ЛитМир - Электронная Библиотека

Анастасия открыла дорожную шкатулку, нажала нужный гвоздик и достала из открывшегося потайного ящичка тот самый флакон – пустой, матовый, небывало, неимоверно легкий, словно сделанный из ваты, ставшей вдруг твердой, как дерево. Вертя его в сильных пальцах, Сандра вслух читала слова, составленные из выпуклых букв, удивительным образом составлявших одно целое с флаконом:

– Шампунь ивушка для мытья волос в воде любой жесткости г. Свердловск цена 1 р. 15 к. ост 18 – 297 – 76…

– Цена – вещь понятная, – сказала Анастасия. – Хоть и неясно, при чем тут эти «р» и «к». Мытье волос, вода… Разве вода бывает жесткой? Жесткая… ну, постель. И все остальное непонятно напрочь. Что это значит?

– Откуда я знаю? – Сандра небрежно поставила флакон на стол. – Девочка, у многих найдутся за семью замками вещички и загадочнее. Не в них дело. Само их существование, сама их необычность неопровержимо гласят: что-то было до Мрака. Иначе откуда все эти вещи, несомненно сделанные человеческими руками? Ты ведь сама до этого додумалась, иначе не связалась бы с Копателями, верно?

– Да, – сказала Анастасия. – Сначала я хотела стать Жрецом, потом подумала – уйдут годы…

– Прежде чем ты приобщишься к великим тайнам и окажешься в неких подземельях, набитых загадочными вещами, да? Молодец, что вовремя одумалась. Другим это не приходило в голову, и они напрасно теряли долгие годы…

– Напрасно все же?

– Напрасно. Никаких подземелий нет. Если они и были, о них забыли сами Жрецы. Или давно уничтожили их, что вернее. А странные находки временами лежат прямо на земле, ибо слишком велики, чтобы можно было спрятать или уничтожить их.

– О чем вы? – жадно спросила Анастасия.

– Сама не знаю. Просто припомнила фразу из одной летописи. Сейчас этой летописи, по-моему, уже не существует – у нас ведь потихоньку сжигается все, кроме сказаний о рыцарских подвигах, даже Хроники Империи исчезают, хотя, казалось бы, кому, как не Императорам, сохранять и оберегать память о предках?

– Значит, и легендарная библиотека Императора…

– Сказки, – грустно усмехнулась Сандра. – Поскольку все слухи насчет меня и супруга Императора, скажу тебе откровенно, полностью отвечают истине – я бы знала… Нет и легендарной библиотеки. Ничего нет. А по тому, что есть, невозможно ничего понять. Впрочем… Знаешь, существует одна древняя картина, из которой и можно сделать вывод, что в незапамятные времена Великий Бре иногда появлялся на земле в человеческом облике.

– Картина, написанная до Мрака? – завороженно спросила Анастасия.

– Кто это может определить? – грустно усмехнулась Сандра. – Уверенным можно быть в одном – в счете времени. Спасибо звездочетам. Их хроники уходят в прошлое на четыреста тридцать лет. Правда, является ли Год Первый хроник годом конца Мрака, не знает никто.

– Родовые хроники уходят в прошлое самое большее на триста пятьдесят лет, – вставила Анастасия.

– Вот именно.

– Вы столько знаете, милорд Сандра…

– Глупости. Мне как-то пришло в голову – я знаю только то, что ничего не знаю. Знаю, что передо мной – пропасть, бездна Незнания. Но вот что мне очень хотелось бы знать – откуда в нас это яростное желание, эта бешеная жажда Знания, которая оказывается сильнее всех пыток и костров? Если в нас ее заложил Великий Бре, почему он не наделил вместе с жаждой знаний и способностями ее утолять? Очередное испытание роду человеческому?

– Но все же, все же? – жадно спросила Анастасия. – Что еще вы знаете?

– Великий Бре, перед нами Мрак! – в сердцах сказала Сандра. – Мифов и легенд превеликое множество, но невозможно определить, какие из них – пусть искаженные, но отголоски далекой чужой жизни. Какова величина земли? В одном обрывке старинной книги на это дается ответ – тысячи километров. Но никто не знает, что такое километр – мера длины? Дневной конский переход?

– Старые книги?

– Большей частью вздор, – махнула рукой Сандра. – Уцелевшие страницы, серединки истлевших книг. Они только напускают тумана. Вообрази себе, каково читать: муж приходит домой пьяный и бьет жену! Муж бьет жену! Написали бы еще, что муж рожает!

Анастасия звонко рассмеялась.

