ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Стигмалион
Августовские танки
Магическая уборка. Японское искусство наведения порядка дома и в жизни
Тайны Лемборнского университета
Дело Варнавинского маньяка
Кристин, дочь Лавранса
Дело Эллингэма
Тепло его объятий
Синдром Джека-потрошителя
A
A

Она вздохнула:

— Просто мне тревожно.

— Это потому, что тебя ожидает таинственное и неизвестное. Ты находишься в очень деликатном положении, — улыбнулся Том.

Лика ответила ему такой же нежной улыбкой.

— Просто я устала, солнце мое. Я ничего не хочу знать об инопланетянах, радиационном фоне и телепатии. Я будто выжата, как лимон. Том, я запуталась. Почему не дать Паразитам вывести себе источник питания где-нибудь далеко от Солнечной системы, предварительно заманив их туда?

— Может, тебе поговорить с «архангелом Михаилом»? — предложил Том.

— Нет, я не хочу, чтобы меня убеждали. Я все понимаю, но мне надоело изображать из себя ангела-хранителя. Возможно, я схожу с ума на почве беременности, но я не хочу, чтобы Михаил успокаивал меня, вселял веру в мои собственные силы. Я все знаю и понимаю, но я хочу хоть на время забыть о Создателях и Паразитах, о звездах и вселенных. Все равно уже все предрешено. Мы такие, какими нас создали. Мы будем вечно несовершенны, и так же вечно будем стремиться совершенными стать. Почему людям не дать самим самостоятельно дойти умом до этой истины?

— Потому что на это уже нет времени.

— Том, но я очень хочу быть обыкновенным человеком!

— Ты не сможешь. А если и сможешь, то ненадолго. Если бы ты была обычным среднестатистическим землянином, то подобные опасения не касались бы тебя. Ты попросту не говорила бы о них и не думала двадцать четыре часа в сутки. Ты не сможешь быть другой. Ты такая, какая есть. И примирись с этим. А на сегодня у тебя есть очень важное задание — стать матерью. И поверь, оно одно из самых ответственных. Поэтому ты просто обязана быть здоровой и счастливой, — он коснулся ее носа указательным пальцем. — Я люблю тебя…

62

Новый год Том с Ликой встретили во Франции в гостях у Моны с Жестеном, куда по приглашению приехали также Жанет, Марчелло и Гретхен. В те дни в доме Готье царили веселье, шутки и многоголосный гомон. Жанет и Лика вместе с детьми наряжали елку. Марчелло скакал со стула на стул, подвешивая гирлянды к потолку. Остальные мужчины помогали Моне и Гретхен в кухне…

Наступил 2232 год.

Весело отпраздновав начало года, поздравив всех друзей и знакомых, вселенцы приготовились к сюрпризам високосного года. И уже буквально в феврале появились его первые «ласточки».

63

В середине месяца английские приверженцы движения «NEO» собрались в Лондоне на площади перед парламентом на санкционированную манифестацию.

Вокруг было шумно. Народ толпился, и людей все прибывало. Они надевали на себя мигающие электронные шапочки и скандировали требования и лозунги, размахивая плакатами с изображением звезд, планет и муляжами алмазных кристаллов.

— Прошлому нет! — скандировала толпа.

— Вперед в будущее! — ревела молодежь.

Люди начинали нервничать.

Лика вела репортаж в прямом эфире прямо с места события:

— Требования манифестантов, в конечном счете, сводятся к тому, чтобы, цитирую: «прекратить скулеж по всем каналам телевидения и в прессе о том, что старое поколение достойнее нынешней молодежи», — громко говорила Лика, стараясь сквозь невообразимый шум докричаться до зрителей. — Собравшаяся здесь молодежь не согласна с тем, что все прошлое — это лучшее, незаслуженно забытое, благородное, здравомыслящее и здоровое. Вот мнение одного из участников митинга.

Оператор Джек направил камеру на парня с пульсирующим кристаллом в руке.

— Если бы прошлые заслуги и устои были настолько хороши и совершенны, то о них бы не забыли, и они до сих пор бытовали бы среди людей. Все пережитки прошлого должны сгинуть. Так я считаю. Они только тормозят прогресс! — кричал парень в микрофон, стараясь услышать собственный голос среди нескончаемого шума.

— Благодарю, — сказала Лика и снова обратилась к зрителям. — Манифестанты требуют, чтобы телевидение прекратило ретрансляцию старых кинофильмов, из библиотек были изъяты древние книги, которые — по словам этих ребят — «баламутят умы неискушенных граждан Федерации». Они требуют, чтобы было уничтожено все, что тянет, как они выражаются, цивилизацию назад, в первобытный строй. Собравшиеся здесь выражают также недовольство добычей нефти и газа на соседних планетах.

