ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

К концу недели путешественники, наконец, приблизились к живым существам. А точнее, увидели вдали округлые белые домики. Бен и Ребекка остановились на вершине одного из барханов и стали вглядываться в город, простиравшийся перед ними. На круглых крышах светлых глинобитных домиков розовым свечением отражался свет от двух заходящих солнц. Поселение напоминало арабский городок в Аравийской пустыне, без единого деревца или кустика. Бен с Ребеккой переглянулись. За их спинами заерзали коты в мешках, закудахтали куры. Козы и собаки так же остановились возле своих хозяев, поглядывая по сторонам. Поселение было возведено явно разумными созданиями, которых почему-то нигде не было видно. Здесь отчетливо вырисовывались улицы, а домишки из песчаника располагались в определенном порядке.

— У меня такое чувство, что… когда-то где-то я это уже видела… — задумчиво проговорила Ребекка, вглядываясь вдаль.

— Да-а-а, мне тоже это что-то напоминает, — насторожился Бен и сошурился от яркого света заходящих солнц, бившего прямо в глаза.

— И что именно? Египет? — опасливо поинтересовалась она.

— Боже! Неужели все с самого начала? — тяжело выдохнул Бен.

— Может, ты зря так рано драматизируешь?

— Даже если мы назовем эту планету как-то иначе, смысл остается тем же… Мы здесь чужаки…

— Не спеши. Давай сначала познакомимся с обитателями этой планеты.

— А другого выбора у нас и нет, если, конечно, мы собираемся выжить, — без энтузиазма сказал Бен, и земляне стали спускаться вниз по бархану, приближаясь к городу…

106

Лика открыла глаза, огляделась. Над ней распростерлось синее-синее небо, ярко светило солнце.

«Значит, Земля жива», — подумала она, улыбнулась и снова заснула. Ей снились Том, Лин, Мона и Бен с Ребеккой. Все они были живыми и резвящимися на берегу моря под пальмами. Лика и себя ощущала живой. Значит, она спаслась от огнедышащего смерча благодаря Михаилу… Да, Лика хорошо запомнила последний момент, когда, стоя перед архангелом на коленях, она усердно молилась. Михаил тогда накрыл ее своим плазменным куполом. А дальше… Больше она ничего не помнила.

Вдруг Лика услышала голос, который пытался разбудить ее. Она снова открыла глаза. Вокруг было светло и тихо. Кругом ни души. Не было и Михаила. Лика обнаружила себя лежащей на земле под большим слоем песка, видимо, запорошившим ее, пока она спала. Стоило ей пошевелиться, как вся одежда на ней рассыпалась в прах, словно бы истлела от времени. Лика поднялась, стряхнула с себя песок и, оставшись обнаженной, огляделась кругом.

— Михаил! — громко позвала она.

«Я рядом», — прошелестел ветер.

— Сколько времени я спала?

«Пятьдесят тысяч лет».

— Что?!! Почему я не умерла?

«Я был рядом с тобой».

— И что теперь? Почему я тебя не вижу?

«Ты будешь теперь только слышать меня».

— Процесс твоего распада продолжается?

«Я могу существовать только в космосе».

— Тогда немедленно покинь планету!

«Я не могу оставить тебя. Ты еще слаба и можешь погибнуть».

— Но тогда погибнешь ты!

«Я больше не увижу тебя, если сейчас покину Землю».

— Ты не вернешься?

«Теперь в этом нет необходимости».

— Почему?

«Потому что люди больше не нарушат законы мироздания. Во всяком случае, так скоро».

Лика удрученно вздохнула:

— Мне будет недоставать тебя…

«Ты всегда можешь поговорить со мной».

— Но я не смогу прикоснуться к тебе…

«Помнишь, при нашей первой встрече я сказал, что женская особь человеческой расы встречает меня впервые?»

— Да, помню. Ты сказал: это означает, что и провожать будет она… Последнее, что я помню, как начиналась буря. Больше ничего не помню. Почему я не умерла?

«Я поделился с тобой своей энергией».

— Боюсь спросить…

«Да, на планете ты осталась одна».

Лика с грустью посмотрела вокруг. Было тихо.

«Иди в горы Алтая. Правда, их теперь там нет… Я помогу тебе».

— Алтай — это моя родина, — ответила Лика, продолжая оглядываться вокруг.

