ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Все ожидали прибытия председателя совета директоров господина Эжена Брильи с супругой и подающими большие надежды сыновьями, Ришаром и Полем. Ришар в свои двадцать пять лет уже был известным композитором. Его мюзиклы шли буквально по всему миру. Поль пошел по стопам отца, которого всегда интересовали исключительно космос и техника, на которой можно путешествовать за пределами планеты. Он работал с отцом бок о бок в конструкторском бюро и уже защитил несколько своих проектов, один из которых был представлен сегодня на презентации корпорации.

Предполагался аукцион, на котором все представленные модели должны были осесть в коллекциях богатейших людей Федерации, прилетевших в Париж со всех уголков планеты на презентацию корпорации, а также пополнить собой ангары пассажирских аэрокосмических компаний.

Вечер был очаровательный. Лика получила несколько комплиментов в адрес своего вечернего туалета, насобирала материал для нескольких репортажей и статей в журнал, познакомилась с директорами фирм и их женами, заинтересовала — как женщина — двоих преуспевающих инженеров из презентующейся сегодня корпорации. Успела даже удивить южноафриканского бизнесмена тем, что она, русская, хорошо знает Африку, ее климат и самые красивые места континента. Пришлось сослаться на преимущества своей профессии журналистки.

89

Ничто не предвещало тревоги.

Вдруг Лика отчетливо услышала голос, звучавший в ее уставшем за вечер мозгу. Поймать чужую мысль в большом скоплении людей было весьма сложно, так как в подобной атмосфере все человеческие вибрации превращались в сплошную кашу, и что-либо разобрать было просто невозможно. И никогда прежде у нее не возникало подобных случаев избирательного контакта с мыслями одного из сотни присутствующих. Однако она явно слышала разговор о микрочипах.

Лика насторожилась и стала вглядываться в лица окружающих. Все они улыбались и вовсе не смотрели в ее сторону.

Услышала голос и Надире, только не как Лика — внутренним слухом, а совершенно реально — собственными ушами. Она узнала тембр голоса той женщины из развалин африканского дворца. Это был голос зловещей незнакомки, которая принуждала Алишера принести в жертву паломников.

Надире также начала вглядываться в лица гостей и прислушиваться к их разговорам. Она наполнила свой поднос новой партией фужеров с шампанским и стала прохаживаться среди гостей, предлагая им напиток радости.

Заметив в толпе Надире, главный редактор мсье Руссо смерил ее оценивающим мужским взглядом, сощурил глаза и задумался. Потом отыскал Лику и сказал, что на аукцион он не останется, у него есть дела и поважнее. Она же может оставаться и развлекаться в свое удовольствие, а завтра они встретятся и обсудят всю информацию, которую получили за вечер. Мило раскланявшись с именитыми гостями, Руссо поблагодарил за приглашение и покинул прием. На выходе из салона он столкнулся с Надире, чуть не перевернув ее поднос. Хотел возмутиться или сказать, что ничего страшного не произошло, но только внимательно посмотрел на девушку, глубоко вздохнул и, мило улыбнувшись, прошел к выходу мимо нее. Темнокожий администратор быстро идентифицировал на своем компьютере уходящего гостя через протянутую ему пластиковую карточку, и Руссо исчез в темноте, напоследок бросив взгляд на девушку с большими лучезарными глазами, которая продолжала стоять всё на том же месте и бессознательно смотреть ему вслед.

Надире вернулась к остальным гостям, намереваясь узнать, кому принадлежит голос, который преследует ее и днем и ночью. Она подходила к каждому и предлагала выпивку, вынуждая человека заговорить. Она подошла также и к Лике, приняв ее за важную особу. Через секунду журналистка узнала девушку и окликнула по имени. Надире удивленно распахнула свои глаза и тут же улыбнулась, вспомнив молодую женщину из вселенского отряда. Но тут же улыбка сошла с ее лица, и она опустила глаза.

— Ты чем-то встревожена, Надире? У тебя растерянный вид. Что-нибудь случилось? — поинтересовалась Лика.

— Да. То есть нет… Она здесь.

— Кто — она?

