ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Неправда! — заплакал мальчик, не отпуская девушку.

Влад попытался оторвать его от гостьи, но Дима начал отбиваться, колотя отца своим маленьким кулачком.

— Нет, я не хочу! — кричал он. — Это ты! Это ты виноват, что у меня нет мамы! Ты не любишь меня! Это ты прогоняешь мою маму! Я ненавижу тебя, гоблин!

Наконец Татьяна решила взять контроль за происходящим в свои руки. Влада, похоже, заклинило. Он уперся и не видел, что у ребенка начиналась истерика. Девушка уверенно подошла к Владу и взяла Диму на руки.

— Пойдем, солнышко. У папы сегодня плохое настроение.

Она поцеловала мальчика в голову и направилась с ним в кухню.

— Ты ведь моя мама? Правда? — заикался ребенок.

— Пойдем кушать. Успокойся, мой хороший.

Дима обнял Таню за шею, пряча свою мордашку у нее в волосах. Влад тяжело вздохнул и поплелся вслед за ними.

— Почему ты не отвечаешь? — настаивал малыш. — Ты ведь моя мама?

— Я приехала к твоему папе…

— Нет! Ты приехала ко мне! — закричал снова Дима.

— Дмитрий, успокойся, — прикрикнул на него отец и принялся наливать в стакан молоко. — На, пей. Это не мама. Это просто гостья. Это чужая тетя.

— Я не буду есть! Не хочу! Не буду! — снова закричал он и, смахнув стакан на пол, разрыдался.

— Что ты делаешь?! — шлепнув его по руке, возмутился отец.

— Никто меня не любит! — захлебываясь, запричитал мальчик.

Татьяна присела рядом с ним, взяла его на руки и прижала к себе.

— Не плачь, сынок. Конечно, я приехала к тебе.

Она погладила его по голове и прижалась губами к макушке ребенка.

— Не надо плакать, мой маленький. Неправда, что тебя никто не любит. Я люблю тебя.

— Значит, ты моя мама? — со слезами на глазах спросил Дима.

— Конечно, твоя. А чья же еще?

Дима обиженно покосился на отца и обнял Татьяну за шею. Владу оставалось только вздохнуть и собирать пылесосом по всему полу осколки стекла и молочные потёки.

— Кушать будем, сынок? — спросила Татьяна.

— Нет, — отрицательно качнул головой мальчик. — Почему папа не хочет радоваться, что ты вернулась?

— Он не ждал меня сегодня…

Влад хмыкнул, но промолчал. А Дима зевнул.

— Пойдем, я тебя уложу спать. Ты мне покажешь, где твоя кроватка?

— Я покажу тебе Дена.

— Хорошо.

Они поднялись со стула и направились в спальню. Влад присел на их место и взялся за голову. Что-то надорвалось у него внутри. Живо всплыли воспоминания о погибшей жене. Он вспомнил, как они познакомились, как поженились, как ждали появления первенца, как потом жена укачивала двухмесячного Димку, и как вдруг все рухнуло…

Из спальни донеслось тихое пение.

«Она, оказывается, знает колыбельную… Хм! Кто бы мог подумать, что в этой пигалице проснется женщина?» — подумал Влад. Зачем она появилась и нарушила их мужской мирок? Что теперь будет с его сыном?

Вскоре Дима заснул, мирно посапывая на большой кровати. Татьяна аккуратно вытянула из-под головы малыша руку и, прикрыв за собой двери, вышла в зал.

Влад сидел в кресле, вытянув на ковре ноги, и потирал лоб.

— Вам плохо, Владислав Петрович? Я сейчас принесу воды.

— Спасибо.

Вскоре Татьяна вернулась со стаканом воды и протянула его Владу.

— Благодарю, — тихо сказал он. — Полтора года назад у Димки погибла мама. Он совсем не помнит ее. Тогда он был еще очень мал. Кроме бабушки он не признавал никаких женщин… А может, они его не понимали… Извини, Татьяна, что так вышло. И игрушка твоя безобидная. Просто в тот день бабушка сообщила, что Димка серьезно заболел. Так что ты тоже извини меня.

У Татьяны от сердца отлегло. Она даже улыбнулась.

— А теперь, Танюша, идите домой. Вас, наверное, уже заждались, — печально проговорил Влад.

— Вам не с кем оставить сына? — начала было она.

— Спасибо, что помогли мне, а теперь идите… Идите, — настойчиво добавил он.

