ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Если Человек причинил Тебе зло, обязательно прости его и отпусти. Иначе он избежит должного наказания Вселенной.

Никогда не причиняй вред Людям и Животным.

Никогда не возлагай на себя бремя судьи.

Не ищи дружбы с Человеком. Рекомендуется общение только с существами, идентичными Тебе.

Создание семьи не рекомендуется. Однако если в этом есть жизненная необходимость, союз может быть заключен только между равными по Силе.

Отныне эти рекомендации — твоя защита. Чтобы не погибнуть, придерживайся их».

Когда голос Создателя стих, Лика оглянулась на щенка, сладко спящего на постели. Значит, и к этому беспомощному существу ей нельзя привязываться всем сердцем? Как, однако, тяжела ее ноша. Вот только ноша — кого? Почему ей нельзя быть просто человеком? Почему Аар Ми говорил такие странные слова? Почему? Почему? Почему?

— Я всего лишь человек… Обыкновенный человек, — растерянно шептала Лика, убеждая саму себя. — Или я только хочу стать человеком? Господи, как это тяжело…

Она еще долго сидела в темноте и размышляла над полученной информацией.

87

В конце следующего дня Лику вызвал к себе главный редактор телевизионного канала мсье Руссо. Это был невысокий мужчина средних лет, весьма незаурядной внешности, с выразительными голубыми глазами, внушительными залысинами на сократовском лбу, обрамленном густыми начинающими седеть волосами, и неестественно высоким для мужчины голосом. Если не видеть хозяина этого ангельского тембра, то можно смело назвать его женским. Говорят, что такое встречается крайне редко, но случается. Сначала Лика чувствовала себя в обществе мсье Руссо, мягко говоря, стесненно, но постепенно привыкла к подобной особенности своего шефа и старалась не обращать на это внимания.

— Мадам Райс, я думаю, вам уже пора браться за что-то более стоящее, — начал он. Выйдя из-за стола и прохаживаясь по кабинету, Руссо подошел к окну во всю стену: оттуда открывался вид на остров Ситэ и собор Парижской Богоматери. — Не собираетесь же вы всю оставшуюся жизнь сидеть в ассистентах? С вашим-то опытом!

Лика стала перебирать в голове все случаи, при которых шеф мог бы заметить в ней неординарную личность, и не нашла ни одного. Возможно, кто-то из сослуживцев сделал ей протекцию, но кто и почему? Возможно, что редактор и сам поинтересовался новыми кадрами, когда у него возникла в них необходимость или открылась вакансия. В любом случае Лика была рада удачному стечению обстоятельств, которые помогли ей вернуться на свое привычное поприще.

Руссо обернулся и хитро посмотрел на нее.

— Сегодня в павильоне Сале состоится презентация новой корпорации «Люкс интертейман», которая возникла в результате слияния двух известных авиационных компаний. Будут представлены новые модели скимеров…

Лика слушала внимательно, гадая, чем вызвано такое внимание к ее персоне. А главный редактор продолжал:

— На этом приеме вы можете познакомиться с нужными людьми, которые впоследствии окажутся весьма полезными как вам, так и нашему каналу, разумеется.

Мсье Руссо отошел от окна и, взяв со своего стола электронный пригласительный билет, протянул его Лике. Уловив ее мысли, тут же добавил, поясняя свои действия:

— Люблю, знаете ли, делать доброе дело с пользой для обеих сторон, — с улыбкой заметил он. — Встретимся на приеме в девятнадцать ноль-ноль. Для начала я сам познакомлю вас с некоторыми деловыми и весьма влиятельными особами, чтобы вы не тушевались в непривычной компании.

Лика вышла от главного редактора, удивленно посмотрела на пригласительный и задумалась. Аар Ми никак не мог сделать этого по одной простой причине, что она его об этом не просила. Хотя, кто знает, что творится в сознании инопланетянина, да еще обладающего не совсем — телом, в человеческом понимании. Перебрав все оставшиеся возможные объяснения такого поворота событий, она, наконец, бросила это занятие, остановившись на том, что, какие бы причины ни побудили главного редактора на такой щедрый — в наше меркантильное время — шаг, он явно преследует собственную выгоду. Иначе и быть не может. Человек, насколько бы он ни был хорош, никогда не сделает ничего такого, что бы заведомо причинило ему ущерб. А если даже он и не преследует какую-то осязаемую выгоду, то все равно такой поступок не бескорыстен, так как благодетель получает удовольствие от своих собственных альтруистических поз и манер, теша себя тщеславием и высокомерным отношением к нижестоящему.

