ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

   Я слышала о существовании призраков, но никогда всерьез не воспринимала эти рассказы. Неужели передо мной призрак? А как иначе объяснить происходящее? Фигура парила абсолютно бесшумно, не проявляя признаков интереса ко мне. Я сидела, вцепившись в одеяло так, что побелели костяшки пальцев. Хотелось убежать из комнаты, но ужас сковал все движения. Больше всего человек боится того, чего не может понять. Самый сильный страх - страх перед неведомым. Мне никогда не было так страшно.

   Не знаю, сколько я так просидела. Может, десять минут, может целый час, время будто остановилось. Вдруг фигура взмахнула призрачными "руками" и исчезла с неприятным жужжанием. Я еще некоторое время сидела, замерев. Моя комната приобрела обычный вид. Я отпустила одеяло и растерла онемевшие кисти рук, потом заставила себя встать. На негнущихся ногах доковыляла до выключателя. Комнату озарил свет, на этот раз, естественный. Я тупо стояла и смотрела вокруг. Мозг требовал логического объяснения недавнему происшествию, но объяснение как назло не находилось. От пережитого шока меня одолела слабость и жутко разболелась голова.

   Мне захотелось выпить воды, но я боялась выйти в коридор. Темнота по-прежнему навевала безотчетный страх. Если бы Марк сейчас был дома, я бы обязательно пошла к нему за защитой от ночных кошмаров, но его нет. Не идти же в самом деле к Лориссу! Представляю эту картину: вламываюсь в комнату к мужчине посреди ночи и объясняю, что боюсь находиться в своей комнате, так как там сверхъестественные явления. Большего абсурда трудно придумать. А вот Марку бы рассказала. Уверена, он бы меня понял.

   Я включила лампу на прикроватном столике и легла в постель. Нужно как-то пережить эту ночь, а утром буду думать, что мне делать. Страх не отпускал меня из своих цепких лап. В ушах стояло противное жужжание. Я закрылась одеялом с головой, сверху накрылась подушкой. Стало жарко и трудно дышать, зато не так страшно. Мне с трудом удалось успокоить бешено стучащее сердце. Через некоторое время я заснула.

   Утром меня разбудила Мариза. Оказалось, я проспала! Я даже не услышала свою любимую песню на коммуникаторе, которая будит меня каждое утро. Никогда со мной такого не было. Голова просто раскалывалась. Я сжала виски пальцами и попыталась запустить мозг в рабочий режим. Черт, лучше бы я этого не делала. Воспоминания о прошедшей ночи больно кольнули все тем же липким страхом. В свете дня ночные события казались мне сущим бредом. А вдруг мне все это просто привиделось во сне? Нет, не может быть, я же четко все помню. Я НЕ спала.

   Значит, придется признать, что со мной случилось нечто, выходящее за рамки разумного. Моя ночная решимость рассказать близким о пережитом ужасе быстро испарилась. Не хочу выглядеть ненормальной. Пока рано бить тревогу. Вполне возможно, что будущей ночью я посплю спокойно и забуду все как страшный сон.

   С таким оптимистическим настроем я стала собираться на работу. Внизу меня уже ждал Лорисс.

   - Доброе утро! - улыбнулся он. - А я уже подумал, что ты решила сделать себе выходной.

   - Случайно вышло, - тихо ответила я. - Едем быстрее.

   В машине я сидела молча и бездумно пялилась на городской пейзаж. Разговаривать совершенно не хотелось, да и настроение просто отвратительное. Лорисс сделал пару попыток меня разговорить, но я лишь отвечала односложно. Лорисс начал бросать на меня тревожные взгляды.

   - Джули, с тобой все нормально? - спросил он.

   - Да, все в порядке, - ответила я и улыбнулась ему. Улыбка вышла жалкая.

   - Ты не заболела? - продолжил он допрос. В его голосе я слышала неподдельное беспокойство.

   - Нет, все нормально. Просто легла вчера поздно, не выспалась, - соврала я.

   Я снова отвернулась, показывая, что не хочу больше расспросов.

   Когда мы подъехали к оранжерее, Лорисс открыл мне дверь машины. Я сказала ему "До вечера" и хотела уйти, но мужчина удержал меня, взяв за руку.

   - Джули, у тебя точно ничего не случилось? Расскажи, я обязательно помогу тебе, - попросил он, заглядывая мне в глаза.

   В голосе Лорисса звучало что-то такое, отчего у меня возникло острое желание рассказать ему обо всем. Нет, не могу. Я старательно прятала глаза, боясь, что он раскусит мою ложь.

