ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лика удивилась такому поведению Паразита. Но потом вспомнила, что все Паразиты, какого бы уровня они ни были, придерживаются подобной тактики. Сначала разжалобят, поплачутся человеку в жилетку, наговорят о себе несусветных гадостей и мерзостей, завоюют доверие, вынудят их пожалеть, а потом молниеносно вонзят нож в спину, упиваясь ненавистью или ужасом жертвы, при этом ангельски хлопая глазами, будто не понимают, что происходит.

— Так утечка нефти с танкера близ Мадагаскара — ваша работа?

— Какое это теперь имеет значение?

— Просто хочется знать: вы один здесь такой умный?

— И не надейтесь на это! — злорадно ответил Руссо.

— Ну-ну… — Лика презрительно посмотрела на Руссо и хмыкнула: — Мне некогда заниматься вами. У меня есть дела и поважней. Идите к черту!

— Как вульгарны люди! — поморщился он.

— Кто бы говорил…

Руссо развернулся, чтобы уйти, но понял, что опасаться возмездия ему нечего, и раздумал уходить. Исподлобья покосился на Лику и ласково поинтересовался:

— Я могу вам чем-нибудь помочь?

Лика удивленно посмотрела на съежившегося от неуверенности Паразита и расхохоталась. Он не чувствовал в ней страх и, похоже, постепенно терял свою Силу.

Руссо стоял в недоумении:

— Что вас так развеселило? — насупился он.

— Можно подумать, вы добрый волшебник, практикующий среди малолетних детей!

Руссо недовольно хмыкнул и промолчал.

— Забавно как-то всё получается у вас: сначала заварили кашу, а теперь предлагаете помочь ее расхлебывать, — она возмущенно покачала головой.

— Вы не так меня поняли, дорогуша. Я предлагал что-то сделать конкретно для вас.

— В таком случае прекратите этот кошмар, — проговорила она и пристально посмотрела на коварного Паразита.

— Нет, этого я уже не могу, — печально возразил тот.

— Тогда убирайтесь к дьяволу, вам там самое место! Проваливайте и не мешайте мне работать!

— Работать? Вы сказали — работать? В такое время? — искренне изумился Паразит. — Несмотря ни на что, вы собираетесь работать? Для кого? То есть, я хотел сказать, для чего?! Вы стоите на пороге гибели планеты и не думаете о себе? О чем же вы, черт побери, тогда думаете?

— Уж точно не о вас, Паразитах. Вы мне надоели, убирайтесь, — она поднялась с пола и направилась к Руссо, чтобы выпроводить его вон.

— Вы не ответили на вопрос, — настаивал он, приготовившись сопротивляться выдворению.

— Я никогда вам не скажу, и вы умрете от неведения! — заявила Лика и попыталась вытолкать Паразита за двери.

Но тот вывернулся и схватил ее за горло. Лика закашляла, но продолжала улыбаться, стараясь освободиться от стальной хватки. Она знала, что Руссо не задушит ее. Это обычно не входило в планы Паразитов. Они никогда не убивали жертву своими руками, только исключительно человеческими или, на худой конец, посредством животных. Паразиты боялись энергии, которая исходит от людей — она вызывала у них что-то наподобие электрического шока, поэтому как можно реже касались людей руками или другими конечностями, разве что были уверены в преданности отдельных представителей человеческой цивилизации. Но если и прибегали к этому, все еще чувствуя Силу человека, то только — когда находились сами в отчаянном положении.

— Почему ты не боишься меня? — шипел разгневанный Паразит, сверкая своими красными от ненависти глазами и сдавливая горло Лики все сильнее, побуждая ее выйти из себя. — Почему в тебе нет страха? Почему ты не ненавидишь меня? Ведь я пытаюсь лишить тебя жизни! Что дает тебе эту Силу? Что?!

Лика уперлась коленкой ему в грудь и оттолкнула со всей силы:

— Да пошёл ты!.. Я не могу на тебя злиться. Ты как неразумный ребенок. Не твоя вина в том, что ты так себя ведешь. Ты родился таким… Кажется, я ответила на твой вопрос, а теперь отвали, ради Бога, не мешай!

— Этого не может быть! — совсем растерялся Руссо. — Ты не можешь быть такой спокойной! Этого просто не может быть! Люди не способны контролировать свой страх! — недоумевал он. — Ты не можешь обладать такой Силой.

