ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Довольно! — рассердился Алишер и глянул на своих верных приближенных, которые только и ждали, чтобы броситься на старика и заткнуть ему рот.

Девушка в зеленой бандане стала пробираться к старику через толпу людей.

— Господь не может достучаться до отвернувшихся. И Он оставил тех, которые не любят Его. Но мы веруем в Господа, раз пошли через лишения, жару и опасности искать правду. Наши души и сердца открыты навстречу Богу, — с улыбкой, и не торопясь, стал говорить старик. — В тридцать пятом стихе двадцать четвертой суры говорится: «Бог есть Свет небес и земли. Свет Его подобен светильнику в стене: светильник в стеклянном сосуде; стеклянный сосуд блистает как звезда…Свет к свету! Бог ведет к своему свету, кого хочет. Аллах вразумляет людей сравнениями. Бог всеведущ»[12]. И не думайте о том, что скажут другие, что сделают другие. Пекитесь о своей душе. «Господь обязывает душу человека только к тому, что по силам ей»[13]. Отклоняйте злобу и страх добротой и любовью.

К старику подскочили верные Алишеру и начали стаскивать муллу с гранита.

— Да, в Коране написано, что к каждому поколению Бог посылает посланника из среды его самого. Это верно, — отбивался старик. — Но будьте чуткими, чтобы не принять оборотня за пастуха. Не обманитесь, правоверные! Сердцем слушайте, умом чувствуйте происходящее, чтобы не сбили вас с толку нечестивые, замыслившие злобное дело! — успел крикнуть мулла и упал на землю, увлекаемый сильными руками молодых фанатиков.

— Это ты нашего имама Али называешь нечестивцем, грязный старик?! — пнула его девушка в зеленой бандане. — Этот старый маразматик хочет увести вас от истины. Пророк Али говорит вам истину о том, что грядет, а вы, как бараны, слушаетесь этого умалишенного! — кричала девушка. — Все, что было написано в Коране прежде, устарело и кануло в Лету. Новая сейчас эпоха, и новое видение у Аллаха!

— Не верьте им, правоверные! Ад разгорится только тогда, когда вы повернетесь к нему лицом! — простонал с земли старик. — Им нужны наши жизни. Нет, они жаждут нашей смерти…

К мулле подскачил еще один фанатик и стал пинать старика и бить металлическим прутом, целясь в голову.

— Не смейте бить моего дедушку! — закричал Аман и рванулся защищать деда, но его, как щенка, отшвырнули в сторону сильные руки.

Надире, сидя среди остальных паломников, припала лицом к земле и накрыла голову руками. Рядом с ней мать с дочерью обнялись. Девочка от страха спрятала свое лицо, уткнувшись в плечо матери.

Люди сидели в оцепенении.

Вдруг Коран выпал из рук муллы, его рука обмякла и упала на землю. Натешившись, молодые фанатики расступились, вмиг забыв про забитого ими насмерть человека.

Алишер снова начал говорить, призывая паломников повиноваться ему. Только люди смотрели уже не на него, а на бездыханного старика, из-под сбившейся чалмы которого тоненькой струйкой на лоб стекала кровь и капала на землю.

Аман осторожно подполз к деду, несмело дотронулся до кровавой струйки, разглядывая ее потом на своих пальцах. Он хотел заплакать от ненависти и бессилия, но сдержался. Поднял с земли растрепанный Коран, стер с него пыль и спрятал за пазуху.

Алишер увидел, что все взоры паломников устремлены не к его персоне, а к убитому священнику, и разозлился.

— Уберите этого неверного!

Тотчас к Аману подскачили бойцы, снова швырнули его в толпу к остальным, а деда за ноги уволокли за развалины.

Мальчик сжал кулаки и стиснул зубы, глядя на жестокого проповедника. Их взгляды встретились, и глаза Алишера блеснули красным кровавым отблеском от костров.

— Мама, я хочу есть, — осторожно прошептала девочка почти на ухо матери.

— Потерпи, милая.

— Я хочу пить…

Алишер словно уловил мысли паломников и предложил людям поесть и выпить заветного эликсира:

— И отринет страх от ваших сердец! И не будете знать вы печали и тревоги!

В это самое время Лин, Майкл и Лика уже забирались наверх развалин.

Девушка в зеленой бандане снова стала разносить хлеб и сосуд с зеленой жидкостью.

