ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что заставляет мозг изменяться в ту или иную сторону? — спросил один из представителей военного Совета.

— Желание человека сменить вид деятельности, или это может быть вынужденное и бессознательное приспосабливание к другой среде обитания, — ответила Мона. — Но то, о чем вы подумали, развивается медитацией и молитвой.

Полковник, задавший вопрос, был поражен тем, что эта женщина с легкостью читает его мысли. Он растерянно посмотрел на рядом сидящего соседа, будто спрашивал того о реальности произошедшего.

— На что еще способен мозг человека? — спросил другой военный.

— На очень многое. Но не все люди к этому готовы. Другим же это и вовсе ни к чему. Поэтому эта функция не атрофируется, если говорить о ее активности, а не возникает вовсе, так как для жизнедеятельности и сбора информации для какого-то конкретного человека она не нужна. Ему достаточно того, что уже имеется в мозге.

— Это значит, что человеческие возможности не ограничены?

— Теоретически — да. Однако во всем нужна тренировка. Даже для мозга. И еще нужна жизненная необходимость какой-то конкретной особенности в деятельности мозга. Ну, разумеется, также желание и вера в собственные силы.

— Еще вопросы будут? — поинтересовался секретарь.

Все промолчали.

— Кто-нибудь из армии Вселенной еще желает высказаться? — спросил он.

— Да, — ответил Бен. — Я, конечно, не скажу ничего такого, что вы не знали бы прежде или не услышали бы сегодня. Я осмелюсь только напомнить кое-что и упорядочить некоторую информацию, которую вы услышали. Из всего того, что мы вам рассказали, понятно, что Бог — это процесс, а не стабильная конечная точка или постоянная и неизменная субстанция. Иными словами, Бог — это глагол, а не существительное. Это движение, это энергия, которая возникает вследствие взаимодействия чего-либо. Богом мы называем именно действие в ту или другую сторону. Это движение, развитие. Бог — это жизнь, но и физическая смерть тоже жизнь, только в другой плоскости системы координат, так можно выразиться. И переселение душ — реальность, существующая по закону сохранения энергии в отдельно взятом регионе, будь то Галактика или вся Вселенная. Эта закономерность схожа с круговоротом воды в природе. Некое перетекание из одной точки в другую, как дождевые тучи. Сегодня дождь пролился здесь, а завтра там. Другое дело, что люди под реинкарнацией души ошибочно подразумевают сохранение и возрождение личности. Это ошибочно. Реинкарнированный человек сохранит только миллионную часть того, что было присуще его душе в прошлом. А личность и душа — это совершенно разные субстанции, как стакан и кролик. Личность — это продукт разума. Когда гибнет мозг, разум прекращает свое существование. Однако благодаря сознанию наша душа совершенствуется. Душа человека, этот энергетический сгусток, существует независимо от сознания, но влияет на него при определенных процессах. Он невидим, но ощутим. То есть здесь прослеживается равностороннее влияние: разума на душу, и души — на сознание. Неправда, что люди, в отличие от животных, не чувствуют эту энергию, этот энергетический сгусток. Чувствуют, но не верят в свои собственные способности. Конечно, легче всего сдвинуть камень рукой, а не энергией собственного разума. Легче, конечно, копать ямы и зарабатывать на жизнь физическим трудом… Однако я вовсе не умоляю определенную ценность физических действий, я имею в виду необходимость современного человека развиваться в той области, способностями в которой он был награжден Богом. Каждый из людей в большей или меньшей степени считывает из подвижной инфосферы необходимую для своей жизнедеятельности информацию из опыта планеты и Галактики Млечного Пути в целом. Эта тонкая субстанция окутывает не только нашу планету, но и циркулирует по всей Галактике и за ее пределами, точно кровь в теле живого существа. Но стремление человека — успеть сделать все и везде поучаствовать — губит в нем эту способность слышать космос. Люди жалуются, что жизнь стала быстротечна, что дни мелькают, как часы, что скорости ошеломляюще велики, но в этом есть вина и самого человека. Вследствие этого планета, поглащая с неимоверной скоростью энергию из просторов Вселенной, (дабы реализовать, то есть материализовать все наши амбициозные идеи и беспорядочную суету мыслей) увлекается мощным энергетическим вихрем в пространственно-временной круговорот…

83

В лабиринте коридоров Генерального Штаба встретились Фернандес и Рено.

