ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Теперь на крышах небоскребов размещались просторные гаражи- ангары, в которых весьма состоятельные люди содержали два-три скимера на все случаи жизни. Они уже не выходили в свет через двери парадного подъезда, как это бывало в XX и XXI веке, а покидали свои заоблачные особняки исключительно через кровлю. Сегодня многоуровневые квартиры с большим успехом заменили некогда великолепные особняки и виллы. Только ощущение было иное. Будто ты спускаешься в подвал, а то и вовсе в преисподнюю или, на худой конец, в прошлое — в XXI или XXII век, — то есть на обычный седьмой или десятый этаж заоблачного небоскреба в шестьсот и более этажей. Из окон пентхауза такого исполина можно было любоваться облаками, которые густым туманом подступали к самым окнам и лоджиям. А обычный скоростной лифт заменял теперь мечту фантастов — машину времени. Правда, чаще всего из окон своих заоблачных апартаментов жители Федерации наблюдали проекции океанского берега или осеннего Парижского парка, а то и вовсе — какие-нибудь исторические картинки Древней Греции или японской деревеньки XV века. И хотя такие высотные квартиры стоили довольно дорого по сравнению с центром здания, они все же не были престижными по одной простой причине: у хозяев этих квартир чаще, чем у кого-либо, случались кислородные голодания и галлюцинации. Плюс одно маленькое неудобство: все ветра, малейшие внешние колебания и гул пролетавших мимо аэробусов (пусть даже и реже, чем это случалось на нижних этажах) не могли заглушить никакие изоляционные материалы и технические средства. Поэтому состоятельные и преуспевающие люди старались селиться не выше сотого этажа.

Все музеи, картинные галереи, библиотеки и выставочные залы остались внизу, как бы в прошлом. Иногда на улицах внизу можно было встретить и представителя XIX века — экипаж, запряженный неторопливой парой рыжих ирландских жеребцов. Но чаще здесь все же встречались антикварные двухэтажные автобусы-даблдейкеры времен конца XX и начала XXI веков. Они были довольно прилично отреставрированы и, заправленные газом, который добывали на Марсе, неторопливо возили туристов и школьников с преподавателями истории по старинным улицам.

Жизнь здесь почти ничем не отличалась от жизни людей в XXI веке. Так же рано открывались булочные и молочные лавочки. Пожилые дамы так же ожидали в сапожных мастерских участи своих некогда элегантных туфель. В кафе непринужденно сидели молодые пары, желавшие покоя и уединения при выяснении личных или завязывании романтичных отношений, а порой и просто желая скрыться от назойливых ультрасовременных приятелей. В скверах на скамейках сидели пожилые, но всегда подтянутые и элегантные английские мужи, ушедшие когда-то в отставку и теперь, за игрой в шахматы, вспоминавшие свои былые заслуги, победы на выборах, фрагменты щекотливых историй и прочее, чем они когда-то жили. Здесь то и дело можно было услышать знакомые и еще находящиеся у всех на слуху имена и фамилии знаменитых в прошлом спортсменов, кинозвезд, бизнесменов и политиков…

К музею Букингемского дворца подъехал красный двухэтажный автобус, и из него стали выходить туристы, которых увлекал за собой экскурсовод.

— Через час мы вернемся, — сообщила экскурсовод водителю автобуса.

— Хорошо, я отъеду чуть дальше, чтобы не мешать маршрутному транспорту. Я буду на стоянке, за углом, — уточнил Том и, закрыв дверь в салоне, поехал на стоянку.

Пока туристы из Испании знакомились с великолепием королевского дворца, Том откинулся на спинку сидения и прикрыл глаза. Он вспомнил то самое происшествие, благодаря которому попал в легион вселенцев.

33

В тот день Том, как обычно, вез экскурсию по городу в своем красном автобусе с прозрачной крышей. Туристы любовались видами на Темзу, грандиозным Тауэрским мостом, Биг Беном. Сквозь прозрачный пластиковый верх в салон проникал солнечный свет. Настроение у пассажиров было приподнятое. Они пели что-то на своем корейском языке и пальцами указывали на достопримечательности, которые виделись им из окна автобуса. Откуда ни возьмись, на трассу выскочил частный автомобиль, влетел на встречную полосу (видимо, водитель не справился с управлением), и, чтобы избежать столкновения, Том свернул влево. А там — мост. Не затормози он в какие-то считанные доли секунды, и автобус с сотней туристов рухнул бы в реку. Но хозяин даблдейкера вникать в происшествие не стал, Тома уволили.