Лика расхохоталась. А Руссо стал слабеть, но упрямо находился рядом с человеком, хотя чувствовал, что от женщины исходят вибрации, разрушительные для него. Лика попыталась вытолкать растерянного Паразита за двери, но как только она взяла его за плечи, тот съежился, выставив перед собой руки для защиты, и со стоном завопил:

— Не прикасайся ко мне!

— Тогда уходи сам, — предложила Лика.

Однако Паразит крутился все еще на одном месте, уже не кидаясь отчаянно на человека. Видимо, он хотел уйти, но не в силах был это сделать. Тогда Лика сама выставила Руссо за сенсорные раздвижные двери и закрыла их на стул, чтобы те не открывались.

— Но ты не можешь меня любить! — пытался докричаться Руссо из-за прозрачных дверей. — Ты должна ненавидеть меня за то, что я сделал…

— Раз вы нас не понимаете, значит, мы победили, — сделала вывод Лика и улыбнулась каким-то своим мыслям.

101

Лика чувствовала себя удивительно спокойно, но люди, которые находились сейчас за пределами телецентра, пребывали в панике, и им нужна была помощь. Она снова вспомнила одну из рекомендаций Михаила: не помогать людям без их настойчивой просьбы… Но ведь люди взывают к Богу. Следовательно, они просят о помощи. Все равно уже ничего не изменить, так хоть успокоить людей напоследок… Но как помочь всем сразу? Как?

Лика начала щелкать действующие каналы.

— Так, христианство. Нет. Ислам. Ислам учит государственности. Это ни к чему… Зороастр. Нет, это уже не поможет. Бахаи. Это уже опоздало. Будда. Не сейчас. Ну-ка, евреи… Господи, что же сказано в Торе? Где же это? Где? — Лика тяжело вздохнула и отошла от экранов. — Так, нужно успокоиться… Ус-по-ко-ить-ся, — уговаривала она себя. — Торопиться не надо. Я успею. Я успею, время еще есть. У них сказано о дружбе с Богом. Но этого мало. Очень мало сейчас. Ангелы, архангелы, серафимы, херувимы… Нет, это не то.

Лика уселась на пол и стала разбирать свои видеозаписи, фотографии, Священные писания и статьи. Она обхватила голову руками и попыталась сосредоточиться:

— Не может быть, чтобы не было ответа. Создатели тысячи раз говорили нам о нем. Но каков он? Где он, этот ответ? В какой религии его искать? Проклятье! Мне в свое время надо было изучать все религии, все!.. О космической войне должно быть написано хоть у кого-нибудь из них! Где-то должен быть описан факт войны между добром и злом.

А экраны пестрели лицами священников всех мастей, призывавших людей покаяться и смиренно ожидать участи рабов Божьих.

Лика уселась на полу в позе лотоса, прикрыла глаза и попыталась отрешиться от мира и найти подсказку. Вдруг с экрана одного из каналов послышалось пение. Это пели индусы. Они танцевали и пели с улыбками на устах. Лика тут же открыла изумленные глаза. Она вспомнила, что когда-то в детстве она слышала, что европейцы недоумевали над обычаем индийцев петь по любому поводу, будь то свадьба или похороны, дождь или жара. В тот же миг ее осенило. Это же то, что она ищет!!! Музыка — самый мощный раздражитель, и самый верный путь в подсознание. Сейчас как воздух нужна музыка радости и счастья. Лика порылась в своих аудиозаписях, отыскала двенадцатичасовой диск с индийской музыкой и поспешила подключить его на все каналы связи вкруговую, без остановки. Тотчас жизнерадостная, солнечная, искрометная мелодия стала раздаваться из всех репродукторов: в космосе, в скимерах, брошенных домах и автомобилях, в разбитых кафе и барах, кинутых интеркомах, которые теперь валялись повсюду без какой-либо надобности.

102

Лика выскочила на улицу из трещавшего по швам здания телецентра и, протискиваясь сквозь толпы исступленных и измученных людей, бесцельно плавающих в лодках по затопленным улицам — точно зомби, устремилась на крошечном плоту, сделанному из пенопластовой двери, за черту города, думая сейчас только о Михаиле.

83
{"b":"222216","o":1}