ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Правда, я знаю, что в Ленинграде есть школа Филонова, что его среди живописцев очень ценят. Но все это в довольно узком кругу.

Думаю, что только невысоким общим уровнем нашей живописной культуры можно объяснить неумение использовать такую огромную техническую силу, как Филонов. А между тем еще в дореволюционное время, загнанный в подполье и естественно развивший там некоторые черты недоверия, отрешенности от жизни, самодовлеющего мастерства, Филонов после Октября пытался выйти на большую живописную дорогу. Он тянулся к современной тематике (его большое полотно «Мировая революция» для Петросовета[407], фрески[408] его школы «Гибель капитализма» для Дома печати в Ленинграде, портреты революционных деятелей, костюмы для «Ревизора» и пр.). Он тянулся к декоративным работам, к фрескам, к плакату, но поддержки со стороны художественных кругов не встретил. Может быть, здесь виновата отчасти всегдашняя непреклонность, «негибкость» Филонова, требующая особенно чуткого и внимательного отношения, в то время как все складывалось, будто нарочно, весьма для него неблагоприятно.

В 1931 г.[409] в Русском музее (Ленинград) была подготовлена выставка работ Филонова. (В течение последних 3–4 лет это уже не первая попытка!) Были собраны почти все его работы, вплоть до конфетных этикеток, — около 300 названий. Две залы. Но тут долгая бюрократическая канитель — и выставка Филонова не была открыта, не была вынесена на суд советского зрителя!

Вот еще одна злостная деталь.

В 1931 г., встретившись с Ю. Тыняновым, я разговорился с ним о его последних работах. Тынянов признался:

— Меня сейчас очень интересует вопрос о фикциях. Их жизнь, судьба, отношение к действительности.

Мы обсуждали с Тыняновым его удивительную повесть «Подпоручик Киже» о фиктивной жизни, забивающей подлинную, и я заметил:

— Судьба вашей книги — та же судьба этой описки, этой фикции.

— Как так?

— Да вот, возьмем такую сторону ее (литературной части я сознательно не коснулся) — рисунки в вашей книге сделаны, очевидно, учеником Филонова?[410]

— Да.

— И учеником не из самых блестящих. Вот видите? Подлинный Филонов пребывает в неизвестности, ему не дают иллюстрировать (или он сам не хочет?), а ученик его, очень бледный отсвет, живет и даже, как самая настоящая фикция, пытается заменить подлинник!

Кажется, Ю. Тынянов вместе со мной подивился странной судьбе Филонова, этого крупнейшего ультрасовременного живописца.

Л. И. Жевержеев[411]

Воспоминания (Отрывок)[412]

В один из вечеров второй половины ноября 1913 года на стене дома, примыкавшего к зданию Городской думы с ее каланчей на Невском проспекте, появилась необычная реклама. Сменяющиеся световые буквы через регулярные интервалы складывались в не совсем обычный текст: «Об-во худ-ов „Союз молодежи“» — 2 декабря. Театр на Офицерской. Первые спектакли футуристов театра. Трагедия «Владимир Маяковский» и опера «Победа над солнцем»…

Так было оповещено о совместном выступлении Общества художников и В. В. Маяковского в театре. <…> «Союз Молодежи» организовался зимой 1909/10 года, объединив ряд «молодых» художников-живописцев[413].

Время на тогдашнем художественном фронте было горячее. Едва ли не ежедневно возникали новые спорные, принципиальные вопросы, еженедельно на собраниях «Союза Молодежи» все эти вопросы горячо обсуждались, но одни разговоры не могли нас удовлетворить.

Хотелось выйти за пределы своего тесного кружка. Хотелось найти общие точки соприкосновения между нашими новаторскими тенденции в области живописи и «новыми» течениями в других художественных областях.

Отсюда тяга наша к общению с молодыми художниками слова, в первую очередь с поэтами, тяга тем более понятная, что мы знали уже, что и поэты как-то пытаются свои новаторские замыслы и связать и обосновать через новое в живописи.

Так возникло наше собственное издательство «Союз Молодежи».

Первые два выпуска неповременного журнала «Союз Молодежи» составлены были силами одних художников. Третий же выпуск, вышедший в апреле 1913 года, вышел уже с участием группы поэтов «Гилея»[414], со стихами Хлебникова, Бурлюка, Крученых и прозой Гуро.

