оп. 2. Д. 424. Л. 10об.)

вернуться

119

РГВИА. Ф. 2712. Оп. 2. Д. 479. Л. 8об.

вернуться

120

Капитан Молчанов Андрей Афанасьевич. Родился 6 октября 1861 года. Был женат и имел троих сыновей 19, 17 и 16 лет (на 1 января 1914 года). Участвовал в Русско-японской войне, во время которой был контужен. Был награждён следующими орденами к 1 января 1914 года:

1. Орденом Святой Анны 4-й степени с надписью «За храбрость» (1904 год);

2. Орденом Святой Анны 3-й степени с мечами и бантом (1905 год);

3. Орденом Святого Владимира 4-й степени с бантом (1906 год);

4. Орденом Святого Станислава 2-й степени с мечами (1907 год);

5. Орденом Святой Анны 2-й степени (1913 год). (См.: РГВИА. Ф. 2712. Оп. 2. Д. 424. Л. 11 об.)

вернуться

121

Успенский А. А. На войне. Восточная Пруссия. Каунас, 1932. С. 35.

вернуться

122

Там же. С. 35, 36.

вернуться

123

Там же. С. 37.

вернуться

124

Там же. Командир III армейского корпуса генерал Н. А. Епанчин не знал о намерениях противника, поэтому и приказал в 11 часов вечера 4/17 августа начальникам дивизий: «…все войска в ночь на 5 августа окопаются и будут удерживать занятый фронт». А ранним утром Н. А. Епанчин поставил задачу продолжить наступление. И в частности: «…б). ген. – лейт. Булгакову (Начальник 25-й пехотной дивизии. – Н. П.) с 4 час. утра продолжать атаку. …в). ген. – лейт. Адариди (Начальник 27-й пехотной дивизии. – Н. П.) с 4 час. утра продолжать атаку …в тесной связи с 40-й дивизией. (См.: Восточно-Прусская операция. Сборник документов. М., 1939. С. 180.)

вернуться

125

РГВИА. Ф. 2712. Оп. 2. Д. 487. Л. 17.

вернуться

126

Там же. Д. 479. Л. 8об.

вернуться

127

Там же. Д. 488. Л. 2. Приказ командира полка № 44 от 5 августа 1914 г. 22 часа 10 минут.

вернуться

128

Успенский А. А. На войне. Восточная Пруссия. Каунас, 1932. С. 34.

вернуться

129

«По пути встречались раненые как наши, так и немцы, не подобранные после боя, и трупы убитых. Первые частью сами добрались до дороги, где ожидали, что какая-либо проходящая часть их подберет». (См.: Адариди К. 27-я пехотная дивизия в боях 4 (17) Августа 1914 г. под Сталупененом и 7 (20) Августа под Гумбинненом // Военный сборник. Книга VIII. Белград, 1926. С. 162–185.)

вернуться

130

Населённый пункт Абтейнен (Absteinen), находился между Эйдкунен (современный посёлок Чернышевское) и Шталлупёнен (Сталупенен) (современный город Нестеров). Сегодня не существует.

вернуться

131

РГВИА. Ф. 2712. Оп. 2. Д. 487. Л. 1.

вернуться

132

Там же. Ф. 2106. Оп. 1. Д. 5.

вернуться

133

Там же. Ф. 2000. Оп. 15. Д. 505. Л. 21. Перлюстрация. «Выписка из заказного письма с подписью: «Любящая дочь твоя Надя Бобина», Сувалки, от 3 августа 1914 г., к Его Прев-ву Н. А. Лоссовскому, в СПб.».

вернуться

134

Уездный город Волынской губернии. Современный районный центр Хмельницкой области на Украине.

вернуться

135

РГВИА. Ф. 2000. Оп. 15. Д. 508. Л. 368. Перлюстрация. «Выписка из письма и.д. Судебного Следователя 3 уч.[астка] Староконстантиновского уезда Богомолеца, без обозначения места, от 25 Августа 1914 г., к К. А. Кирпотенко в Одессу».

вернуться

136

Надежда Васильевна Плевицкая (1884–1940) – русская певица. Исполнительница народных песен и романсов. С началом 1-й мировой войны работала сестрой милосердия в Ковенском госпитале, затем в полевом лазарете 73-й пехотной дивизии. После Октябрьской революции и Гражданской войны в эмиграции. Третьим браком замужем за генералом Н. В. Скоблиным (1894 –?). Вместе с мужем агенты ОГПУ с 1930 года. В сентябре 1937 года участвовали в похищении генерала Е. К. Миллера, председателя Русского Общевоинского Союза (РОВС). По приговору французского суда осуждена, по делу генерала Е. К. Миллера, на 20 лет тюрьмы. Умерла в тюрьме в 1940 году. (См.: Строгин В. Надежда Плевицкая. Великая певица и агент разведки». АСТ-Пресс Книга, 2005., Бугров Ю. Н. В. Плевицкая. Курск, 2005., и др.).

