ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наконец женщина не без труда выпрямилась и снисходительно, по-хозяйски, похлопала Алишера по щеке своей тонкой, костлявой, но ухоженной рукой.

— Хорошо, что ты соглашаешься со мной, а не оправдываешься и не просишь за нее. Если бы ты сейчас это сделал, я бы очень огорчилась. Запомни, мой мальчик, жалость не присуща сильным и совершенным созданиям, каковым хочешь стать ты. Существу высшей расы чуждо снисхождение к рабам. Перед высшим — только высокие цели глобального масштаба.

— Я понимаю.

— Тогда иди и сделай то, что требует от тебя Совершенный Абсолют. Ты призван стать выше, чем просто Человек. Так докажи, что ты достоин быть лучшим из всех живущих людей!

Алишер поднялся с колена и ровной, уверенной и неторопливой поступью направился к своим верным последователям. Вскоре со стороны лагеря стал доноситься ритмичный стук в барабан, а также монотонное, глухое и отрывистое восклицание, словно дикие туземцы бегали вокруг жертвенника с устрашающими для жертвы криками и одновременно настраивающими и доводящими самих себя до фанатического транса. Вслед за этим раздался истошный женский вопль и крик о помощи.

Оставаясь на месте и продолжая слушать вопли, доносившиеся из-за дворцовых стен, таинственно-зловещая женщина удовлетворенно простонала и, с чувством блаженства проведя рукой от подбородка к груди, стала медленно вытягивать шею, словно тянулась своим сморщенным ртом к звездному небу. Наконец от удовлетворения она глубоко вздохнула и с легким стоном облегченно выдохнула. От ужаса, который царил среди паломников, это несказанное блаженство растекалось по ней томительной негой. Она еле заметно двигала головой, плечами, извиваясь всем корпусом, будто все ее существо бурлило и перетекало с одного места в другое, имея не жесткий скелет внутри тела, скрытого под длинной и просторной черной накидкой, а мягкую бесформенную массу.

Издалека доносился вдохновенный, зычный голос Алишера и одобрительные крики свихнувшихся паломников. Они монотонно скандировали только одно:

— Лучше смерть! Лучше смерть! Лучше смерть…

Надире со связанными за спиной руками водрузили на гранит и поставили на колени. С нескрываемым и неконтролируемым ужасом она бросала взгляды на людей внизу у основания высокой гранитной плахи, умоляюще смотрела во все стороны, ожидая обещанного спасения. Но спасение почему-то медлило.

«Господи! Что происходит?! Где этот Бао? Он же обещал. Неужели он опоздает, и я безвинно погибну? Неужели мне придется умереть от рук сумасшедших людей? Господи, сжалься надо мной!» — Надире прикрыла глаза в молитве, чтобы было не так страшно умирать.

Связанный Аман, стоявший на коленях возле гранита в первом ряду среди обезумевших от вонючего зелья людей, которые теперь больше походили на бешенных животных, с нескрываемым ужасом смотрел снизу на происходящее наверху. Его ожидала такая же участь, какая нависла сейчас над этой несчастной девушкой.

Наверх к Надире поднялся Алишер и, выхватив из-за пояса кривой нож, поднял руки к небу, не глядя на будущую жертву.

— Правоверные! Плачьте, стенайте! — тягуче прокричал он. — Рыдайте и содрогайтесь от стонов, ибо пришел страшный час суда! Молите Всемогущего Бога сжалиться над вами и умертвить вас до времени без адских мук, лишить вас участи быть заживо сгнившими в своем бренном теле, как это, — он указал на Надире, — развращенное и распутное существо, нарекающее себя человеком. Повинуйтесь мне и слезно молите Всесильное Небо даровать вам теперь легкую смерть! Чтобы не быть вам свидетелями ужаса столпотворения и пламени геены огненной!

Толпа упала на колени и завопила на все голоса.

— Рыдайте, ничтожные, над своей судьбой и судьбой всего рода человеческого, ибо я, последний посланник небес, призываю вас, рабов непотребных, предать себя в руки карающего Бога и Господина всех миров. Воистину, я — лучшее, что осталось у вас в этой жизни!

Вселенцы за перегородками и на крыше дворца уже навели бластеры на Алишера и напряженно ждали заветных слов.

— Ребята, внимание… — тихо проговорил Майкл, стараясь даже не дышать.

— …Клянусь всем сущим на небесах и вашими вечными душами очистить Человечество этой жертвой. О Совершенный Абсолют! Пусть эта очистительная жертва смоет позор с рабов Твоих! Прими ее как наше покаяние и признание твоего величия и нашего ничтожества! Прости нас за отступничество! Да свершится воля Твоя! Да снизойдет Царствие твое!

