ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Как вас зовут? — сдерживая улыбку, спросил куратор. Поборов смешок, он снова сделался серьезным.

— Руденко Татьяна, — шмыгала она носом.

— Послушайте, Руденко Татьяна… Надо было свою симпатию выказывать иначе, а еще лучше — своими учебными показателями.

— Я понимаю… — сникла Таня.

— У Владислава Петровича полтора года назад в авиакатастрофе погибла жена, летевшая на конгресс медиков, и оставила сына, которому сейчас только четыре года.

Татьяна вдруг изумленно распахнула свои карие глаза.

— Я…я не знала этого, — попыталась она оправдаться.

— Теперь знайте… Но вообще к людям нужно относиться более чутко…всегда, а не только когда с ними случается беда, — доброжелательно заметил пожилой куратор.

— Да, — послушно согласилась девушка.

— Надеюсь, в дальнейшем вам удастся избежать подобных эксцессов.

— Да, конечно.

— Но, чтобы все уладилось, объяснитесь с учителем и извинитесь.

— Обязательно.

— А теперь идите на лекцию.

Татьяна поднялась со стула и вышла в коридор. Так в коридоре она и простояла до конца аттестации, а после того, как двери распахнулись и из аудитории стали выходить студенты, косо погладывая на нее, она несмело вошла внутрь и подошла к Владу.

— Владислав Петрович, извините меня, пожалуйста, — тихо проговорила Таня, потупив взгляд.

— Извиняю, — не глядя не нее, ответил он и стал торопливо выходить из помещения.

— А можно?… — начала было она.

— Мне некогда, — быстро проговорил он и исчез в коридоре, растворяясь в толпе.

Татьяна еще несколько минут смотрела ему вслед, задумчиво покусывая нижнюю губу…

* * *

На руке запищал интерком, и Влад открыл глаза. Над ним находилась все та же вселенская палатка, в которой он задремал после бессонной ночи спасательных работ на развалинах Исны. Он забросил руки за голову и вздохнул.

«Что будет теперь, когда я вернусь? Будет ли она досаждать мне по-прежнему или нет? А внутренний голос все нашептывает мне: не сопротивляйся, расслабься и плыви по поле волн… Ах, если бы все было так просто…»

Влад поднялся с матраса и, отогнув край палатки, вышел наружу.

18

— Успокойся, все в порядке, — Мона сидела на надувном матрасе возле девушки в ярком восточном костюме и, приобняв, гладила ее по голове. — Все позади. Расскажи, как тебя зовут, красавица?

— Надире, — ответила та, оглядываясь вокруг.

— А почему Надире в таком красочном наряде? — Мона задавала ей ничего не значащие вопросы, чтобы девушка пришла в себя.

— Я выступала на подиуме, когда все стало рушиться.

— Ты танцовщица?

— Нет. Я певица. А кто вы? — поинтересовалась она, глядя на форму собеседницы.

— Я врач. Меня зовут Мона.

— Я ранена?

— Нет, девочка. Пара ушибов, и только, — улыбнулась Мона, глядя на растерянную, чуть не плачущую египтянку. — Похоже, ты родилась в рубашке. Сколько тебе лет?

— Восемнадцать, — она удрученно склонила голову. — Много пострадавших?

— К сожалению, много.

— Это я погубила город, — неожиданно заявила Надире, не поднимая глаз.

Вот так заявление!

Мона стала вглядываться в ангельское личико египтянки.

— С чего ты взяла? — насторожилась она.

— Алишер бросил меня, и я прокляла этот город. Но я не думала, что это произойдет на самом деле…

— Моя милая, мне придется тебя разочаровать, — снисходительно улыбнулась Мона и покачала головой.

Девушка непонимающе посмотрела на доктора.

— Землетрясение случилось по другой причине, — пояснила Мона. — В Атлантическом океане произошли тектонические подвижки. И как раз на одной параллели с Египтом. А под Исной были большие пустоты. Они вызвали резонанс…

— Он исчез?! — изумилась Надире с какой-то странной веселостью.

— Почти.

Египтянка выскочила из палатки и глянула в ту сторону, где когда-то возвышался мегаполис.

— Ну, вот и славно… — прошептала она, усмехаясь одними губами.

Следом за ней вышла Мона.

— Не стоит смотреть на эту разруху. Не переживай. Город отстроят заново.

