ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Прыжок над пропастью
Феномен «Инстаграма» 2.0. Все новые фишки
Лик Черной Пальмиры
Сабанеев мост
Три версии нас
Шестая жена
Мост мертвеца
От ненависти до любви…
Блондинки тоже в тренде
A
A

— А третья возможность?

— А третья возможность предоставляется человеку с тридцати до тридцати пяти лет, — закончила Лика и вздохнула.

— Значит, когда мне исполнится тринадцать лет, я могу стать ангелом?

— А может, и не станешь, или станешь позже. Это зависит от того, чего ты хочешь в жизни. Но ты сможешь решить это для себя только самостоятельно, — остаться ли тебе человеком или, став на ступеньку выше, принять дар Всевышнего и стать ангелом. Это будет первым твоим взрослым и осознанным решением. И в этом тебе не помогут ни родители, ни друзья… Но может случиться так, что ноша ангела окажется для тебя невыносимой, непонятной или чуждой. Тогда в любой момент ты можешь стать человеком, но чтобы снова стать ангелом, тебе придется испытать страдания, которые увеличатся во много раз. Поэтому хорошо подумай, прежде чем становиться на путь ангела, который не знает предела в самосовершенствовании и не понимает, что такое беречь себя, когда кто-то просит о помощи, а он в силах помочь. Так что, у тебя еще есть время, чтобы сделать свой выбор и решить, что тебе на самом деле нужно и в качестве кого ты принесешь Вселенной больше пользы… Но обычные люди, которые нас окружают, не знают того, что сейчас я рассказала тебе. Даже сами ангелы зачастую считают себя простыми людьми. И очень-очень редко(!) кто из них догадывается о своей истинной природе. Только в глазах других людей они выглядят странными, не от мира сего, наивными и добродушными. Сами же ангелы свою позицию считают нормой. И именно от окружающих людей зависит, останется ли среди них это светлое существо, им же на радость… Или оно погибнет от непонимания и переизбытка отрицательных людских эмоций, не в состоянии больше фильтровать, пропускать через себя всю негативную человеческую энергию, прежде чем выпускать ее во Вселенную… Тебе хоть понятно, о чем я тебе рассказываю?

— Да. Мне понятно всё.

Лика смущенно улыбнулась:

— Не много же мы с тобой сегодня наработаем с таким рвением, — сказала она и посмотрела в полупустую корзину.

Но подросток был по-взрослому серьезен:

— А может, Богу важнее сейчас не эти три фунта кофейных зерен, а именно то, что ты рассказываешь мне, — ответил Хуан. — Посмотри, там и без нас есть, кому собирать урожай. Ты же здесь не для этого, — заметил он, пожав плечами. — Ты ведь в гостях. И весь этот сбор для тебя лишь развлечение.

Лика изумленно посмотрела на мальчика, который сейчас сказал чистую правду. Да, за этим занятием, игрой в сбор урожая, танцами под испанскую гитару, беседой с этим мальчиком о Создателях она пытается забыть о своем несчастии. По существу, она старается забыть о Томе. Лика вдруг виновато улыбнулась и опустила глаза.

— Ты еще встретишься с Томом! — неожиданно проговорил Хуан.

Лика в недоумении посмотрела на подростка:

— Что ты сказал?

— Не грусти, ты еще увидишь своего Тома.

— Откуда ты знаешь?

Парнишка только неопределенно пожал плечами.

— Не знаю. Просто сказал и всё. Само вылетело, — пытался оправдаться он.

Потом Хуан снова оживился:

— А почему все люди на Земле разговаривают на разных языках, если мы — одно государство? Как так получается? Зачем?

— Раньше все люди жили обособленными странами. В каждой стране был свой язык…

— А почему общим языком выбрали именно английский?

— На нем разговаривало полмира, а потом еще другая половина мира выучила английский, чтобы беспрепятственно общаться с первой половиной… Так вот, жили они врозь, а потом президенты всех стран посовещались между собой, спросили свои народы и решили объединиться в Федерацию.

— Зачем? Разве им жилось плохо?

