ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Взрыв зацепил и самих поджигателей, находившихся вблизи полыхавшей машины. Люди визжали, катаясь по земле и сбивая с себя пламя. Они горели живьем, как живые факелы в садах Нерона. А вокруг них злорадно хохотали и пританцовывали зачинщики чудовищной акции.

— Жги гадов! Жги их всех! — вопили они.

— Все старое в огонь!

— Долой прошлое!

— Всех, кто за старое — в костер! — голосила толпа.

Лика подоспела слишком поздно. Опоздали и полицейские скимеры с пожарными водовозами.

Том погиб в огне вместе со своими туристами.

Полиция разогнала всех демонстрантов водометной пушкой. За час было арестовано больше двух тысяч человек. В этой неразберихе схватили и Лику, когда она пыталась пробраться к сгоревшему автобусу. Но благодаря Джеку и ее собственному бейджику журналистки несчастную быстро освободили.

Очутившись после каталажки снова на дымящейся улице, Лика стояла в трансе и, не моргая, смотрела в пустоту.

— Лика, очнись! — тряхнул ее за плечи Джек.

Она удивленно посмотрела на него, будто видела впервые. Задумалась.

— Все нормально, Джекки… Я понимаю, что случилось… Тома больше нет, — еле выговорила она и, больше не в силах сдерживать себя, уткнулась в грудь коллеге, всхлипывая и причитая.

Под утро Джек доставил ее на скимере домой. Спросил, с кем из близких она хотела бы связаться. Лика назвала Мону и «архангела Михаила». Про архангела Джек не понял, а Мону он вызвал. Узнав о случившемся, та тотчас вылетела в Лондон и сообщила о трагедии на базу Аар Ми.

64

Вся Федерация ужаснулась английской трагедии, в которой погибли в огне, были раздавлены и растерзаны толпой около трех тысяч ни в чем неповинных людей, среди которых большая часть были пожилые.

При виде Моны Лика бросилась ей в объятия и разрыдалась. Этим же днем у Лики открылось кровотечение. Ее спешно поместили в больницу.

В Лондон вылетели Роберт, Лин, Бен, Джонни, Майкл и, конечно, Михаил. Влад не смог прилететь. На то были достаточно веские причины.

Стоя у больничного блока, за которым сейчас шла борьба за жизнь матери и ребенка, ребята из шестнадцатого нона молились.

Тишину нарушил Роберт.

— Я думал, что такие, как Том и Лика, защищены от ужасов нашего общества, что с ними не могут произойти несчастия… А выходит, что они ничем не отличаются от остальных людей на планете, — удрученно проговорил он.

— Ангелам жить в человеческой среде очень сложно, — вздохнул Аар Ми, продолжая смотреть через прозрачное окно в палату к Лике. — Они находятся среди людей либо очень короткое время, либо… забывают маскироваться под них и становятся сами собой. И тогда люди убивают ангелов за то, что те не похожи на них. Раса Создателей непонятна людям. Хотя люди — это промежуточные существа между животными и ангелами… Потому вы и страдаете, что не можете, в конце концов, определиться и примкнуть к какому-то одному лагерю. У животных правит сила тела, они всю жизнь в движении, в поиске пищи, у нас же правит сила мысли. Оттого и войны случаются у людей, что на поле брани сходятся приверженцы физической силы и технической мощи оружия, которое вы демонстрируете, стараясь испугать соперника, в надежде что-то завоевать. Создатели ведут другие войны. Само понятие войны подразумевает иное, нежели в вашем мире… Лика сильная, она выживет, — Аар Ми замолчал.

Мона вдруг почувствовала, что врачи ничего не могут сделать, чтобы сохранить жизнь ребенку Лики. Она умоляюще посмотрела на «архангела», прося разрешения помочь подруге и остановить процесс отторжения плода, но Михаил строго посмотрел ей в глаза.

Мона смиренно опустила голову и вздохнула:

— Я поняла, — закусив нижнюю губу, чтобы не расплакаться, она отошла от окна блока в сторону к Роберту и Джонни. Те в томительном ожидании стояли, подпирая спинами стены больницы. Ребята молчали. Каждый думал о чем-то своем.

65

На следующее утро Мона навестила больную. Кажется, она даже и не покидала больничный корпус, так как за окнами блока только начинало светать.