— Еще раз извините, господин учитель. Я обещаю, что с моей стороны больше никаких неприятностей не будет.

— Да, спасибо, — натянуто улыбнулся Влад и залпом выпил принесенную девушкой воду.

Татьяна тихо вышла, оставив его наедине со своими мыслями, и двери за ней бесшумно сомкнулись.

Наступили выходные. За это время она многое передумала. Мысли не давали ей покоя даже ночью. Она подолгу сидела у окна, смотрела на звездное небо, по которому то и дело сновали скимеры, аэробусы и аэрокосмические челноки с орбитальных станций, и думала, думала, думала. Наконец Татьяна решила серьезно заняться программированием. Для чего ей это было нужно, она еще не придумала, зато наметила цель на ближайшее будущее. И этой целью стал Влад.

56

Теперь Татьяна не позволяла себе косо смотреть на кого-либо из преподавателей, не говоря уже о Владиславе Петровиче. В ней вдруг проснулся интерес к электронике, и на лекциях она много спрашивала, спорила, дискутировала, готовила рефераты, советовалась с Владом после занятий по различным темам, которые интересовали ее в рамках общеобразовательной программы, а также применительно к своей домашней технике.

Друзья стали уже подшучивать над ней. Кто-то и вовсе пребывал в недоумении и считал своим долгом отсоветовать внезапную страсть к компьютерам и предостеречь подругу от необдуманных поступков.

— Да он же ненормальный! Хуже не придумаешь: программист, плюс какой-то сектант! — твердила Кристина. — Не смотри на меня так презрительно. За что купила, за то и продаю. Да, говорят, что он — сектант, непонятно какой религии. И религии ли вообще?

— Ты же прежде не велась на всякие душещипательные штучки… Что же случилось? — недоумевал Роман.

Но Татьяна молча выслушивала все их опасения и предположения и продолжала дальше делать так, как ей хотелось, как чувствовало ее сердце и как требовала ее душа.

Влад не отказывал в получении дополнительных знаний любознательной студентке, но время их общения ограничивал, постоянно поглядывая на наручный интерком.

— Вы торопитесь… — заметила однажды девушка.

— Да, Татьяна. На сегодня закончим.

— Владислав Петрович, мне не составит труда на дополнительные занятия приходить к вам… Об оплате не беспокойтесь… И мы сможем подольше позаниматься, и вы не будете беспокоиться о Диме. Он будет у вас на глазах…

Влад с легким укором посмотрел на девушку. Но она уверенно гнула свое:

— Вы сейчас объясняете мне схему микрочипа, а все ваши мысли с сыном… А так будет лучше для всех.

Влад снисходительно улыбнулся.

— Для всех? Нет, мы будем заниматься только здесь, — твердо сказал он. — А на сегодня действительно закончим. Продолжим на следующей неделе, если вы сами не разберетесь к тому времени.

Татьяне ничего не оставалось, как согласиться.

А дома на Влада обрушился шквал жалоб и просьб сына:

— Папа, папа, а мама сегодня придет? Я хочу к маме.

— Потерпи чуть-чуть, в выходные полетим к бабуле, — убеждал отец.

— Не хочу чуть-чуть терпеть! Не хочу к бабуле! Я хочу к маме, — грустно договорил ребенок и, оставив отца, лег в зале на ковер, обнял своего электронного друга. Пес тяфнул для приличия и улегся на ковер рядом с хозяином.

У Влада сердце сжималось от жалости, глядя на тихую грусть сына. Но ему было жаль и Татьяну. Ведь до нее у Димки уже были няни. И все они продержались недолго, так как быстро надоедали ребенку, как надоедают старые игрушки. Влад не хотел, чтобы подобное повторилось и с Татьяной. Малышу ведь не объяснишь, что с людьми нельзя обращаться, как с игрушками. Люди живые, а игрушку, во всяком случае, можно починить… А вдруг и Татьяна быстро наскучит Димке? Хотя… никого из нянек его сын мамой еще не называл. Круг неумолимо сжимался. С одной стороны, на Влада давила мать, с другой — сын. Потом — друзья и знакомые… Куратор все интересуется: как там сынишка? А теперь вот еще и эта студентка подключилась. Влад прекрасно понял, что эта девушка не просто так увлеклась электроникой, и что ее целью стала его семья. Но вот вопрос — кто ей больше нужен: он сам или его сын?

51
{"b":"222216","o":1}