ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Эти стихотворные строки удивительно точно ложатся на образы филоновской живописи, про которую современники говорили, что она похожа на раскрытый человеческий мозг. День был высокий и трудный. Платили страданием и трудом за каждый шаг. Повторится ли когда-нибудь время высоких надежд?

В начале 1913 года[692], перед самой войной, Маяковский пригласил Филонова к оформлению своей драмы «Владимир Маяковский». Об этом спектакле много писали. Существует обширная литература об этом совместном выступлении поэта и живописна. Все писавшие отмечали впечатление от необычных декораций. Ставил спектакль «Союз молодых», а из всех художников, входивших в «Союз», Маяковский выбрал Филонова. Задник был написан Школьником, но гротесковые фигуры, символы переживания героя, были созданы Филоновым. Это было первое в России, а может быть и в Европе, экспрессионистское оформление спектакля. Прожектор выхватывал отдельные куски сцены, прием тогда новый. Был предвосхищен театр одного актера. Маяковский играл самого себя — Маяковского. Одинокого среди миллионов одиночеств. Остальные персонажи лишь маски, отражение переживаний героя.

* * *

Тринадцатый год, перед самой войной.

К дружбе с Маяковским Филонов пришел не юношей, не от футуризма, не от желтой кофты пришел он к совместной работе над спектаклем. От долголетней выучки.

За плечами многое — и разрыв с Императорской Академией художеств. Поездка в Италию и Францию. В Риме неувиденный «Страшный суд» Микеланджело[693]. Но и неувиденный запал в памяти.

Недолго художник пробыл за границей. Он возвращается на Родину, в Россию. <…>

Предгрозовые, предвоенные годы для художника наполнены стремлением понять и запечатлеть трагедийные основы бытия.

Он экспериментирует над собой неуклонно и жестоко.

Никогда ни в чем эксперименты Филонова не были формальны. Он хотел понять глубинное в трагедии.

Создается «Автопортрет», часто воспроизводимый в работах о Филонове.

Я помню его автопортрет[694]. Образ удвоен. Лицо юноши с едва заметной, чуть иронической улыбкой. Грустно и насмешливо всматривается он во что-то забавно-странное, происходящее перед ним. И другое лицо — аскета с ледяными, пристальными глазами, глядящими в неотвратимое, неведомое другим. И рука. Рука, замыкающая композицию, дающая законченность образа. Сухая, энергичная. Рука труженика и творца.

Автопортрет, 1910 год.

Из всех созданных тогда работ — была одна любимая.

Горько любимая картина «Мужчина и женщина».

Я видел эту картину в руках мастера, — ювелирно сделанная, совсем небольшая, она казалась маленькой драгоценностью[695].

В эту любимую, горько любимую вещь вложил он все — и раннюю мудрость человека, много пережившего и передумавшего, и сознание опасной загадочности бытия, и отточенное мастерство.

Грядущее грозно, неведомо…

Безответственность отчужденности всех обреченных ей отбрасывает к неизбежному вопросу, обращенному к молчащему Бытию.

Что делает трагедию трагедией?

Где она, диалектика страдания и зла?

Вопрос о тайных законах драмы жизни — самый глубинный и самый безответный из всех. Быть может, несчастия — хаос, и страдания — хаос, и нет закона беды? Бессмысленность страдания тяжелее самого страдания. Алогична любая драма, иррациональна в своей глубинной сути. Рациональных драм быть не может.

О законах трагедии, трагедии каждого перед лицом Бытия, мы спрашиваем безответное и грозное Бытие. Этот глубинный вопрос звучит во всех иных.

Неверен любой ответ, иллюзорен любой исход, потому что иррациональная точка исхода — драма жизни. Звенья Судьбы и Беды смыкаются алогически, и тогда трагедия — подлинно трагедия, она ускользает от анализа. Но есть формула драмы, структура у ситуаций конфликта, она одна во всем.

Филонов — художник трагедии.