В эту же зиму 1912/13 года начались совместные выступления художников и поэтов на диспутах, большинство которых устраивалось под флагом Общества художников «Союз Молодежи» в помещении Троицкого театра.

Ареной для наших выступлений должна была служить и театральная сцена. Однако, пробиться в театр было еще труднее, чем в печать. Казенные театры были вообще недосягаемы, а частные, в лучшем случае, обслуживались художниками, примыкавшими к враждебно нам настроенным кругам «Мира искусства»[415], а в худшем — ремесленниками-декораторами. Художникам, связанным со страшным словом «футуризм», никуда проникнуть было невозможно.

Да если бы это даже и удалось, то драматургия, которая давалась на этих сценах, никого из нас не могла бы ни привлечь, ни вдохновить.

Отсюда поиски адекватных нашим стремлениям драматургических произведений. Еще в конце 1910 года наши поиски подходящего материала в народном творчестве привели к спектаклю «Царь Максимилиан»[416]. Успех этого театрального выступления толкал нас на дальнейшие поиски, завязавшаяся еще в начале года тесная связь с группой поэтов «Гилея» привела к организации Обществом спектаклей на драматургическом и музыкальном материале членов этой группы. <…>

Обязанности режиссера по спектаклю трагедии «Владимир Маяковский» взял на себя сам автор. Его помощником был Виктор Романович Раппопорт, ведавший также и набором исполнителей, по преимуществу из студенческой молодежи.

Для спектакля «Владимир Маяковский» раздобыть помещение было трудно. В конце концов удалось уговорить антрепренера, державшего оперетту в помещении театра на Офицерской улице (ныне улица Декабристов). Этот театр назывался тогда «Луна-парк»[417].

Плохие сборы этого опереточного театра помогли нам получить помещение на четыре дня — 2–5 декабря.

<…> В конце концов мне удалось убедить сбитого с толку и явно трусившего представителя власти в том, что ничего «такого» нет, а наше «новое искусство» и «футуризм» ничего общего с «политикой» не имеют. Спектакль был разрешен. <…> Огромный успех спектаклей трагедии «Владимир Маяковский» в значительной степени вызван был и впечатлением, какое автор производил на сцене. Даже свистевшие первые ряды партера в моменты монологов Маяковского затихали. Нужно, впрочем, сказать, что отмеченные рецензентами тогдашних газет протесты и безобразия относились, главным образом, к тому, что спектакль, назначенный по афише на восемь часов, а фактически начавшийся в половине девятого, окончился в десять с половиною часов, и часть публики решила, что спектакль не закончили.

Опера Матюшина по сравнению с «Владимиром Маяковским» была воспринята с меньшим энтузиазмом.

Отношение буржуазной прессы к «Владимиру Маяковскому» общеизвестно. Начиная от строки суворинского «Нового времени» — «На-брр, гле-брр, цы-брр»[418] и кончая обвинениями ряда газет в надувательстве и спекуляции, все старались общим хором выразить свое возмущение.

вернуться

407

Подробнее см.: наст. изд. Глебова Е. Н. Воспоминания о брате.

вернуться

408

Панно филоновцев для Дома печати были выполнены маслом на холсте.

вернуться

409

Выставка должна была состояться в 1929–1930 годах.

вернуться

410

См.: наст. изд., Кибрик Е. А. Работа и мысли художника.

вернуться

411

Жевержеев Левкий Иванович (1881–1942), предприниматель, знаток искусства, коллекционер, меценат, художник-любитель и мемуарист. В девятнадцать лет возглавил художественную часть на фабрике своего отца, выпускавшей парчу и церковную утварь. Принадлежал к числу защитников и последовательных пропагандистов новых форм в искусстве, был своим человеком в кругах творческой молодежи. Председатель и казначей «Союза молодежи», оставался на этих постах все время существования объединения.

вернуться

412

Жевержеев Л. И. Воспоминания // Маяковскому. Сборник воспоминаний. Л., 1940. С. 132–136. Купюры отмечены отточиями.

вернуться

413

Инициаторами создания объединения были Е. Г. Гуро и М. В. Матюшин. В конце 1909 года в их квартире на Лицейской ул. в Санкт-Петербурге состоялось общее собрание петроградской художественной молодежи, на котором было принято решение о создании «Союза молодежи». Устав объединения был принят в феврале 1910 года, и этот момент можно считать официальной датой его рождения. Текст его гласил:

1. Общество Художников «Союз молодежи» имеет целью ознакомление своих членов с современным течением в искусстве, развитие в них эстетических вкусов путем устройства музея художественных произведений и библиотеки книг, посвященных вопросам современного искусства, а также обменом мнений по вопросам искусства и способствовать сближению лиц интересующихся искусством.