— Впервые Человечество задумалось об объединении в Федерацию после безжалостной волны террора, прокатившейся по всем странам мира, экономической войны, которую развязали экономические гига-магнаты, чтобы подчинить себе менее развитые, но богатые сырьем страны, а также глобальной катастрофы, произошедшей в конце декабря две тысячи четвертого года в Индийском океане. Тогда из-за сильнейшего землетрясения на дне океана поднялись огромные цунами, которые унесли около трехсот тысяч человеческих жизней в прибрежных странах: Индии, Шри-Ланке, Индонезии. Их просто смывало вместе с поездами, машинами и домами. Под километровым слоем воды в земной коре образовалась трещина, и даже сместилась на три градуса ось планеты…

— Вот это да! — выдохнул изумленный Хуан. — А почему прилетают инопланетяне? И почему они мельтешат, но не идут на контакт?

— Мельтешат, как ты выразился, они для того, чтобы отвлечь внимание людей от бессмысленной суеты, чрезмерной горделивости, ненасытной погони за удобствами и ленью, от борьбы за ничтожные материальные ценности и технические новшества и помочь нам переключиться на ценности вечные, такие как единство всех человеческих созданий, любовь и честь. И действуют они через чувства людей. В частности, через инстинкт самосохранения. Ведь что бы и когда бы ни происходило с Человеческой цивилизацией, люди не переставали любить, рожать детей, выращивать кофе и защищать свое право на дом, семью и счастье.

— Откуда ты все это знаешь? Ты что, общалась с ними?

— Да. Так же как и Джонни.

— Правда? — засомневался Хуан.

— Правда.

— Ух, ты! Но Джонни говорил, что он общался с «архангелами»…

— Некоторые из инопланетян действительно архангелы. Но не все.

— И о чем вы с ними говорите?

— Ты еще не устал? — поинтересовалась Лика, утомившись от расспросов.

— Нет. Так о чем вы говорили?

— О разном. Не все, что рассказывали нам архангелы, могут понять и принять обычные люди.

— Например?

— Вот хитрец… — улыбнулась Лика.

Хуан состроил озорную гримасу:

— Ну, пожалуйста, — попросил он.

— А вдруг эта информация кому-нибудь навредит?

— Но кому может навредить правда? — удивился мальчик.

— Может, — заверила его Лика.

— Я никому не расскажу! — клятвенно поднял он правую руку. — Клянусь!

Лика задумалась, пытаясь правильно сформулировать фразы, чтобы попытаться подростку объяснить кое-что, но уйти от прямых ответов, а только намекнуть на какие-то политические процессы в историческом прошлом.

— В конце XX и начале XXI веков люди, наконец, задумались о том, что Земля — наш общий дом и, по сути, — одна страна. Но они только задумались об этом, и не больше. Тогда кое-кто, сам того не подозревая, подтолкнул народы к объединению.

— Как это?

— Сам подумай, когда люди сплачиваются и забывают обиды на соседей? Когда грядет всеобщая опасность… Это спустя века люди понимают то, что происходило много лет назад, но в то время на это смотрели почти диаметрально противоположно…

Лика вздохнула.

— И сегодня, — продолжила она, — Бог хочет, чтобы мы перестали смотреть только себе под ноги, прекратили мусолить собственные проблемы, которые начинаем приравнивать чуть ли не к глобальным, и прекратили переливать из пустого в порожнее. А подняли бы голову к небу и признали, что мы не одиноки во Вселенной, что есть собратья по Галактике и по нашей Вселенной. Поняли бы, наконец, что человеческие проблемы настолько ничтожны по сравнению с Мирозданьем, что они не стоят того, чтобы тратить свои драгоценные жизни на распри, унижения, уподобление роботам, которые лишены чувств, эмоций, покоя и счастья. Мы мечтаем о встрече с инопланетянами, но реально еще не готовы на самом деле к общению с другими разумными цивилизациями. Наверняка мы станем отстаивать свою точку зрения и будем убеждены в том, что, несомненно, правы только мы, раз живем на этой планете. Услышат ли люди другую точку зрения, отличную от их собственной? Вот поэтому корабли с других галактик и не приземляются открыто.

К Лике и Хуану подошел Джонни.

— Я вижу, у вас тут работа кипит полным ходом! — пошутил парень.

— Мы уже заканчиваем болтать, — сказала Лика, поднимаясь с земли.

— Решил вам помочь со сбором урожая, а то вы так до вечера дерево не обберете.

60
{"b":"222216","o":1}