Природа была необычная. Повсюду островки песчаных дюн и рядом гигантских размеров сочная трава и деревья. Только мох был таким же, как десятки тысяч лет назад на прежней Земле. Было удивительно тихо. Нигде не щебетали птицы, никто рядом не терся о ноги своей мохнатой спиной. Цветы были размером с ее голову, и оттенки их были просто сказочные, точно то морские обитатели перебрались в своем многообразии на сушу. Даже почва под ногами была не такая, как прежде. Камней в ней будто никогда не существовало. Она была гладкой, чуть припорошенной белым песком, и от нее шел какой-то пряный аромат.

«Не жалей ни о чем. Отныне ты и все люди после тебя будут общаться с Создателями напрямую без всяких посредников. А ты сама расскажешь своим детям все, что сочтешь нужным. И не надо будет говорить им притчами, они уже в утробе твоей станут мудрыми. Ты скажешь им правду о Создателях сразу, без утайки».

— Дети? Но если я совершенно одна, как же…

Вдруг сквозь синеву неба на землю ударил ослепительно яркий свет. Лика зажмурилась, загораживаясь от него рукой. Сквозь этот свет отчетливо виднелся силуэт приближавшегося мужчины. Яркий ореол вокруг него постепенно тускнел.

Лика оцепенела.

Навстречу ей шел Том.

— Том? — неуверенно спросила она, распахнув от удивления свои голубые глаза.

— Нет, я не Том, — спокойно ответил мужчина знакомым голосом.

— Аар Ми… — догадалась она.

— Да.

— О, Боже! — выдохнула она, и ее глаза заблестели от навернувшихся слез.

Ослабев, Лика присела на траву.

— Но… Но ведь ты можешь погибнуть! — взмолилась она. — Ты же… Ты же не приспособлен к земной радиации!

— Да, у меня осталось очень мало времени, — присаживаясь рядом с ней, Михаил погладил ее по влажной щеке.

Лика внимательно вглядывалась в знакомые черты неизвестного создания.

— Но почему именно в облике Тома? — наконец спросила она.

— Потому что ты любила его, — ответил «архангел», спокойно смотря на человека.

Лика вдруг разрыдалась, прикрыв лицо руками:

— Я сплю?

— Нет, ты не спишь, — Михаил обнял женщину и прижал к своей груди.

Она плакала так безутешно, уткнувшись лицом в обнаженное плечо «архангела». Наконец она успокоилась и, шмыгая носом и размазывая слезы по лицу, внимательно посмотрела на Михаила.

— Почему ты плачешь? — удивился он.

— Это от радости, — поспешила ответить она. — Мне так хотелось, чтобы Том был со мной. Извини, Михаил, это всего лишь слезы радости и умиления… Ты говорил, что имена не имеют значения для Вселенной…

— Так и есть.

— Тогда почему тебя зовут Аар Ми, а не Михаил? Почему и других Создателей зовут Ра Фа, Ара, Ииз Раа?

— Эти имена нам дали первые древние люди. Они первыми начали нас различать.

— Не бойся показать мне свою истинную природу. Я не испугаюсь, правда! Я приму тебя таким, каков ты есть.

— Я знаю. Но ты не ощутишь счастья физической близости, которая очень важна для тебя, и которую ты могла бы испытать с человеком. Я люблю тебя, поэтому хочу, чтобы ты испытала радость от близости именно с подобным тебе, а не с бесформенным плазменным облаком, прикосновения которого ты не почувствуешь.

— Ты спас меня, потому что любишь?

Михаил погладил ее по щеке, убирая со лба перекинутый ветром локон.

— Потому что и ты любишь меня больше, чем кого-либо.

Лика опустила голову.

Михаил приподнял ее подбородок и внимательно посмотрел в глаза:

— В своих мыслях ты всегда держала меня рядом и ни на секунду не забывала обо мне.

— Но… ты любишь меня как человек или как Создатель?

— Я Создатель, полупрозрачная плазменная субстанция, и могу любить только как Создатель. Даже как человек я могу видеть тебя всего лишь несколько часов, а потом я уже вижу только твою энергию и ничего больше.

85
{"b":"222216","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Первые сполохи войны
В объятиях лунного света
Мужчина мечты. Как массовая культура создавала образ идеального мужчины
Дистанция спасения
Тепло его объятий
Приманка для моего убийцы
Острые предметы
Путин и Трамп. Как Путин заставил себя слушать
Чапаев и пустота