вернуться

137

Город Ковно. Административный центр Ковенской губернии. Современный город Каунас в Литве.

вернуться

138

Плевицкая Н. Мой путь с песней (часть 2 – продолжение «Дёжкин карагод»). Париж, 1930. С. 87.

вернуться

139

РГВИА. Ф. 2019. Оп. 1. Д. 642. Л. 25об. По всей видимости, это были в основном солдаты 27-й пехотной дивизии. В ходе боя под Сталупененом I германский корпус генерала Г. Франсуа атаковал части 27-й пехотной дивизии, которые двигались в авангарде, оголив свой левый фланг. По нему Г. Франсуа и нанёс удар, в результате которого части 27-й пехотной дивизии понесли значительные потери и отступили к русско-германской границе. В этом бою 105-й пехотный Оренбургский полк был почти полностью уничтожен, командир полка полковник П. Д. Комаров убит.

Непосредственный участник событий начальник штаба 27-й пехотной дивизии полковник Л. А. Радус-Зенкович позднее, анализируя бой под Сталупененом, писал: «Немцы, имевшие в районе Пилюпенен-Мелькемен отряд, прикрывавший узел путей и исходную часть железной дороги Гольдап – Сталюпенен, убедившись после 12 часов дня, что направлению на Пилюпенен русские не угрожают, использовали, часть группы для парирования весьма угрожающего им охвата 27-й пехотной дивизии. В результате между 16–17 часами в тылу 105-го Оренбургского полка, составлявшего левый фланг III армейского корпуса и наступавшего на фронт Кисельн, Иогельн, развернулся неожиданно отряд немцев, который атаковал в тыл и левый фланг 27-й пехотной дивизии. 105-й Оренбургский полк почти весь погиб, а другие части 27-й пехотной дивизии, неся большие потери, отошли к русско-прусской границе». (См.: Радус-3енкович Л. Значение фланга в бою III армейского корпуса 4/17 августа 1914 года // Военно-исторический сборник. Выпуск 1. М., 1919. С. 70–95.). В ходе боя под Сталупененом части 27-й пехотной дивизии имели значительные потери. Начальник дивизии генерал-лейтенант К. Адариди приводит следующие данные о потерях: «Кроме Саратовского полка и артиллерии, почти не понесших потерь, остальные части дивизии сильно пострадали, в особенности Оренбургский полк, потерявший своего доблестного, энергичного командира, 31 офицера, 2959 нижних чинов и все 8 пулеметов, в общем 75 % своего состава. Уфимский и Троицкий полки потеряли в общем – 32 офицера, 3705 нижних чинов и 4 пулемета, причем убыль последних достигала 60 %. Общая убыль дивизии равнялась 63 офицерам и 6842 нижних чинам и 12 пулемётам, т. е. около 46 % того состава, в котором она находилась во время перехода границы». (См.: Адариди К. 27-я пехотная дивизия в боях 4 (17) Августа 1914 г. под Сталупененом и 7 (20) Августа под Гумбинненом // Военный сборник. Книга VIII. Белград, 1926. С. 162–185.)

По данным немецкой стороны, в ходе боя под Сталупененом в плен попало свыше трёх тысяч русских солдат. (См., напр.: Такман Б. Первый блицкриг. Август 1914 / Сост. С. Переслегин. М.: АСТ; СПб.:Terra Fantastica, 1999. С. 317.). Русская сторона признала факт захвата пленных. В своём донесении на запрос из Петербурга штаб 1-й армии констатировал: «4 (17) августа на фронте Будвейген, Иогельн армия имела короткий частичный неуспех вследствие внезапного флангового огня, открытого противником из пулемётов на бронированных автомобилях по частям 27-й дивизии. Дивизия отошла на фронт Ромейки, Капсозде и при отходе потеряла значительное число раненых, которые, по-видимому, были взяты в плен». (См.: Восточно-Прусская операция. Сборник документов. М., 1939. С. 184.) В своих воспоминаниях А. А. Успенский так же подтверждает факт пленения большого количества солдат и офицеров 105-го пехотного Оренбургского полка: «…когда немцы открыли огонь из своих орудий и пулеметов в тыл и фланг, 105-й полк дрогнул и, под страшным близким огнём, начал беспорядочно отступать. …Знамя успели вынести, но большая часть полка была окружена немцами, потеряв все пулеметы (8) и попала в плен». (См.: Успенский А. А. На войне. Восточная Пруссия. Каунас, 1932. С. 31.)

вернуться

140

РГВИА. Ф. 2019. Оп. 1. Д. 642. Л. 25об.

7
{"b":"222195","o":1}