ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Несколько катеров, руководимых решительным начальником отряда и командирами, могли бы, наконец, не допустить захвата японцами госпитальных судов "Кострома" и "Орел". Многое могло бы произойти в том бою, где случай и ошибки противника давали широкие шансы на применение катеров. В любом случае это было бы лучше, чем превращать катера в бою в груды металлолома, которые своими нескончаемыми пожарами и множеством осколков лишь умножали потери и ускоряли гибель своих кораблей.

Но катера остались без применения. В этом бою в числе трех двоюродных братьев графа А. А. Игнатьева (автора знаменитых в советскую пору мемуаров "Пятьдесят лет в строю") в должности минного офицера броненосца "Император Александр III" погиб и лейтенант В. Н. Игнатьев — герой учебной атаки катеров на Порт-Артур в 1901 г.

Опыт катеров в войне, обнаружив несовместимость их применения с боевыми задачами кораблей, указал на перспективность возрождения той активной тактики применения катеров, которую еще в 1877–1878 г. продемонстрировали миру катера С. О. Макарова. Очевиден был и главный вывод: катера должны иметь береговое базирование.

Тем самым флоты мира были вплотную подведены к перспективной области применения малых носителей минного оружия, которая вскоре привела к созданию нового класса боевых кораблей- торпедных катеров, а затем сторожевых катеров, катеров-охотников за подводными лодками, катеров- тральщиков. Транспортируемые на боевых кораблях их штатные катера сразу после русско-японской войны были освобождены от неоправданно возлагавшихся на них боевых функций. Они вернулись к изначально, со времен фрегата "Светлана", установленному служебному назначению- в качестве компактных мобильных разъездных средств.

Соответственно более скромными стали и их размеры. Паровые катера, которые на флоте любовно называли "самоварами" — за их по-флотски надраивавшиеся дымовые трубы, сохранялись (скорее ради экзотики) только на линейных кораблях-дредноутах.

Флот же в целом перешел к ставшему почти стандартным типу легких моторных катеров. Таких, какими были удостоенные права носить собственные имена (за участие с пулеметами в поддержке Приморской Армии) катера линейного корабля "Ростислав": "Архав", "Вице", "Хопи".

Первые русские миноносцы - pic_113.jpg

Спардек броненосца типа "Бородино" после Цусимского боя.

32. Миноносцы Владивостока в войне 1904–1905 гг

Из кораблей, которые во время войны с Японией базировались на Владивосток, деятельность миноносцев практически в литературе не освещена. Единственной книгой, где представлены, хотя и не все, эпизоды деятельности миноносцев, остается труд В. Е. Егорьева "Операции владивостокских крейсеров в русско- японскую войну 1904–1905 гг.", вышедший в 1939 г.

Между тем, составлявшие большое соединение из кораблей далеко не первой молодости миноносцы всю войну действовали с полным напряжением сил и ничем не запятнали чести Андреевского флага. По правильности понимания своего воинского долга, по настойчивости в его осуществлении, по смелости и самоотверженности экипажи этих кораблей могли бы быть причислены к гвардии флота. К счастью, сохранились архивные материалы, которые хотя бы частично позволяют устранить сложившуюся историческую несправедливость в освещении действий миноносцев Владивостока.

Первый боевой поход миноносцы Владивостокского порта совершили по инициативе командующего Владивостокским отрядом крейсеров контр- адмирала К. П. Иессена. Назначенный вместо капитана 1 ранга Н. К. Рейценштейна, адмирал по указанию командующего флотом в Тихом океане С. О. Макарова должен был усилить активность крейсеров на путях сообщения Японии. С этой целью он, исправляя ошибку Н. К. Рейценштейна, для разведки у портов по пути крейсерства, решил взять в поход миноносцы. Они должны были атаковать или вызвать в погоню за собой и навести на крейсера японские корабли, оказавшиеся в порту.