— Конечно-конечно, — быстро согласилась она, вновь распахнув свои лучезарные глаза.

— Тебе есть куда поехать на время?

— Да. Я живу в Каире.

— И чем ты займешься?

— Найду что-нибудь. Я нигде не пропаду.

— Ты оптимистка, это хорошо. Отдыхай. Скоро прибудет аэробус за пострадавшими. Если понадобится помощь, позвони по этому номеру. Вот, — Мона протянула ей свою визитку. — А сейчас напиши свой каирский адрес, чтобы мы могли отвезти тебя.

Надире нацарапала карандашом на листке бумаги свои координаты, и доктор оставила ее. Египтянка, глядя Моне вслед, сощурила глаза и ухмыльнулась.

Вселенцы сидели скученно и перед отлетом обратно на Алтай жевали каждый свой паек. Мона подошла к Майклу и присела рядом.

— Ну что, проснулась твоя подопечная? — поинтересовался командир.

— Да. Я сейчас пообщалась с ней. Похоже, что о ней стоит немедленно сообщить Аар Ми.

— А в чем дело?

— Подозреваю, что в ее теле Паразит.

— Ты не ошиблась? — насторожился Майкл.

— Я бы сейчас с удовольствием согласилась допустить такую ошибку, — печально произнесла Мона. — За ней нужно установить наблюдение. Вот ее каирский адрес.

— Что тебя насторожило?

— По отдельности ничего, а в совокупности картинка вырисовывается довольно прозрачная. Похоже, она инициатор, сама не подозревая этого. Я даже согласна на такую версию… Истеричка с ангельским личиком и мощнейшим биополем, которое засасывает в ее сети обаяния совершенно невольно, подавляя и подчиняя себе окружающих людей.

Майкл задумчиво опустил голову и вздохнул.

— Что будем делать? — наконец проговорил он.

— Давай я позову Лина? — предложила Мона.

— Зови.

Мона поднялась с красноватой земли, отряхнула брюки и направилась к скимеру, где орудовал Лин, настраивая бортовой компьютер.

К Майклу подошла Лика.

— Что-то случилось, командир? — спросила она, глядя на его озабоченное лицо.

— Среди вселенцев есть египтяне? — спросил он, продолжая разглядывать красную пыль под ногами.

— Думаю, да. А что?

— За одной эвакуированной нужно будет установить наблюдение.

— За той, которую обнаружила Мона?

— Да, — ответил командир, быстро глянув на Лику.

— Что с ней не так? — она присела рядом с Майклом.

— Может, мы и ошибаемся, но… Раз возникло подозрение, его нужно проверить.

— Она — оборотень?

— Похоже, что нет, а вот на инициатора — по словам Моны — похожа очень.

— Может, ты сам поговоришь с ней, чтобы развеять сомнения?

— Сейчас подойдет Лин, и мы пойдем, прозондируем почву.

— Я вам нужна? — предложила Лика.

— Нет. Если все подтвердится, она не должна нас знать всех в лицо.

— Знаешь, об этом я не подумала, — догадалась Лика и задумалась. — Как-то всё странно.

— Да уж.

Подошли Мона с Лином.

— Ребята, я предлагаю больше не посещать ее, чтобы не спугнуть, — высказал предложение Лин. — Она не должна догадаться, что мы раскусили ее и в чем-то подозреваем. Я незаметно последую за ней в Каир — или куда там она соберется — и при удобном случае прощупаю. А вы к тому времени сообщите «архангелу». Думаю, так будет разумнее. Ну, так как?

— Справка из личного дела. Лин Ли (по прозвищу Лама) — пилот скимера «S-9», механик, разведчик. Душа шестнадцатого нона, признанный актер. В прошлом пилот аэрокосмического челнока, курсирующего от Земли до орбитального телескопа и обратно, а ныне буддистский монах из Китая. Тридцать лет.

— Хорошо, оставайся здесь, — согласился Майкл. — Только сними комбинезон. Вместо тебя обратно скимер поведет Влад. Надеюсь, все обойдется: ты же у нас актерище! Удачи тебе, дружище.

— До встречи на базе, — улыбнулся Лин и направился переодеваться.

19

…Над головой синее-синее небо. Ярко светит солнце. Кругом тишина и покой, только изредка доносится издалека щебетанье птиц. И вдруг гигантская тень, стремительно надвигаясь, закрывает собой полнеба…

13
{"b":"222216","o":1}