ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да, Мона, я слушаю.

— Жестен, похоже, твои каникулы прерываются…

— Что случилось?

— У берегов Мадагаскара авария. У нефтяного танкера пробоина… Да, да, я высказалась точно так же… Без твоих ребят не обойтись. Я буду там завтра к вечеру, но это довольно поздно. Нужно, чтобы ты уже сейчас был там со своей командой.

— Я понял. Не трать время. Встретимся на месте, — быстро проговорил Жестен и отключил телефон.

На другом конце связи Мона стояла, задумавшись. Она вздохнула и вернулась к системе микроскопа, окунув руки в зеленый биохимический состав раствора, который при высыхании служил защитными одноразовыми перчатками.

«Теперь понятно, к чему мне снился этот сон, — догадалась она. — И эта тень — понятно, откуда. Люди, люди, до чего же вы упрямы! Нефть — это устаревшее и нерентабельное топливо. Нет, вы все еще мыслите по старинке. Куда безопасней и продуктивней солнечная энергия и энергия разума… А вот теперь авария грозит экологической катастрофой в этом регионе. После этого не хочется помогать человечеству. Хотя я люблю людей, но иногда их просто ненавижу…»

— Бедные животные! Господи, как доказать людям, что все гениальное просто? Как?! — вздохнула она, подходя к микроскопу. — До каких же пор человек будет слеп и глух? Господи, открой людям истину! Пусть поначалу будет немного страшно оттого, что рухнут все наши представления об уникальности человека, но потом люди свыкнутся и примут свое предназначение.

21

Сан-Ремо. Италия.

Рассыпанные по ночному небу звезды поблескивали с недосягаемой высоты, передразнивая городскую систему освещения. В городе было шумно: в разгаре фестиваль цветов. Нарядные горожане с бутоньерками на костюмах, с букетами в руках и с целыми клумбами на головах не спеша бродили по улицам. То из одной, то из другой таверны доносилась музыка. На это время частным скимерам было запрещено подниматься в небо над городом. Над кварталами порхали, изредка зависая над какой-нибудь подозрительной толпой, только полицейские скимеры, не мешая хмельным обывателям веселиться до утра.

У высокой узорчатой ограды небольшого особняка с колонами, в тени, подальше от фонаря, стояли в обнимку молодые люди и целовались.

— Лизи, мы же увидимся завтра, правда? — с надеждой заглядывал в глаза своей белокурой подружке смуглый кучерявый парень.

— Это будет зависеть от тебя, Марчелло, — игриво улыбалась она, скрестив руки у него за шеей.

— И что я должен сделать, чтобы вымолить встречу?

— Поцеловать меня так, чтобы я захотела этого еще раз, — томно прошептала искусительница.

Юноша вмиг впился в ее губы.

После сумасшедшего поцелуя молодые люди глянули друг на друга посоловевшими глазами.

— Как приятно! Еще!

Парень снова поцеловал капризницу.

— Да, Марчелло, завтра увидимся снова.

— На том же месте? — с радостным нетерпением спросил он.

— Да, Казанова. А теперь мне пора идти, а не то мой дипломированный папа задаст мне взбучку, — девушка помахала рукой и, порхнув золотыми прядями, скрылась за высокими дверями дома.

Довольный вечером, Марчелло облегченно выдохнул и сел на скутер. Переключив свою амфибию с аэрорежима на режим обычного мотоцикла, чтобы не столкнуться в ночном небе с каким-нибудь пьяным байкером, он помчался домой по ночной дороге. Автострада освещалась лампами, встроенными в обе стороны обочин на расстоянии полуметра друг от друга. Днем они заряжались от солнечной энергии, а ночью подсвечивали трассу, соединявшую близлежащие населенные пункты.

Мимо проносились пляжи, сверкающие разноцветной иллюминацией, рестораны, висящие в воздухе. С другой стороны возвышались кучерявые холмы и темное лесное море у их подножия.

Марчелло напоследок обернулся. Сан-Ремо весь переливался огнями, которые теперь удалялись от него и прятались за холмами. Скутер вдруг занесло, и парень, не справившись с его управлением, слетел с дороги в лес и помчался, не разбирая пути. Кругом было темно, хоть глаз коли. Деревья он просто угадывал и лавировал между ними, ошалело выпучив глаза. А переключить машину на аэрорежим не было никакой возможности из-за безумной тряски.