— Женщина, которая погубила Алишера, — прошептала египтянка.

— Та самая? — насторожилась Лика.

— Я узнала ее голос. Но как только я его узнала, он тотчас же исчез. Я ходила среди гостей, но больше не могу его услышать.

— О чем она говорила?

— Не помню. Она говорила так вкрадчиво, так ласково.

Лика задумалась, опустив глаза.

— Она… — Надире пыталась сосредоточиться и вспомнить слова той женщины, — она говорила о пользе… Говорила о чипах каких-то.

Лика вскинула взгляд на Надире и внимательно посмотрела на нее.

— Вы тоже знаете ее? — вдруг догадалась египтянка.

— Слышала о ней, — задумчиво проговорила Лика. — Пока все не разошлись, у нас есть шанс узнать, кто это. Нужно обязательно обнаружить ее. Предложи шампанское гостям по второму кругу. Если не хватит вина, просто разговори их. Я понаблюдаю за тобой. Если узнаешь ее, дай какой-нибудь знак.

— Хорошо. Я оболью ее шампанским, — быстро проговорила Надире.

— Боже! Не надо крайностей, иначе ты лишишься работы! — предупредила Лика. — Найди другой способ.

— Ладно, придумаю что-нибудь, — согласилась девушка и направилась в гущу людей.

Пока египтянка который раз облагодетельствовала гостей вином и веселыми улыбками, Лика с тревогой вглядывалась в женские лица, пытаясь распознать в одном из них Паразита. Вскоре Надире вернулась с невеселым видом.

— Ее здесь нет, — печально сообщила она. — Я проверила даже уборные… Но она была! Я точно помню ее голос. Никогда его не забуду: она хотела моей смерти, — с горячностью добавила она. — Но теперь ее здесь нет.

— А много ушло гостей?

— Да нет.

— Нам нужно узнать, кто те женщины, которые ушли.

— Это проще простого. По привратнику. Он фиксирует всех присутствующих гостей и тех, которые уходят.

Лика прямиком направилась к администратору, стоявшему на выходе и провожавшему гостей, которые просили вызвать им персональный скимер или хотели воспользоваться общественным такси.

— Уважаемый, — обратилась к администратору Лика, — мне бы хотелось узнать, кто покинул презентацию… Я корреспондент местного телевидения, Энджела Райс.

Администратор подозрительно посмотрел сначала на Лику, потом перевел взгляд на Надире, которая стояла позади нее. Видимо, официантку он знал неплохо, поэтому вопросительно посмотрел на нее, как бы спрашивая, может ли та поручиться за журналистку.

— Что-нибудь случилось? — наконец нехотя поинтересовался он у Лики.

— Нет. Просто я делаю социологический опрос. Хочу знать, к каким профессиям принадлежат люди, которые долго не задерживаются на приемах, вечеринках и других развлекательных мероприятиях, — лучезарно улыбнулась Лика. — Кто же так радеет за работу?

Администратор еще секунду медлил, глядя на Надире.

— Она, правда, с телевидения, — подтвердила та.

— Тогда нет проблем, мэм, — наконец сдался администратор и тут же распечатал фотосписок всех удалившихся с приема.

Лика и Надире договорились после завершения презентации встретиться в ближайшем баре и поговорить обстоятельней.

90

Позже за крепким кофе, совершенно отвратительным после настоящего кофе Мерида, женщины решили: в ближайшие дни навестить всех упомянутых в списке дам под предлогом пиццы — на дом или предложения воспользоваться услугами химчистки.

Лика носила с собой индикатор и, находясь поблизости от Надире, проверяла энергополе очередной подозреваемой. Однако изобретательная конспирация не дала никаких результатов. Все женщины оказались чисты. И тут Лике пришла в голову мысль, от которой у нее даже дыхание перехватило.

— Ты помнишь только голос? — еще пребывая в своих мыслях, отрешенно спросила она у Надире.

— Да. Я не видела ее лица, оно было скрыто под капюшоном.

— Голос… — задумчиво повторила Лика. — Но ведь голос — всего лишь голос… А с чего, собственно, ты решила, что это непременно женщина?

75
{"b":"222216","o":1}