Поход, как показал ход событий, едва не стал самым, может быть, драматическим эпизодом в той войне. Судьба лишь двумя днями развела отправлявшиеся в Гензан оба главных соединения противников в Японском море. 10 апреля 1904 г. после двухдневной стоянки в Гензане командующий японской эскадрой Камимура вышел из порта, направляясь к Владивостоку для второй его бомбардировки или атаки русских кораблей.

Первые русские миноносцы - pic_114.jpg

Миноносцы на Владивостокском рейде. На переднем плане стоит миноносец "Сунгари".

В этот же день крейсера "Россия", "Громобой", "Богатырь" ("Рюрик" был оставлен для прикрытия) вышли из Владивостока. Выйди они двумя днями раньше, и подошедшие под прикрытием крейсеров к Гензану миноносцы N 205 (б. "Свеаборг") и 206 (б. "Ревель") получали возможность атаковать в порту едва ли ожидавшую нападения (как это подтвердил ход событий) японскую эскадру.

Но обе эскадры (правда, японцы выдали себя радиопереговорами) разошлись в державшемся в те дни сильном тумане. Этот туман даже заставил Камимуру отказаться от дальнейшего движения к Владивостоку и повернуть обратно в Гензан. Вошедшие в этот момент в порт русские миноносцы успели атаковать стоявшие там суда и потопили оказавшийся в порту каботажный пароход "Гойя- Мару". Но туман опять разводит пути двух эскадр противников, и миноносцы присоединяются к ожидавшим их в море крейсерам.

Более того, под носом Камимуры русские перехватывают шедший без охранения японский войсковой транспорт "Кинсю- Мару". Он возвращался после демонстрационной высадки десанта в Ригене. Сопровождавшие его японские миноносцы с непонятной для японцев опрометчивостью ожидали подхода транспорта в ближайшем порту. Транспорт был потоплен, а пришедший 13 апреля в Гензан Камимура отправляет пришедшие миноносцы на поиски непонятно как пропавшего в тумане транспорта. На следующий день сам выходит на поиски с эскадрой. Русский отряд в это время, пополнив запасы топлива и воды на подошедших миноносцах, отпускает их в самостоятельное плавание до Владивостока. Крейсера, отойдя на его меридиан и не встретив противника, также возвращаются в базу.

Этот первый, сопряженный с фантастическими случайностями боевой поход миноносцев показал, что даже такие малые корабли располагают большими возможностями и могут сыграть роль, не меньшую, чем большие крейсера. Подтвердилась правота С. О. Макарова, который с первых дней назначения командующим флотом настаивал на присылке в Порт-Артур 10 миноносцев типа "Циклон" и немедленном заказе фирме Нормана 40 малых миноносок, которые можно было бы доставить по железной дороге без разборки.

Но МТК в безмятежной чиновной мудрости был озабочен не успехом в войне, а сбережением впрок казенного имущества. В отправке "циклонов" отказали под предлогом, что разборка миноносцев для транспортировки будет равносильна их разломке. Предложенный инженерами способ расположения миноносцев на платформе в положении "на боку" МТК также не удовлетворил. Малые миноносцы были лишены возможности проявить себя по своему прямому назначению, и только владивостокские ветераны смогли принять участие в войне. Режим не переставал расписываться в своей военной несостоятельности.

Первые русские миноносцы - pic_115.jpg

Миноносец "Уссури"

В операции, начатой 31 мая 1904 г., миноносцы и крейсера действовали самостоятельно. Первыми вышли "Россия", "Громобой" и "Рюрик". Спустившись к Корейскому проливу, они нанесли самый, пожалуй, за время войны ощутимый удар по главному узлу японских военных перевозок у Симоносекского пролива. Главной добычей крейсеров стал большой войсковой транспорт "Хитачи-Мару", потопленный с 18 280-мм гаубицами, предназначавшимися для осады Порт-Артура, и с более чем 1 ООО солдата и офицеров Гвардейского резервного корпуса.

47
{"b":"222223","o":1}