ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Да, так и есть. Вместо того чтобы накапливать в себе энергию, люди распыляют ее на озвучивание речи, постоянное спаривание и бессмысленную суету с шариком по клочку зеленого поля. Что за радость, не понимаю! Они были бы куда сильнее, если бы думали о своем предназначении».

— А свое предназначение ты знаешь? — с легкой иронией осведомился Аар Ми, присаживаясь на опущенный траповый люк.

«Ты слишком часто бываешь на этой планете! — осуждающе заметила Ара, принципиально не переходя на человеческую речь. — Это говорит о том, что здесь происходят необратимые процессы, требующие твоего непосредственного и постоянного вмешательства».

«По своей природе ты, Ара, близка к фотону, а я к электрону. Тебе присущи постоянство и стабильность, даже некоторый консерватизм. Поэтому ты и ортодокс, а я живу постоянным движением, поиском нового, усовершенствованного, лучшего. Так уж мы устроены. Это закон сохранения энергии. И это наша жизнь».

«Да, поэтому я бозононосящая[1], а ты — фермиононоситель. И именно поэтому степень моей сверхпроводимости и сверхтекучести выше твоей. Так что мне не нужно прилагать столько же усилий, сколько прилагаешь ты, чтобы получить ту же самую информацию… Но сейчас я о другом… Тебе не стоило позволять большому количеству людей узнавать о тебе и о нашей расе! Они начинают воспринимать нас как равных».

«Что в этом плохого? Когда они узнают, что мы взаимосвязаны, возможно, станут по-другому воспринимать действительность и свою собственную жизнь».

«К чему усложнять и без того их короткое существование?»

«Люди не понимают смысла своей жизни, оттого делают ошибки, пытаясь объяснить ее и найти более-менее подходящее объяснение своей значимости… А так с ними будет общаться проще».

«Позволь им быть такими, какими их создали. Они никогда не станут нами, как не станет вода цветком, который пьет эту воду, чтобы жить. И цветок не превратится в воду, разве что после процесса распада. Природа у цветка и семени, из которого вырос цветок, — одна, но у каждого свое предназначение, своя среда обитания. У людей она отличается от нашей. Их жизнь в простейшей клетке грубой материи, а мы созданы из более тонкой субстанции, которую люди не способны воспринимать и чувствовать. Они не хуже и не ниже нас, нет — они просто другие. Наше состояние — холодная плазма, а они — сгусток слизи с температурой чуть выше нашей. Мы живем в вакууме, а их гравитация настолько ничтожна, что спустя двадцать тысяч лет они не изменились».

«Тридцать тысяч лет», — поправил Аар Ми.

«Тем более! Ты и так вложил в них от нашей расы все что мог, но это не принесло тех результатов, которых ты ожидал: они по-прежнему остались животными».

«Но и разумное животное может быть полезным. Сколько существует наша цивилизация? Почти два миллиарда лет в человеческом исчислении. И что же? У нас нет проблем? Царит покой? Ведь нет. Пришла бездушная раса, но сильная и прожорливая, и она поставила под угрозу существование нашей цивилизации во Вселенной. Земля — наша последняя надежда. Если эксперимент на этой планете удастся, мы сможем заселить подобными существами другие пригодные для жизни планеты в этой и соседних галактиках. От любви, от единства, от объединения сил зависит жизнь вселенных!»

«Не нужно убеждать меня в твоей Силе: в ней никто из Создателей не сравнится с тобой».

«Еще пять тысяч лет назад я провел одну удивительную аналогию…»

«Ты любишь свое детище, я знаю, потому прибегаешь к образному описанию, как и твои люди», — заметила Ара, присаживаясь на трап рядом.

«Однажды один из людей сказал своему сыну, полному лентяю: если ты не станешь ухаживать за рисовым полем, оно погибнет, а следом и ты умрешь от голода. Мы родственники с этим полем, мы с ним одно целое: я кормлю его, а оно кормит меня».

«Если бы люди чаще об этом думали…»

«Но я говорил сейчас не о людях, а о нас. Если мы не станем им помогать и защищать от наших же, а не их врагов, существование которых они не могут реально объяснить себе, то в недалеком будущем наш вид будет обречен».