«Чертово вино! Если я сейчас не остановлюсь, придется Лизи потом стоять у моего кладбищенского холмика», — успел подумать парень.

Вдруг прямо перед ним вспыхнул луч яркого света, и, перелетев через поваленное дерево, Марчелло благополучно приземлился, распластавшись как раз возле чьих-то хорошо освещенных высоких военных ботинок.

Вокруг было светло, почти как днем. Незадачливый гонщик оторвал лицо от земли, в которую зарылся, чуть не сломав нос, осторожно огляделся, стряхнул с волос сухие листья и траву. Потом пошевелил остальными частями тела, дабы убедиться, что цел, и не спеша поднялся, прикрыв рукой глаза, защищая их от очень яркого света, бившего прямо в лицо.

— Вполне удачное приземление, — заметил мужской голос.

Марчелло силился разглядеть того, кому принадлежал этот резковатый, звенящий баритон, но никого не мог увидеть. Постепенно свет потускнел, и к юноше шагнул лысый мужчина в светлом комбинезоне. Присмотревшись к нему получше, паренек вдруг испугался и попятился назад.

— …Бред какой-то! — он тряхнул головой и помахал руками перед собственным лицом, будто прогонял видение.

— Не бойся. Если бы я хотел навредить тебе, то позволил бы врезаться в дерево и погибнуть на месте.

— Кто ты? — еле выговорил молодой человек, еще пребывая в оцепенении.

— Я посланник Вселенной, — спокойно объяснил Аар Ми.

— Ч-чушь с-собачья! Это все бред! Вас не существует! Инопланетяне — это всего лишь выдумка фантастов, чтобы не так скучно было жить в этом пресном свихнувшемся мире! — крикнул Марчелло, чтобы перекричать собственный страх, который сейчас сдавливал его в самом деликатном месте человеческого организма. — Ненавижу фантастику! Ненавижу ужасы! Сгинь, нечистая сила! Я не верю в инопланетян!

— Тогда кто я? — продолжал спокойно спрашивать Аар Ми.

— Ты? Ты — псих… Но у меня есть парализующий деструктор… Где-то есть…. - парень непроизвольно шарил по карманам, при этом не отрывая взгляда от незнакомца. — Он залицензирован и вполне функционирует. Я сам его проверял.

Аар Ми снисходительно улыбнулся и присел на сваленное дерево, даже не пытаясь приближаться к перепуганному юноше.

— Я не боюсь тебя, маньяк! — выкрикнул Марчелло, пытаясь найти в своих многочисленных карманах парализатор.

— И правильно делаешь. Но тебе пора возвращаться домой, иначе родители станут волноваться о тебе.

— Если ты космит, а не человек, тогда ты не можешь знать о человеческих волнениях.

— И у космитов, как ты выразился, есть свои представления о родительском беспокойстве.

— Неужели? А это, — Марчелло указал на мерцающий объект за спиной инопланетянина, — твой космический корабль?

— Это — сферический тетроид.

— Сферический тетроид… — заворожено повторил юноша.

— Похоже, ты уже не испытываешь страха. И это радует. Я не приближусь к тебе, — заверил его Аар Ми.

— Хм, удивил! Ты же можешь в тысячную долю секунды переместиться в любую точку пространства! Слушай, а ты, и правда, это можешь? Покажи. Докажи, что ты инопланетянин.

— В этом нет необходимости. Ты же не угрожаешь мне.

— А-а-а, вы, значит, телепортируетесь только в случае опасности. Понятно. А зачем ты прилетел? Чтобы захватить и поработить нашу планету? Так уже дальше некуда! Куда же еще?! — петушился парень.

Аар Ми снова улыбнулся только уголками губ.

— …Чтобы ликвидировать энергетический дисбаланс, — пояснил он.

— Ликвидировать? — насторожился Марчелло.

— Да, чтобы сохранить мир и покой на вашей планете.

— Да ну?! И только-то?! Мы-то думали, вы прилетаете, чтобы сделать из нас своих рабов и, передав нам новые технологии и оказав некоторую помощь при освоении большого космоса с его многочисленными галактиками, заставить на себя работать. А ты говоришь о заботе и мире? Что-то не очень-то верится, — поморщился он. — Если ты хочешь нам добра, почему прячешься, вместо того чтобы открыто выступить на телевидении с уверением любви и мира?

16
{"b":"222216","o":1}