   - Не беспокойся, у меня правда все хорошо, - я улыбнулась. На этот раз, уверенно.

   Мне наконец-то удалось спровадить телохранителя вместе с его заботой. Мне было очень приятно, что он беспокоится обо мне, но умом я понимала, что его беспокойство продиктовано лишь служебными обязанностями. На работе я отвлеклась от переживаний.

   Вечером позвонил Марк и сообщил, что снова остается у Стэллы. Я загрустила. Ночь приближалась, я ждала ее с нарастающей тревогой. После ужина Лорисс предложил прогуляться вокруг дома, подышать воздухом. Я согласилась. Мы погуляли. Лорисс развлекал меня, как мог, рассказывал анекдоты. Я смеялась до коликов в животе. Жаль, это не может длиться вечно. Лорисс предложил вместе посмотреть какой-нибудь фильм, но я отказалась. Мне хотелось лечь спать пораньше. К тому же, телохранитель сказал, что посмотрит фильм в своей комнате. Отлично, буду знать, что Лорисс не спит, это придаст мне храбрости. Главное сейчас заснуть и не просыпаться до самого утра.

   Я проснулась будто от толчка. Наивно понадеялась, что уже утро. Осторожно выглянула из-под одеяла: вокруг темнота. Черт, как назло. Я поспешно накрылась вдобавок подушкой. Стало страшно до дрожи. Внизу живота все скрутило, выступил холодный пот. Я попыталась себя успокоить, ведь это ненормальная реакция. Ничего же не происходит. Сейчас я успокоюсь и снова усну. В конце концов, я ничего не вижу, и видеть не собираюсь.

   Некоторое время безуспешно пыталась заснуть. Вдруг тишину нарушило чуть слышное жужжание, до ужаса знакомое. Я даже забыла, как дышать. Сердце бешено застучало. Я зажала ладонями уши изо всех сил, но меня не оставляла надежда найти происходящему разумное объяснение. Я вылезла из-под подушки и открыла один глаз. Обозреваемый мной кусочек белой простыни отливал зеленым цветом. Нет, это не может происходить со мной! Ну за что мне это наказание?! Внутри вспыхнуло горькое чувство обиды.

   Решив, что страшнее уже не будет, я села в кровати. Передо мной висела до боли знакомая светящаяся фигура. От монотонного жужжания разболелась голова. Вчера звук был только при исчезновении этого.... Как же назвать? Привидение? Фантом? Назовем это фантомом. Сегодня это решило мучить меня еще и звуком. Злость и обида придали мне силы. Я вскочила с кровати и спряталась в ванной комнате, дрожащими руками закрыв магнитный замок на двери. Только так наконец почувствовала себя защищенной.

   Я села на пол в углу, обхватила руками колени и расплакалась. Сомнений нет, я определенно сошла с ума. От жалости к себе слезы потекли сильнее. Я больше не сдерживала себя и разрыдалась от души. Причина этих слез не только в том, что выгнало меня из собственной спальни. Это только повод. Я очень давно не плакала, а теперь вложила в свою истерику все свои переживания последнего времени: одиночество, неудовлетворенность жизнью и самой собой, тоску по теплу и нежности.... Даже свои глупые мечты о собственном телохранителе. Я плакала, пока слезы не закончились. Мне стало легче, даже страх исчез. Когда на душе кошки скребут, страхи отходят на второй план.

   Я решилась вернуться в спальню только часа через два. Уже рассветало. В комнате не было и следа пережитого ужаса. Я без сил рухнула в постель. Перед тем, как провалиться в тяжелый сон, успела твердо решить, что сегодня я останусь ночевать в оранжерее.

   Мое пробуждение утром опять было невыносимым. Я сгребла свое тело с кровати и заставила собираться на работу. Я должна выглядеть хорошо, чтобы Лорисс не продолжил вчерашний допрос. Еще мне нужно как-то объяснить телохранителю, почему я остаюсь на ночь в оранжерее. Проклятая жизнь!

   Лорисс хоть и косился на меня подозрительно, не задавал никаких неудобных мне вопросов. В полдень он как обычно позвонил мне и предложил отвезти домой пообедать, но я отказалась, соврав, что сегодня обедаю на работе вместе с девочками. Лорисс согласился, только попросил меня не ходить без него в ресторан или кафе, а оставаться в оранжерее.

20
{"b":"222206","o":1}