Мона осторожно присела на стул рядом с кроватью, дожидаясь, когда подруга проснется… Лика почувствовала чье-то присутствие и, открыв глаза, повернула голову в ее сторону.

— Привет, — тихо сказала она.

— Привет, милая, — улыбнулась Мона.

— Ты совсем не отдыхала, — заметила Лика, заглянув в покрасневшие глаза «вселенского» доктора.

— Как ты себя чувствуешь?

— Нормально. А вот ты себя не бережешь, шоколадка.

— Это не страшно.

— Мона, результаты твоих исследований подтверждаются. Твоя гипотеза относительно возможностей человеческого мозга верна, — тихо проговорила Лика.

Мона тотчас собралась с мыслями и сосредоточилась.

— Откуда ты знаешь? — напряглась она.

— Журналисты всегда первыми узнают новости.

— Выкладывай.

— В Новосибирске ученые сумели оседлать серое вещество. И на основе полученных нейро-импульсных показателей изобрели приемник и передатчик мыслей.

— А что у них служит накопителем?

— Обычный кристалл кварца. Секрет в количестве граней и растворе. Я в этом мало что понимаю, но там при чем-то еще жидкокристаллическая диафрагма… Теперь мы сможем беспрепятственно общаться с животными и растениями. Они смогут поведать нам свои истории, будут жаловаться, а может быть, мы сумеем услышать их смех. Израильтяне и китайцы уже пытаются внедрить это новшество в бытовую технику. Скоро не нужно будет прикасаться к сенсорной панели интеркома или интерфейса. Компьютер сам будет ловить твои мысли, угадывая желания. Представляешь, мне не нужно будет мучиться над текстами. Стоит подумать, и вот тебе, пожалуйста — готовый материал. Садись только и редактируй свои же собственные мысли.

— Как давно ты об этом узнала? — поинтересовалась Мона.

— В тот день, когда погиб Том…

— Значит, в своих разработках я иду верным путем, — задумалась Мона.

— Выходит, верным. Зря мучилась сомнениями, — Лика вдруг замолчала и подняла глаза к потолку. — Извечный сейчас испытывает меня… — тихо проговорила она.

— Ты чувствуешь это? — насторожилась Мона.

— Да…

Лика тяжело вздохнула:

— Он испытывает, проверяет, подвластна ли я заразе Паразитов или нет. Они все зондируют меня со всех сторон, чтобы понять, стоит ли им заниматься мною или не стоит тратить время и силы на мою персону. Мне кажется, в случившейся трагедии есть доля и моей вины… Я подозреваю, что Паразиты хотят нейтрализовать вселенцев. Они заставляют нас выйти из себя, потерять контроль над эмоциями… Я чувствую это спинным мозгом… Чувствую очень ясно!

Мона молча опустила глаза.

Лика снова посмотрела на подругу и попыталась улыбнуться.

— Не бойся, они не заставят меня покориться им. Когда у меня в голове начинают копошиться всякие противоречивые мысли, я пытаюсь отключиться от осознания того, что я человек, и стараюсь посмотреть на проблему объективно. И прежде чем что-то предпринять и решить для себя, я мысленно забираюсь далеко в космос и оттуда смотрю на возникшую проблему как существо из другой цивилизации или просто гляжу на нашу маленькую планету, совсем крошечную по сравнению со всей Вселенной. Из космоса все выглядит иначе. Наши проблемы становятся ничтожны и не стоят стольких сил, что прикладывают люди, забывая о любви и радости, и стольких человеческих жертв, которые приносятся ежедневно бессмысленно и жестоко. И сразу все становится на свои места, — она тихо улыбнулась. — Я все равно люблю Тома и нашего малыша, которого они отняли у меня. А по большому счету, я сама в этом виновата… Впервые в жизни я понимаю, сестренка, — она погладила Мону по щеке, — почему с нами происходят те или иные события…

— Ты в порядке? — обеспокоилась Мона.

— Да, — с печальной улыбкой ответила Лика и слегка кивнула головой. — Поверь, ничего не изменилось. Я по-прежнему люблю наш мир, Землю, людей, Создателей. Я даже люблю Паразитов. Ведь они не виноваты, что существуют и хотят жить, так же как мы. Раз они существуют, значит, это кому-то нужно… Я чувствовала надвигавшуюся беду… Чувствовала…

56
{"b":"222216","o":1}