ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Чувство моря
Школа Делавеля. Чужая судьба
День коронации (сборник)
Трансерфинг реальности. Ступень I: Пространство вариантов
НИ СЫ. Восточная мудрость, которая гласит: будь уверен в своих силах и не позволяй сомнениям мешать тебе двигаться вперед
Корпорация «Русская Америка». Форпост на Миссисипи
Зулейха открывает глаза
Как возрождалась сталь
Гончие Лилит
A
A

— Поднимись повыше, — попросили его из толпы.

Лин забрался на гранит и присел на него, скрестив под себя ноги.

— Человек не безропотное и неразумное животное. Людям дано различать добро и зло. Даже звери чуют доброго человека и злого. На спокойного, добродушного собаки не нападут никогда, потому что внутренний страх или ненависть заставляют организм вырабатывать такой гормон, именно на который и реагируют дикие звери и благодаря которому человек бессознательно притягивает к себе подобных ему людей, то есть так же настроенных на негатив. Этот гормон страха, стресса, обиды и ужаса — адреналин. Именно он сжигает в человеке жизненную энергию, вследствие чего люди быстро старятся, изнашиваются. «Что доброго бывает с тобой, оно от Бога, а что злое бывает с тобой, то от тебя самого»[14], - говорит вам пророк Мохаммед…

Аман поднялся с колен и, подойдя к граниту, протянул Лину дедовский Коран, завернутый в шерстяную тряпицу и находившийся до того, как юноше развязали руки, у него за пазухой.

— Парень, храни этот Коран. Многие ссылаются на него, многие прикрывают свои грязные дела этой Святой книгой, читая его с закрытыми глазами и каменным сердцем. И этим бессовестным людям удается ввести вас в заблуждение только потому, что вы попросту плохо знаете Коран, либо читаете торопясь, либо доверяете чужому мнению больше, чем собственному сердцу, собственной совести. Никогда не доверяйте кому-либо больше, чем собственному сердцу и своему разуму! Однако это не означает, что два человека не могут думать одинаково. Если в ваших мыслях и делах есть искреннее согласие, — это говорит о мудрости вашей и зрелости ума. Если вы хотите искренней любви, любите сами искренне. Если будете щедры к людям, то и к вам будут щедры. Если укроете от ненастья приверженца другой веры, то и он поможет вам. Если будете уважать религиозную веру других людей, то и они в ответ отнесутся к вам с уважением. Мусульмане, друзья, берегите совесть свою, защищайте правду и справедливость, о которой писал Пророк. Читайте Коран с чистыми помыслами, и пусть эту Святую книгу читают как можно больше людей, чтобы те, кто сеет вражду между вами и другими народами, не смогли больше обмануть вас, ввести в заблуждение и утверждать то, чего нет в Коране.

— А стоит ли придерживаться войны с неверными? — раздался вопрос от мужчин-паломников.

— А что значит — неверный? — встречно спросил Лин.

Мужчина, задавший вопрос, на мгновение задумался.

— Это иноверец, который не признает пророка Мохаммеда и не чтит Коран, — быстро проговорил он.

— А как назвать того, кто признает Пророка Мохаммеда пророком, называет себя мусульманином, говорит о том, что Коран Наисвятая книга, а не придерживается того, что в этой книге написано: одно чтит, а другое отвергает? Как назвать мусульманина, который клянется Аллахом и убивает ни в чем неповинных людей своей же веры, призывает убивать или умирать прежде времени, наложив на себя руки?

Воцарилась тишина. Никто даже не перешептывался; все внимательно слушали странного узкоглазого человека. Надире вместе со всеми сидела на земле и с благодарностью смотрела на своего спасителя. Сейчас этот Бао уже не казался ей идиотом, занудливо восклицавшим по поводу и без него тогда в Египте. Таким увидеть она его никак не ожидала. Ей верилось и не верилось в происходящее, поэтому девушка просто слушала и не торопилась делать выводы.

Лин продолжал:

— А как назвать буддиста, который почти наизусть знает Коран, с глубоким уважением относится к Пророку и культуре его народа? Как назвать католика и бахаи, которые отправились за тысячи километров от своего дома и семьи в пустыню, чтобы спасти мусульман: подростков и стариков, женщин и мужчин — просто людей! — и защитить ислам от извращения сумасшедшего фанатика? Каким словом можно назвать еврейских пилотов, спешащих доставить в госпитали Каира, Тель-Авива, Милана пострадавших во время землетрясения в Исне? Почему эти люди так поступают? — обратился Лин к паломникам. — Видела ли врач-француженка в египетской девчонке мусульманку? Или она в первую очередь видела человека? Так кого называл Мохаммед неверным, а кого правоверным?