Его живопись загадочна, как загадочна жизнь. Картины — шифры Бытия.

Бесстрашно и напряженно всматриваясь в мятущееся и опасное, художник обнажал страшный, темный подтекст жизни, трагическую подоснову мира.

«Содрать ложь», — говорил Мастер. Его творчество — это разрушение иллюзий, которые скорбящие и страдающие выстраивают перед враждебным хаосом жизни.

И предвоенные душные годы, перед первой мировой войной, последним прибежищем был Эрос. В эротику уходили, бежали от страха перед катастрофичностью жизни. Эротика давала иллюзию изживания жизни, ставшей бессмысленной.

Но тема «Мужчины и женщины» — не Эрос[696].

Ее тема — отчужденность. Человек одинок. Человек одинок всегда, даже в любви. Люди, потерявшие надежду, подменившие жертву и борьбу фразой и жестом, любовь — эротикой, игрою в любовь, проиграли и эту игру.

Художник начал эту картину раньше «Пира королей», но кончил ее позднее. Она продолжает и углубляет эту же тему.

Короли пировали, грезили славой. Художник создал пир трупов, пир мести.

Короли вершили судьбами, думали, что вершат, — художник увидел их мертвыми. На картине «Мужчина и женщина» они только мрачный фон на своих шатких тронах.

Трагедия власти заслонена великой трагедией Эроса. Фриз внизу картины «Короли уходят в ничто». Отяжелели короны, скоро падут. Тяжело задумались властители на своем последнем пути.

Суровый твердый человек держал в руках кисть. Я не решался спросить, повлияла ли на замысел этой работы знаменитая в те давние годы книга Отто Вейнингера[697]. Я думал тогда и думаю теперь, что скорбная тень этого так рано ушедшего мыслителя лежит на образе картины.

Мне трудно представить себе, что в годы создания «Мужчины и женщины» он был молод, что было молодо его поколение. Его поколение жило тревогой.

На пороге стояла первая мировая. Рядом с каждым стояла смерть.

В двенадцатом начал художник свою работу. Он трудился над ней годы, переписывая и переписывая, покрывая одну запись другой. Каждая из картин Филонова — это шифр тревоги. Действительность, опасная и неразгаданная, передавалась через шифры горькой тайны.

Душные годы перед первой мировой войной.

Над картиной стояли еще годы и годы труда.

Но в далеком Сараеве молодой и недовольный, переживший унижение своей страдающей Родины как личную боль, в гневном отчаянии резко нажал пистолетный спуск[698].

«… В закатной дали
Были дымные тучи в крови».
А. Блок[699]

<…> Быстрый дым сараевских выстрелов неудержимо разросся черными тучами орудийного дыма. Закачалась, загудела земля под лавиной снарядов.

<…> Отчаянно и неподготовлено бросает Россия в ответное наступление свою гвардию, свою лучшую армию.

Россия не готова к войне, ни к чему не готова.

Инертна государственность российская. Развинчена военная машина. Тяжела расплата за несогласованность и общую апатию.

Зажата в железные клещи в Мазурских болотах, гибнет Русская армия Самсонова[700]. Сколько их, безвестных могил, во тьме Мазурских болот?

Жертва оправдана. Германцы сняли два корпуса с французского фронта, перебросили на восток. <…> Как пережила Россия боль этих страшных дней? Как пережил эту боль художник вместе с болью Родины? <…>

Хлебников видел, как на бурлящем Невском молодой офицер, сверкая обнаженным клинком, кричал: «Ура, я буду убит, через три месяца я буду убит».