Позже о предотвращении аварии написали в «Таймс». А через несколько дней к Тому пришли двое молодых людей.

— Вы ко мне? — спросил Том, открыв двери и увидев на пороге своей квартирки темнокожих парня и девушку.

— Да, — доброжелательно ответили Майкл и Мона.

В восторг от этого Том не пришел.

— Знаете, я уже устал рассказывать о том, как чуть не нырнул с автобусом в Темзу, — поморщился он.

— Нам необязательно это рассказывать. Мы уже все знаем, — успокоил его Майкл.

— Мы пришли побеседовать на другую тему, — уточнила Мона. — Это не займет много времени. Обещаю.

— Надеюсь, вы не из какой-нибудь секты? — обреченно осведомился молодой человек.

— Нет, — снисходительно улыбнулась Мона.

Том еще мгновение сомневался, но ребята не торопились уходить. Они терпеливо ждали. Делать было нечего, и ему пришлось их впустить в квартиру и выслушать. Непрошеные гости присели на софу напротив хозяина дома и молча стали вглядываться в его лицо.

— Я вас слушаю, — начал Том.

— Из газетных публикаций мы поняли, что вы благородный и бесстрашный человек, что у вас отличная реакция… — проговорила Мона.

Том настороженно слушал, не перебивал.

— И мы пришли с предложением… Скорее даже с приглашением стать одним из нас, войти в нашу команду… Меня зовут Майкл.

— Меня Мона.

Том цинично хмыкнул:

— И что же это за команда?

— Команда необычных, но мудрых, чутких молодых людей, наделенных особыми талантами. Команда людей, которые берегут планету, предотвращают вспышки негативных эмоций, приходят на помощь людям и другим живым существам в разных уголках планеты, — ответил Майкл.

— Избранные, что ли? — без энтузиазма поинтересовался Том.

— Можно сказать и так.

— А я тут при чем?

— В каждой команде есть свой командир, врач, научные сотрудники, медиумы, разведчики, пилоты скимеров, — снова заговорила Мона.

— А кто вы?

— Я врач, а Майкл — командир группы.

— Мы приглашаем тебя — защищать вместе с нами родную планету. Предлагаем тебе быть одним из пилотов нашего нона, — сказал Майкл.

— Нона? — поморщился Том, не поняв этого слова.

— То есть отряда, который состоит из девяти человек, — пояснила Мона.

Том обреченно вздохнул.

Мона тут же поспешила успокоить парня, уловив его скептические мысли.

— Не беспокойся, тебе не придется бросать работу и менять привычный образ жизни. Мы отправляемся в командировку, покидая свои насиженные места и знакомые города, всего на месяц. Правда, трижды в год. Итого три месяца в году. Мы сменяем друг друга, передавая дежурство. Поле нашего наблюдения — планета Земля.

— И что же это за организация?

Мона загадочно улыбнулась:

— Вообще-то называемся мы наземным легионом межгалактических сил армии Вселенной. Но себя зовем просто вселенцами.

— А не много ли вы на себя берете, ребята? Межгалактические силы Вселенной, говорите? — усмехнулся Том.

— Нет разницы, кем себя человек называет. Важно лишь то, как он поступает, — заметила Мона.

Том задумался:

— Ну, допустим, это так… И что я теперь должен прыгать до потолка от радости, что меня приглашают скакать вместе с вами по всей планете, как блохе, и делать вид, что спасать людей — это самое почетное занятие на свете? А вы уверены, что это именно то, что мне нужно в жизни? Право, я как-то не мечтал быть спасателем Земли! Я просто живу себе и живу. Тем более, что я никак не возьму в толк: спасать от кого?

Майкл с Моной переглянулись.

28
{"b":"222216","o":1}