Аман поднялся с земли, несмело вытянув руку вверх.

— Наверное, Пророк хотел сказать: верующие и неверующие в Бога… — несмело проговорил мальчик.

— Думаю, сердце каждого из вас подсказывает ему правильно. И в Коране черным по белому написано в главе второй, сто тридцатом стихе: «Мы веруем в Бога и в то, что свыше ниспослано нам, в то, что было ниспослано Аврааму, Исмаилу, Исааку, Якову и коленам исраилевым; в то, что было дано Моисею и Иисусу. Что было дано пророкам от Господа их; не делаем различия между всеми ими, и Ему покорны мы». Вспомните, что говорил древний персидский поэт Саади: «Кто вечно разжигать вражду людскую любит, того, в конце концов, его ж огонь погубит». Но раз уж мы начали говорить о Коране, то еще процитирую Пророка. В главе третьей, семьдесят третьем стихе он ясно говорит о духовных учителях: «Не может быть, чтобы человек, которому Бог дал Писание, мудрость, пророчество, стал говорить людям: будьте поклонниками мне так же, как и Богу, — но будет говорить: будьте мудрыми чтителями Господа, потому что вы хорошо узнали Писание и потому что много учились. Не может быть того, чтобы он внушал вам чтить ангелов и пророков как Господа».

— Ты и вправду много знаешь и говоришь все верно. А скажи, во время молитвы в какую сторону смотреть? — спросила женщина, мать девочки-подростка.

Лин улыбнулся и сказал:

— Однажды горожане спросили Ходжу Насреддина: «Скажи, уважаемый, на похоронах идти нужно перед носилками покойника или позади них?» Ходжа ответил им: «Лишь бы не на самих носилках».

Люди оживились. На их лицах появились улыбки. Хотя некоторые из них все еще продолжали пребывать в наркотическом опьянении и сидели безучастно, склонив головы. А Лин продолжил:

— Так же и с молитвой, — сказал он. — Куда бы вы ни посмотрели во время молитвы, Бог услышит вашу искренность и чистый сердечный порыв. Неважно, в каком храме, мечети или синагоге вы молитесь, и в помещении ли вообще. Неважно, на каком языке вы обращаетесь к Всевышнему, как и неважно, кто какой религии принадлежит. Важно лишь то, как живет человек, как относится к окружающему миру и что носит в мыслях и сердце своем. Неважно, какого цвета его тело и есть ли на нем одежда. Для Бога важно, чтобы каждый человек на Земле был здоров и счастлив…

— Кто ты? — наконец спросил кто-то из паломников, обращаясь к Лину.

— Мы просто поддерживаем мир на планете, — скромно ответил он. — Скоро сюда прибудут федеральные спасатели, а также представители закона и переправят вас по домам. Постарайтесь больше не попадать в рискованные предприятия. Ищите Бога внутри себя.

— Мы?! Так ты не один?

— Нет, не один. За этими стенами находятся те ребята, которые прилетели помочь вам.

Вселенцы вышли на лунный свет из своих укрытий и некоторые из них направились к Лину в центр древнего дворца. Лин спустился с гранита и подошел к Майклу.

— Оба Паразита обезврежены? — тихо поинтересовался он у командира.

— Увы, нет, — досадливо ответил Майкл.

Лин непонимающе посмотрел на спящих возле гранитного камня Алишера и девушку в зеленой бандане.

— Нет, она просто пешка, — пояснил командир. — А вот пассивный растворился в толпе.

— Так он может контролировать свое излучение? — удивился Лин.

— Выходит, что может, — вздохнул Майкл.

Паломники повставали со своих мест и стали подходить к вселенцам.

К Лину подошел Аман.

— Так ты не имам Али? — вдруг спросил юноша, тронув ламу за рукав.

— Нет, парень. Я простой человек, — ответил Лин и погладил подростка по голове.

К ним приблизилась Надире, виновато поглядывая на «зануду Бао». Заметив ее, Лин сам направился девушке навстречу.

— Так ты и не Бао? — смущенно улыбнулась она.

Лин отрицательно качнул головой и устало улыбнулся:

вернуться

14

Коран — 4: 81

48
{"b":"222216","o":1}