вернуться

692

П. Н. Филонов мог получить приглашение от В. В. Маяковского к сотрудничеству не раньше осени 1913 года. Правильность такой даты подтверждает хроника создания футуристического театра. Так, еще в марте 1913 года на диспуте, организованном объединением «Мишень» в Политехническом музее в Москве, М. Ф. Ларионов декларировал намерение организовать свой театр, где не будет традиционной сцены. Ее «аналог» разместится на месте партера. Зрители в зависимости от хода действия будут располагаться или на возвышении в центре зала, а то и на проволочной сетке, натянутой под потолком. Во время действия не только актеры, но и пол сцены, и декорации будут находиться в непрерывном движении. Декорации будут лучистыми комбинациями сменяющихся форм. Для участников «Гилеи» и «Союза молодежи» декларации москвичей послужили сигналом к ответным действиям. В противовес замыслам Ларионова, с которым у К. С. Малевича к этому времени возникло отчетливо выраженное соперничество, они задумывают организовать собственный театр. В июле на дачу М. В. Матюшина в Уусикиркко прибыли Малевич и А. Е. Крученых для выработки программы совместных действий. Столь «узкий» состав группы не помешал ее участникам громко назвать свое совещание «Первым всероссийским съездом футуристов-баячей». Была разработана программа действий и намечены спектакли. Крученых и Маяковский получили заказ сдать тексты к осени. Работа над постановками началась лишь в октябре. Скорее всего, именно в этот момент Филонов и И. С. Школьник были приглашены к участию в оформлении «Трагедии». Спектакли состоялись 2 и 4 декабря («Трагедия. Владимир Маяковский»), 3 и 5 декабря («Победа над солнцем»).

вернуться

693

См.: наст. изд.: Глебова Е. Н. Воспоминания о брате.

вернуться

694

П. Н. Филонов. «Автопортрет». 1909–1910. Бумага, сепия. 6,8 × 10,5. ГТГ.

вернуться

695

О. В. Покровский пользуется лексикой Филонова, который называл картинами все свои произведения независимо от того, в какой технике они исполнены. На самом деле известны три произведения Филонова с названием «Мужчина и женщина» — рисунок, акварель, масло. Все они исполнены в 1912–1913 годах.

вернуться

696

Скорее всего, Покровский имеет в виду акварельный вариант произведения: «Мужчина и женщина (Адам и Ева)». 1912–1913. Бумага, акварель, чернила коричневые, тушь, перо, кисть. 31 × 23,3. ГРМ. Исторический процесс в нем более конкретизирован, чем в живописной композиции. Небольшие фигурки в костюмах различных эпох, возникающие на поле картины, последовательно актуализируют судьбы многих поколений потомков прародителей человечества. Подробнее см.: Правоверова Л. Л. «Историческое чувство» Павла Филонова. С. 121–134; Правоверова Л. Л. Павел Филонов: от предметности к «формулам». В печати.

вернуться

697

Стремление О. В. Покровского связать замысел «Мужчины и женщины» с книгой О. Вейнингера «Пол и характер» в значительной мере можно объяснить тем, что он рассматривает картину изолированно от других произведений мастера. Это не позволило ему «прочитать» эсхатологичность ее замысла.

вернуться

698

Выстрел Гаврилы Принципа (1894–1918), убившего 28 июня 1914 года в Сараево австрийского престолонаследника эрц-герцога Франца Фердинанда, стал поводом к началу 1-й мировой войны.

вернуться

699

Возможно, автор сделал эпиграфом свободное переложение известных строк из стихотворного цикла «На поле Куликовом» А. Блока: «Идут, идут растерзанные тучи, закат в крови». См.: Блок А. А. Собр. соч. в 8 т. М.-Л., 1960. Т. 3. С. 249.

вернуться

700

Самсонов Александр Васильевич (1859–1914), генерал от кавалерии (1910). В начале Первой мировой войны командовал 2-й армией. В ходе Восточно-Прусской операции 1914 года в результате бездействия командующего Северо-Западным фронтом ген. Я. Г. Жилинского и командующего 1-й армией генерала П. К. Ренненкампфа 2-я армия потерпела поражение, а часть ее была окружена. При выходе из окружения Самсонов погиб (предположительно, застрелился).

77
{"b":"222213","o":1}