Лика ничего не имела против всех высокопарных и тщеславных человеческих мыслей. Они попросту веселили ее. Раз людям так хочется казаться весомыми и значимыми, выходит, что им это необходимо, как воздух, чтобы ощущать себя счастливыми. Что ж, пусть будет так. Ей было достаточно и того, что она знала их тайные мысли, и они не нарушали ее покоя, не причиняли зла, если, конечно, не принуждали к насилию над собой.

В этот момент Лика поймала себя на мысли, что ей неудержимо хочется в горы — к исполинским кедрам, к снежным шапкам вершин; хочется в деревянную избушку, на шкуру медведя, к камину, где потрескивают дрова и пахнет хвоей. Она любила Париж, любила Лондон, как и все другие места на планете, где бывала, но Алтай был ее родиной. Даже при виде спокойного горного озера в окружении зелени, которая отражалась в зеркальной глади водоема, будь то в Кашмире, в Альпах или на Кавказе, у нее начинало учащенно биться сердце. Хотя и пустыня была прекрасна в лучах заката, и бирюзовая океанская волна завораживала своей чистотой. Лика любила всё и всех, могла жить в любой точке планеты и находить общий язык с разными людьми, но она точно знала, что душа ее родилась в России.

88

В большом и просторном холле павильона Сале неназойливо звучали релаксирующие мелодии, все блестело, переливалось огнями, свет которых причудливыми фигурами и орнаментом плавал по потолку, стенам, мраморному полу и отражался разноцветными бликами на представленных моделях новейших разработок компаний, которые решили объединить усилия для совместного выпуска новых моделей скимеров. Здесь были представлены как малогабаритные — для частных пользователей, так и аэробусы — для континентальных пассажирских перелетов. Так же корпорация планировала совместный проект по созданию межпланетных кораблей, как грузовых холодильников — типа нефтяных танкеров, так и малогабаритных челноков по доставке экипажей на научные орбитальные станции, спутники и космические концерны по переработке полезных ископаемых с соседних планет.

Изящные молодые парни и девушки в элегантных костюмах неторопливо дефилировали среди нарядных гостей, предлагая им аперитив и каталоги продукции известных компаний. Среди официанток мелькала и Надире. Она мило улыбалась, предлагая шампанское, а также любезно объясняла дамам и джентльменам, как найти уборную. Чувствовалось, что ей нравится то, чем она занималась. Ее просто тянуло туда, где она была не одна, и вокруг крутилось много людей, которые обращали на нее внимание, говорили, как она хороша, или молча давали понять, что любуются ее фигуркой и очаровательным загорелым личиком. Памятуя свою неудачную связь с Алишером, она надеялась найти себе кавалера теперь среди людей с достатком. Потому и устроилась не во второразрядном кафе на задворках Федерации, а в престижном салоне самого элегантного со времен Людовика XIV города планеты.

Приглашенные гости непринужденно беседовали, потягивая вино, прогуливались в галерее. Некоторые сидели на парапете возле фонтана, не выпуская из рук бокала с шампанским, кто-то, поддавшись уговорам рекламных агентов, с любопытством изучал представленные модели, в которых разрешалось посидеть, рассматривая внутреннюю обшивку и панель приборов управления, а кто-то был занят беседами с нужными людьми, предлагая им свои услуги или интересуясь планами корпорации.

Лика в блестящем темно-розовом платье, с фужером вина, которое не пила и держала лишь для того, чтобы в руках что-то было, общалась с пожилой дамой, супругой одного из членов совета директоров корпорации. Они говорили обо всем и ни о чем. Довольно миловидная немка, госпожа Гроссман рассказывала о своем жизненном пути, увлечениях и обо всем том, что Лике было совершенно неинтересно. Единственное, что ее радовало в общении с разговорчивой дамой, — это абсолютное отсутствие у госпожи Гроссман желания слушать свою собеседницу. Лике посчастливилось не распространяться ни о своем детстве, ни о собственном взгляде на житейские темы. Роль слушательницы, на чьи уши «присела» заскучавшая дама из высшего общества, была ей вполне терпима, и Лика мило улыбалась, изредка задавая вопросы, которые интересовали ее по долгу службы.

74
{"b":"222216","o":1}