2. Регионом деятельности Общества является город С.-Петербург.

3. Учредителями Общества являются лица, подписавшие проекты настоящего Устава. <…>

4. <…> Общество имеет право с соблюдением установленных правил:

а) иметь собственную мастерскую для совместных занятий членов.

б) устраивать для членов Общества в мастерской Общества вечера для совместного рисования, обмена мыслей по вопросам, касающимся искусства и т. п.

в) устраивать выставки и аукционные продажи художественных произведений, музыкальные вечера, концерты, драматические представления, прием пожертвований на цели развития искусства.

г) устраивать публичные чтения по вопросам, касающимся задач Общества.

д) назначать художественные конкурсы с выдачей премий и наград.

е) издавать всякого рода произведения графического и печатного искусства.

ж) входить в сношения с правительственными художественными музеями по вопросам, касающимся задач Общества (РГАЛИ Ф. 336. Оп. 5. Ед. хр. 4. Л. 1–4).

Во время подготовки первой выставки в обществе произошел раскол. Гуро и Матюшин отказались выступать вместе с его членами, представившими слабый материал, тогда как Школьник и Шлейфер настаивали на необходимости выставки. Гуро и Матюшин вышли из общества, передав дела Л. И. Жевержееву, приглашенному Школьником и Шлейфером. Общество объединило более 30 членов, кроме того в выставках «Союза молодежи» участвовало немало художников в качестве экспонентов. Секретарем объединения был избран И. С. Школьник. На Карповке была найдена мастерская, где по средам и субботам проводились общие собрания. Жевержеев представлял себе общество как «творческое объединение, двери которого широко распахнуты для всех начинающих, если они не традиционалисты и если они талантливы. Свободное от какой-либо сектантской узости, не опасаясь упреков в эклектичности, оно должно дать молодым то, что так не хватает их поколению, — атмосферы доброжелательной сплоченности и координации усилий. Экспериментальная лаборатория современного искусства, большой и хорошо укрепленный против любых враждебных выпадов лагерь». Роль идеолога объединения большинство исследователей отводит В. Матвейсу. Среди членов-учредителей упоминается имя Филонова. В ноябре 1910 года Филонов вместе с Э. К. Спандиковым, И. С. Школьником и С. Я. Шлейфером совершил поездку в Гельсингфорс (ныне Хельсинки). Возможно, этот шаг был продиктован желанием повторить эпизод из истории «Мира искусства»: одним из первых деяний С. П. Дягилева была организация русско-финляндской выставки, сделавшей знаменитым ее организатора. Инициатива «союзовцев» не была должным образом оценена их финскими коллегами.

вернуться

414

«Гилея» — неформальное литературное объединение, в которое входили писатели-«будетляне». Датой рождения объединения считается 1910 год, когда был опубликован коллективный сборник стихов «Садок судей». Редактировал его В. В. Каменский, издал М. В. Матюшин.

вернуться

415

Вышедшая в 1913 году в издательстве «Союз Молодежи» брошюра «Галдящие Бенуа и новое русское национальное искусство» отнюдь не способствовала примирению между враждовавшими лагерями. — Прим. автора.

вернуться

416

В начале 1911 года под руководством режиссера М. М. Бонч-Томашевского участники «Союза молодежи» провели в Петербурге серию театрализованных вечеров под названием «Хоромные действа», которые стали одной из первых попыток кубофутуристической сценографии. Участники вечеров воссоздали русское народное представление «Царь Максемьян и ево непокорный сын Адольфа». Актеры были одеты в костюмы, созданные по старинным лубочным образцам, и действовали среди зрителей, вовлекая и их в действие. Спектакль был показан и в Москве. О событиях, предшествовавших выступлениям «первого футуристического театра» см.: наст. изд., Покровский О. В. Тревогой и пламенем. Прим. № 45.

вернуться

417

См.: наст. изд., Филонов П. Н. Автобиография.

вернуться

418

Пародийное воспроизведение знаменитого «Дыр бул щыл» А. Е. Крученых из сб. Помада. М., 1913. См.: Крученых А. Е. Стихотворения, поэмы, романы, опера. М., 2001. С. 55.

42
{"b":"222213","o":1}