— Пей! — приказывала она паломникам.

Надире отпила, но глотать не стала, только глянула на фанатку снизу вверх. Та замахнулась на девушку железной дубинкой.

— Глотай! — угрожающе прошипела она.

Надире упрямо продолжала смотреть на нее исподлобья.

Та снова замахнулась на нее. И Надире выплюнула ей в лицо зловещую зелень. Еще секунду — и строптивая девчонка получила бы железным прутом по голове, но Алишер предотвратил это окриком.

— Оставь ее, Джам!

Джам нехотя опустила руку с палкой и, покосившись на Надире, пошла дальше. А Надире с еще большей ненавистью посмотрела на Алишера. Он уловил ее мысли и взглядом приказал ей подойти к нему в тень. Один из его «верноподданных» поднес хозяину хлеб и чеплашку с чистой водой.

Надире нехотя подошла к Алишеру, присела рядом и отвернулась.

51

Ночью, когда в лагере паломников стало совсем тихо, остальные вселенцы пробрались к развалинам и притаились…

Забрезжил рассвет. Над саванной показались робкие лучи солнца. Однако некоторые из правоверных уже были на ногах.

— Что там происходит? О чем они говорят? — поинтересовался Майкл у Лина, лежа рядом с ним на песчанике между арок и прислушиваясь к разговорам растерянных паломников.

— Что это за жидкость они пьют? — не получив ответа на предыдущие вопросы, Майкл задал новый.

— Не знаю, — тихо отозвался Лин. — Они пусты, — задумчиво проговорил он.

— В смысле? — не понял Майкл.

— От них не исходят вибрации… Как будто весь их мозг превратился в желе или попросту высосан.

Ребята встревожнно переглянулись между собой.

Майкл активировал интерком.

— Влад, ты нашел раздражитель? — тихо спросил он.

— Да.

— Что он сейчас делает?

— Ест.

— Хм, они сейчас почти все едят, — досадливо отозвался Майкл, разглядывая паломников.

— Я остаюсь на связи, командир. Если что-то изменится, я дам знать, — проговорил Влад.

— Лин, я кое-что слышу, — прошептала Лика. — Я слышу разговор двух людей. Да, кажется, мужчины и женщины. Их имена… Их зовут… Алишер и… Подожди секунду, — прислушалась она.

— Алишер, говоришь? — насторожился Лин.

— Ну да, Алишер. А ее зовут… Ее зовут — Надире.

Лика с Лином тут же переглянулись.

— Тебе не почудилось? — засомневался Лин.

— Не-ет.

— Тогда задача упрощается. Значит, моя красавица все-таки отыскала своего принца. Вот только избежать неприятностей она не сумела. Она говорила, что Алишер бросил ее ради какого-то имама… Так-так…

Лин взял визор и стал разглядывать толпу.

— Нашел? — поинтересовалась Лика.

— Пока нет.

Подполз Майкл.

— Что тут у вас? — спросил он.

— Кажется, старые знакомые, — ответила Лика. — Ну, что? Она?

— Она, — подтвердил Лин. — Вот вам и ничего страшного, — с иронией заметил он, продолжая наблюдать за девушкой.

На руке у Майкла заработал интерком.

— Майкл, раздражитель поднимается, — известил Влад.

— Влад, теперь выявляй другого Паразита. Кстати, этот активный или пассивный?

— Активный, — донесся из динамика голос Влада.

— Поднимается, говоришь? Так вот кто наш имам Али. Оказывается, это тот самый пресловутый неверный любовник Надире. Ну-ну… Интересно, нимб ему голову не натирает? — усмехнулся Лин. — Выходит все-таки, что Надире чиста. И второй Паразит не она. Но тогда кто? Тем более — пассивный… Кто же он? Кто?

Вселенцы замолчали, погрузившись в размышления…

52

Солнце начинало припекать.

Надире смотрела вслед уходящему Алишеру. Смертельно хотелось есть и пить. Она отломила кусок от лепешки, которую не доел Алишер, и принялась жевать. Люди вокруг нее как-то очень странно выглядели. Будто перестали соображать. Глаза у них были какие-то стеклянные, невидящие, а взгляд — отсутствующий.

вернуться

12

Коран — 24: 35

вернуться

13

Коран — 23: 64

45
{"b":"222216","o":1}