– Самые простые понятия забыты. – Сандра досадливо поморщилась. – Сколько раз я читала, что женщины раньше носили «платье». Она снимала платье. Платье до пола. Платье до колен. Платье выше колен. Это, должно быть, вроде рубашки, но к чему поверх штанов еще и рубашка до пола?

– Мода? – предположила Анастасия.

– Хру его ведает! А исконный рыцарский девиз: «Я и лошадь, я и бык, я и баба и мужик!» Что-то же это должно означать?! Не могли же наши предки взять с потолка рифмованные строчки? Славные предки, славные Секретари… Что такое Секретари? Почему они были только Первые, Вторые и Третьи, а о Четвертых или Пятых никто и слыхом не слыхивал? Миллион вопросов. К примеру – «горком», судя по некоторым источникам, в древности был не укрепленным замком князя или рыцаря, а чем-то совершенно другим. Чем? Миллион вопросов… Сама, думаю, понимаешь.

– Значит, вы – в Оппозиции? – затаив дыхание, еле выговорила Анастасия запретное слово.

Самые разные слухи кружили о загадочной Оппозиции – тайном обществе посвященных рыцарей, где вместо Кодекса почитают еретическое учение Уклон, где лелеют запретные знания и знают ответы на все вопросы.

– Болтовня юных оруженосцев после вечерней зари, – отмахнулась Сандра. – Нет никакого Уклона, а все попытки создать Оппозицию кончались крахом – все проекты как-то тихо и незаметно умирают сами по себе, неизвестно почему. Скорее всего – слишком мало знаний, чтобы возвести фундамент серьезного учения или сопротивления. А что за союз инакомыслящих без учения-фундамента?

– А почему бы просто-напросто не поехать к Закатному Морю?

– Вот о твоей клятве мы и поговорим. Ты, надеюсь, не думаешь, что тебе первой это пришло в голову? Были такие смельчаки во все века… Но ни один не вернулся. Во-первых, летописи не врут – в закатной стороне и в самом деле наверняка хватает неизвестных опасностей, загадочных и смертельных. А во-вторых… Ты ведь, скорее всего, собираешься, как и положено рыцарю в такой ситуации, вернуться домой, рассказать все родителям, получить благословение, собрать отряд и снарядить его? Да? Как раз поэтому твой путь может прерваться еще до вступления на Неизвестные Земли, еще в пределах Империи…

– Жрецы? – спросила Анастасия.

– Они. Серые Кардиналы, сколько их ни есть, почему-то не выносят рыцарей, путешествующих к Закатному Морю. Может быть, потому ни один рыцарь и не вернулся…

– Вы хотите сказать, что мне не доехать? Что все предрешено и обречено?

– Как знать… Если выедешь завтра и поскачешь не домой на восход, а прямо на закат, если будешь держаться вдали от Тракта – как знать… Пока спохватятся, пока прикинут и обсудят, пока снарядят погоню… Несколько дней у тебя, во всяком случае, будут. Хочется верить…

– Хочется верить, – повторила Анастасия. – Однако… Милорд Сандра, уверены ли вы, что перед нами – путь обретений, а не утрат?

– То есть?

– Предположим, мы узнаем, докажем неопровержимо, что жизнь до Мрака – не миф, что жили некогда Древние. И погибли. Вероятнее всего, погибли, оставив жалкую горсточку не помнящих родства, заложивших потом мир, в котором мы живем… Но что, если Знание об их жизни и кончине не обогатит нас, а наполнит ужасом перед познанным? Ведь возможно и такое?

Она остановилась посреди комнаты, в лунном багровом сиянии, замерла, как струнка, готовая отозваться на легкое прикосновение, посторонний звук поблизости. Сандра приглядывалась к ней устало и печально.

– Так как же? – спросила Анастасия.

– Ты умна, – тихонько сказала Сандра. – Ты умеешь смотреть в корень. По пальцам можно пересчитать тех, кто задавался этим вопросом. Обычно думают только о Знании, жажда его так сильна…

– Я знаю, – сказала Анастасия. – Я потому и еду. Впрочем, я уже… когда поклялась…

– Тогда не мешкай.

– Мешкать не буду, – сказала Анастасия. – Меня, кажется, угораздило повздорить с Серым Кардиналом.

6
{"b":"222199","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Волчья Луна
Брачная игра
Севастопольский вальс
Победа в тайной войне. 1941-1945 годы
Ветер на пороге
Метро 2033: Край земли-2. Огонь и пепел
Как вырастить гения
Ключ от твоего мира
Несбывшийся ребенок