Закончив съемку, Лика с Джеком вернулись к своему скимеру и отправились в телецентр. В просторном зале одной из студий возвышалось гигантское панно из ста с лишним включенных телевизионных экранов. По залу суетились журналисты, за пультом сидели несколько операторов и следили за подачей и контролем передач со спутников.

Вдруг местный канал, прервав туристическую рекламу, снова начал транслировать в прямом эфире события с площади перед местным парламентом.

Внимание всех присутствующих вновь приковали местные новости.

На экране обезумевшие демонстранты рассредотачивались по городу, наводняя улицы, и крушили на своем пути все, что, на их взгляд, казалось старым и вышедшим из моды. Толпа переворачивала старинные автомобили, прогоняла с улиц, забрасывая грязью, конные экипажи. Разъяренные люди избивали продавцов газет и мастеров по починке обуви и одежды. Били стекла в двухэтажных автобусах, врывались в библиотеки и устраивали там пожары, кидая в пламя костра старинные книги и свитки. В музеях творилось подобное: обезумевшие молодые люди резали уникальные полотнища известных живописцев эпохи Возрождения, крушили витрины с экспонатами, не щадя ничего. На пол летели мраморные античные бюсты, рассыпались на тысячи осколков агатовые и бирюзовые чаши и кубки императоров прошлого.

Лика не могла понять, кто вел и кто транслировал этот чудовищный репортаж. Кто так умело подогревал ненависть толпы и испуганных зрителей. Репортаж не констатировал факт погромов, а в изощренных красках показывал всю чудовищность разъяренной толпы. Вскоре людское море стало сметать и давить на своем пути абсолютно всё.

Вдруг Лика увидела на экране зажатый толпой знакомый красный даблдейкер с фосфоресцентной вселенской эмблемой на крыше.

Камера неизвестного оператора максимально приблизилась к месту события, и стало хорошо видно Тома, который сидел на месте водителя.

Лика схватилась за голову. Щеки запылали от волнения. К ней подошел Джек.

— Боже! Что происходит? — недоумевал он.

Лика растерянно посмотрела на него и снова уставилась на экран. Их стали обступать и другие сотрудники телестудии, глядя на экраны.

— Кто это снимает? Зачем это транслируют по всем местным каналам? Смотрите, смотрите! Это появляется на всех каналах Федерации! — возмущались люди и растерянно смотрели друг на друга.

— Кто это транслирует в прямой эфир? Это ведь нарушение закона о средствах массовой информации! — недоумевали журналисты.

Лика набрала в легкие побольше воздуха, чтобы не рухнуть без сознания, и стала часто дышать. Она возмущенно покачала головой, все еще не веря, что Паразиты открыто пошли в наступление. А на экране обезумевшая толпа фанатиков раскачивала наполненный людьми автобус.

— Да отключите вы эту сволочь! — не выдержал кто-то из журналистов.

Лика рванулась к выходу из студии. Джек за ней.

— Не останавливай меня, Джек! — чуть не плача прокричала она.

— Нет, — крепко держал он ее за руки. — Не вздумай! Толпа раздавит тебя.

— Но там Том, — корчась, простонала Лика.

— Ты ничем ему не поможешь. Опомнись! Они растерзают и тебя. Стой!

Лика вырвалась от него и побежала по коридору прочь.

— Лика, вернись!

Джек надрывно выдохнул и, подхватив на всякий случай свою видеокамеру, поспешил вслед за коллегой. Та прыгнула в служебный скимер, не ожидая, что Джек последует за ней, и полетела на площадь. Джек взмахнул рукой, чтобы Лика взяла его с собой. Но где там! Она уже ничего не видела вокруг.

Вскоре внизу в темноте между улиц мелькнул фосфоресцентный огонек вселенской спирали. Лика начала снижаться, включив свой сердоликовый генератор на всю мощь. В этот момент автобус рухнул набок, и один из фанатиков «NEO» швырнул в него бутылку с горючей смесью. В ту же секунду даблдейкер вспыхнул, как спичка. Люди в автобусе не могли выбраться из горящего салона. Они метались, кричали, на разных языках взывая о помощи и милосердии, но даже в открытые двери и разбитые окна их не выпускали, забрасывая обратно в горящий перевернутый автобус. Кое-кому все же удалось спрыгнуть в толпу. И тут же прогремел взрыв, озарив весь квартал кровавым заревом.

55
{"b":"222216","o":1}