— Огонь! — шепотом скомандовал Майкл, и три пули одновременно направились к Алишеру, все ближе и ближе подбираясь к нему и ставя точку в его устрашающей речи.

Алишер вдруг вздрогнул и повалился сначала на бок, а потом, как куль, свалился с пьедестала на землю, ошарашив тем самым онемевших от ужаса паломников.

Аман распахнул глаза и стал смотреть по сторонам и на крышу, желая увидеть, откуда пришло спасение.

Увидев свалившегося с гранита и неподвижно лежащего своего грозного «имама», его ярые последователи застыли в растерянности.

— Лин, твоя очередь выступать. Вперед, лама! Ты умеешь говорить красиво, — пошутил Майкл. — А мы с Ликой тебя прикроем.

— Я понял, командир, — ответил Лин и поднялся с крыши, выпрямившись во весь рост, чтобы его было видно паломникам снизу.

— Смотрите! — кто-то указал на него из толпы.

В изумлении люди пали перед ним ниц. А Надире, шмыгая носом, бесшумно расплакалась, больше не в силах сдерживать напряжение. Она села на гранит и, заливаясь слезами, опустила голову на грудь.

— Бог не карает обманутых! Обманутые — как овцы, они не знают злобы! Их сердца не отравлены ненавистью! — громко проговорил Лин. — Господь справедлив и не терпит лжи и коварства!

У Майкла в ухе заработал передатчик.

— Пассивный уходит, — тревожно проговорил Влад.

— Проследи, куда, — прошептал командир.

— Майкл, он просто тает! Он растворяется на месте! Сигнал все слабее и слабее, — доносился из динамика тревожный голос Влада.

— Том, Бен, Роберт, Джонни, не дайте ему исчезнуть. Не дайте!

— Мы следим, командир. Мы уже подбираемся к нему, — ответил Роберт.

— Майкл, я его теряю! — снова раздался взволнованный голос Влада. — Я больше не вижу его. Он исчез. Он слился с остальными.

— Все равно будь начеку, Влад. Не расслабляйся. Эта сволочь может всплыть там, где ее меньше всего ожидают.

— Да, командир. Он очень хитер. Я остаюсь на связи.

Майкл поднес ближе к губам интерком:

— Всем приказываю подтягиваться к развалинам. «Рыбы», прием. У нас может быть утечка. Пассивный Паразит дематериализовался. Он может активизироваться в вашем квадрате, — объявил он.

— «Птица», «Рыбы» слышат тебя. Мы рядом, — отозвалась Гретхен. — Мы следим за обстановкой.

— «Рыбы», будьте осторожны. Не обнаруживайте себя раньше времени. У нас пока без осложнений.

— Вас поняли. Дислокацию не меняем. Мы на связи.

— О, кей, — согласился Майкл и переключился на Лина и его слушателей.

Неожиданно рядом с гранитом упала девушка с зеленой банданой на голове.

Майкл вопросительно глянул на лежавшую рядом Лику.

— Она целилась в Лина! — шепотом пояснила она, пожав плечами.

Все вселенцы, кроме Лина, оставались все еще в тени, предоставляя ему как самому сведущему в вопросах религиозной философии поставить жирную точку во всей этой операции.

Лин, как заправский волшебник, плавно слевитировал с крыши древнего дворца вниз, взошел на гранит, развязал Надире руки и, немного спустившись с него вместе с девушкой, остался стоять на второй ступени, чтобы видеть всех собравшихся.

Луна как раз была теперь над его головой, и ее свет заливал всю местность.

— А я говорю вам: бойтесь не Бога, а в первую очередь себя, — негромко говорил Лин. — Бойтесь незаслуженно обидеть и унизить кого-то, бойтесь украсть или убить. Бойтесь собственной ненависти, страха и ярости. Гоните прочь мрачные и злые мысли. Именно хозяину, автору этих мыслей они вредят в первую очередь. Злой замысел еще не коснулся того, против кого вы его замышляете, а ваша собственная злость уже отравила ваш организм.

47
{"b":"222216","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Чувство Магдалины
Тамплиер. Предательство Святого престола
Список ненависти
Никогда тебя не отпущу
Князь Пустоты. Книга третья. Тысячекратная Мысль
Стеклянная магия
Как научиться выступать на публике за 7 дней
48 причин, чтобы взять тебя на работу
Попутчица. Рассказы о жизни, которые согревают