«Напрасно ты так думаешь! У Совета на этот счет совершенно другой прогноз».

«Я знаю ваши проекты. Вы крадете людей, способных воспроизвести себе подобных, модифицируете их гены… Планету для них подыскали?»

«Ты недооцениваешь планы Совета».

«На Земле постоянно пропадают люди. С тех пор, как это произошло впервые, прошло уже не менее тридцати тысяч лет. За это время можно было бы заселить не одну планету и отстать от моей лаборатории. Выводите свою породу, но оставьте мне мою Землю».

«Заселить другую планету? Ты шутишь! Кто еще из Создателей такой одержимый, как ты?!»

«Кто?! Аар Ври».

«Совет об этом обязательно бы узнал. Но все возможно. Я не удивляюсь, ведь он твой брат по созвездию. А почему ты решил, что это дело рук Создателей, может, это Паразиты выращивают свой инкубатор?»

«Я скоро узнаю, кто крадет земной генофонд!»

«Ты слишком много времени проводишь на этой планете. Это плохо сказывается на тебе, ты привязался к человеческим особям и не видишь угрозы, которая исходит от их планеты. Люди больны. Почти в каждом сидит Паразит. И они не избавляются от него, он их устраивает. Ты прав: лучший выход — найти чистых особей и перенести их на другую планету в этой или другой галактике, но Земля заражена. Паразиты плодятся здесь, как у себя дома. Уничтожив эту планету, мы спасем галактику, не дав распространиться эпидемии дальше. Ведь Паразиты мутируют, они приспосабливаются к человеческой жизни. А если телепортируется в человеческом теле Паразит?.. И ты должен был улететь двести лет назад, иначе у тебя может начаться процесс распада».

«Я нахожусь высоко в горах, и в тех немногочисленных местах, где радиация выше, где она максимальна. Есть благодатные плато в Бразилии и в Индии… Тем более у меня корабль недалеко от Земли».

«Я видела твой дрейфующий крейсер. Не боишься, что его засекут люди?»

«Люди еще не способны так далеко углубляться во Вселенную… А если действительно существует другая планета с модифицированными людьми, то… она должна быть не одна! — Аар Ми задумался. — Снова забрать чистых особей, уничтожив их среду обитания? Это мы уже делали».

«Мне очень жаль, Аар Ми, но ты почти в одиночестве, — предупредила Ара. — Из Совета тебя поддерживают только двое-трое Создателей».

«У меня еще есть время. Извечный на моей стороне».

«Что ж, я рада за тебя… Не знаю, как прогрессируют твои подопечные, но что ты все больше превращаешься в человека — становится все явственней».

«Миллионы лет общения с людьми, конечно, не проходят бесследно. Я думаю, они стоят этой возни, ведь вспомни: ни одна предыдущая раса, ни один другой биологический вид не давали нам столько энергии. Но попробуй представить себе человеческое счастье. Люди не вечные, они материальные существа, у которых весьма короткий срок функционирования, и счастье их подобно им. Они радуются, пока живут. Нам их не понять».

«Однако это не помешало тебе достаточно изучить этих существ и создать на их генетической базе что-то подобное нам. Точнее, подобное тебе. Они получились такими же непредсказуемыми, неугомонными, вечно ищущими совершенства».

«К сожалению, не все. Люди изменились с тех пор. И их среда обитания неоднородна».

«Изменились?! Хм! Я, конечно, не пытаюсь тебя переубеждать, но вспомни, как твои создания поступали с теми, кто нес им свет, знание о сохранении и процветании рода человеческого!? Знаменитые битвы Титанов, средневековая охота на ученых, „культурная“ революция на Востоке в XX веке, — все это дошло до Совета и Самого Извечного. Люди убивают тех, кто несет им свет истины… А надругательство над человеческой ДНК в конце XXI века? А гибриды человека с машиной? И после этой дикости ты утверждаешь, что человек разумен? Их техногенная революция — результат мутации и скрещивания с паразитирующей расой… Что бы ты ни делал, как и что бы ты им ни объяснял, они остаются животными, только теперь развращенными…»

вернуться

1

Бозон и фермион — квантовые частицы. Самыми известными фермионами являются электроны, а бозонами — фотоны.

23
{"b":"222216","o":1}