— Куда торопитесь, полковник? — поинтересовался генерал Фернандес, остановив Рено за плечо.

— Да тут сегодня разбирают одних… — злорадно ответил тот.

— А что случилось? Я что-то не в курсе, — приготовился слушать Фернандес.

— Сейчас на Совете все и узнаем, — отмахнулся полковник.

— У вас с ними был инцидент? — начал догадываться генерал. Зная вспыльчивую и заносчивую натуру Рено и видя его нервозность, это единственное, что мог сразу подумать генерал.

— Просто некто занялся не своим делом. Пришлось намекнуть кое-кому о новых самозванцах, — ответил полковник и тихо вошел в зал.

Фернандес последовал за ним. Генерала тоже пригласили участвовать в заседании. Его привлекли сюда как потенциального свидетеля. Однако в дело он еще не успел вникнуть, думая, что разберется на месте. Настроение у него было не самое плохое, хотя почти двое суток он не сомкнул глаз из-за наводнения в Индии. Он присел недалеко от выхода, рядом с Аар Ми и Арой, и приготовился слушать.

— Что им вменяют? — по-свойски спросил он у них.

— Если честно, я еще не понял, в чем их обвиняют, — ответил Аар Ми.

— Понятно. Нашли очередных козлов отпущения. Что ж, послушаем, послушаем…

А тем временем Бен закончил рассказывать о том, для чего они существуют, и передал слово Майклу. Увидев его, Фернандес удивленно приподнял брови.

— А этого парня я, кажется, знаю… — вслух подумал он, внимательнее вглядываясь в темнокожего военного. — Сейчас узнаем о нем побольше. Неужели они и впрямь сектанты?

Аар Ми молча посмотрел на этого человека, и они с Арой переглянулись.

Когда Майкл закончил рассказывать о том, как образовался их легион, Фернандес задумался. Когда его вызвали на слушание, он и не подозревал, что встретит Майкла. Кажется, именно Рено мог стать зачинщиком возникшего недоразумения, думалось генералу. Рено хотел стать образцовым офицером, волевым и беспристрастным, и иногда его амбиции вредили находящимся рядом с ним, как коллегам, так и посторонним людям. Похоже, что эти ребята основательно насолили полковнику, раз он так жаждет возмездия. Но у Фернандеса были совершенно другие ассоциации с темнокожим парнем. И если бы не этот молодой человек, то не сидеть бы сейчас генералу на этом заседании, как, впрочем, и полковнику Рено, который в то время также находился в районе землетрясения со своей бригадой МЧС. Фернандес усмехнулся и покачал головой, удивляясь гнилости некоторых амбициозных типов вроде Рено.

— Так мы не совсем поняли, в связи с чем возникло у вас решение создать подобное образование? И кто собрал вас по миру: одного из Франции, другого из России, из Китая, Америки, Мексики, Израиля и так далее? Что послужило окончательным решением?

Вселенцы переглянулись. Создатели продолжали сидеть в конце зала и наблюдать за происходящим. Лика посмотрела на Аар Ми и начала отвечать.

— Мы все, в разных уголках планеты, услышали зов о помощи.

— И кто же из вас был первым? — спросил другой член Совета.

— Я, — ответила Лика.

— Ну, допустим. А когда, где и в чем принимала участие ваша организация? — спросил третий.

— Таких мест очень много… — начал Майкл.

— Назовите, к примеру, последние из них.

— Землетрясение в Исне — Египет. Освобождение заложников в Центральной Африке. Очистка от нефти береговой линии близ Мадагаскара. Наведение порядка в Лионе во время вспышки агрессии. И совсем свежая — обезвреживание злоумышленников в Карибском море.

70
{"b":"222216","o":1}