ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Морской министр А.С.Воеводский (всплывший на эту должность в силу малопонятной интриги) в мае 1909 г. отклонил ходатайство главного командира Севастопольского порта капитана 1 ранга Н.С.Маньковского о разрешении поднять вымпелы на бывших миноносцах NN 258 и 267. Министр считал, что "хотя суда эти и укомплектованы военной командой, но должны считаться плавучими средствами (баркасами)". Не разрешено было и присвоение им новых названий, о чем просил В.Г.Энгельман. Как портовые плавучие средства они имели право лишь на присвоение очередных порядковых номеров среди катеров порта.

Приказом по Морскому ведомству N 187 от 29 июля 1910 г. новые пароходы хотя'и получили названия ("Альбатрос" и "Балкан"), были зачислены в класс портовых судов. ВIV ранг их перевели только в августе 1912 г. (приказ N 207). "Отбили" и попытки В.Г.Энгельмана получить право называть свои корабли "тральщиками". Довод о том, что названия "портовый баркас и прочие не соответствуют этому назначению", на начальство не подействовал.

Неопределенный статус партии траления был удобен всем начальникам. Ее могли использовать в качестве аварийно-спасательной службы — тралить грунт у мыса Феолент на месте аварии миноносца N 266. К тралящей партии было удобно (инициатива МТК) причислить проводивший минные опыты миноносец N 263. В сообщении об этом от адмирала Яковлева в декабре 1910 г. партия траления по-прежнему именовалась тралящим караваном.

Продолжалась и практика использования бывших миноносцев в качестве посыльных судов. В такой роли, как известно, в дни восстания "Потемкина" при нем оказался миноносец N 267. Теперь с усмирением мятежей прежнюю практику расширили. Условно составлявшие дивизион резервных миноносцев, они были официально приписаны к кораблям эскадры: N 260-к крейсеру "Кагул", N 262 — к крейсеру "Память Меркурия", N 264 — к линейному кораблю "Ростислав", N 265 — к линейному кораблю "Пантелеймон"^ 266 — к линейному кораблю "Три Святителя". N 261 был причислен к подводному плаванию, N 263 — к партии траления, N 268 состоял в пристрелочной станции. N 270 в 1910 г. находился в капитальном ремонте, N 271 занимался опытами нефтяного отопления.

Так своеобразно подводился итог с энтузиазмом начатой 20 лет тому назад практике этого отопления топок. Нефтяное отопление еще оставалось на миноносцах NN 263, 271, 273, но и оно, как следовало из отчета флагманского инженер- механика морских сил Черного моря за 1908 г., не обнадеживало: миноносцы сильно дымили и отличались большим расходом мазута. Правда, МТК, стоя на пороге действенного применения нефтяного отопления на турбинных кораблях, на этот раз поддержал инициативы флота. Испытания были продолжены.

В 1910 г. закончила службу еще одна группа миноносцев первого и второго поколений. Из состава VI hVII резервных дивизионов были сданы к порту миноносцы NN 261, 262, 264, 265, 266, 268. Миноносец N 263 приказом по Морскому ведомству N 254 от 2 мая 1913 г. был назначен на продажу. № 254 передали в пограничную службу. После неоднократных напоминаний со стороны начальника партии траления ему наконец в 1911 г. передали давно обещанный миноносец N 255.

В кампанию этого года партию составляли пароходы "Альбатрос", "Баклан", 25-тонный моторный катер "Чайка" (принят от завода Беллино- Фендерих в 1911 г.) и миноносцы №№ 258, 267 и 255 переименованные в тральщики NN 8,9, 10. Полуофициальное наименование "тральщик" уже в 1911 году фигурировало в годовом отчете, представленном главным командиром Севастопольского порта. Вошло оно и в изданный в 1914 г. "Судовой список", но официально было принято лишь при введении классификации кораблей 1915 года.

На продолжавших числиться портовыми судами "Альбатросе" и "Баклане" в 1911 г. установили рельсовые пути для сбрасывания мин заграждения. В круг регулярных учений и тренировок партии, как говорилось в отчете командира порта, входили: "обучение личного состава партии тралам Шестранда и Шульца, постановка и уборка мин заграждения с плота, маневрирование судов с тралами, вытраливание мин заграждения, вывод и ввод флота на Севастопольский рейд и расстреливание мин заграждения из 37-мм пушек и ружей на якоре и на ходу".

Внеплановым было траление Южной бухты и входа в Севастополь, которое "перед приездом Их Императорских величеств" осуществили портовые суда "Альбатрос", "Баклан" и тральщики N 9". По табели комплектации значилось 10 офицерских чинов (имелось 9), 16(11) кондукторов и 180(139) нижних чинов. В 1912 г. занятия проходили по той же номенклатуре. Сверх того, по приказанию командующего морскими силами в Черном море" перед приездом Их Императорских величеств тральщики "Альбатрос", "Баклан" и N 9 тралили Южную бухту и выход из Севастополя и охраняли их". Успешными были и порученные партии траления поиски 400-пудового сегмента, утерянного линейным кораблем "Синоп" и станового якоря заградителя "Прут".

Неудержимо обострявшаяся обстановка и энергия В. Г. Энгельмана заставили командование флота всерьез задуматься о предстоящей тральщикам роли.

Первые русские миноносцы - pic_121.jpg

Переоборудованный в тральщик миноносец № 267 (б. "Измаил").

36. В составе бригады линейных кораблей

Секретным приказом по морским силам и портам Черного моря N 4 от 29 апреля 1914 г. (взамен ранее разосланного за тем же номером от 28 марта) объявлялось "временное распределение судов Черноморского флота по отрядам на 1914 г. начиная с 1 мая". В нем после перечисления состава дивизии линейных кораблей (вкоторой при резервной бригаде миноносец N 252), минной дивизии, полубригада крейсеров, дивизиона подводных лодок (при нем миноносец N 253), судов плавучей базы, охраны рейдов следовала "Тралящая партия Черноморского флота", за ней — Служба гидроавиации (при ней миноносцы N 256,259). Замыкал перечень предназначавшийся "для минных опытов" миноносец N 260.

Признанная наконец, как и на Балтике, общефлотским соединением, тралящая партия под командованием старшего лейтенанта Энгельмана имела два отделения. Морское, возглавляемое непосредственно начальником партии, включало передававшиеся безвозвратно для переоборудования в тральщики миноносцы NN 270,271,272,273. Рейдовое отделение (начальник лейтенант В. В. Скрябин) включало тральщики (так они и были названы в приказе) "Альбатрос", "Баклан", NN 8 и 10. При партии состояли катер "Чайка", минные катера и блокшив "Пендераклия".

Миноносцы передавались в партию траления на условиях их прежнего содержания в резервном дивизионе миноносцев- четыре месяца в кампании без зачисления на остальное время в вооруженный резерв. Состояние резерва, необходимое для поддержания боевой готовности, планировалось лишь в программе плавания будущего года. Пока же приходилось плавать исключительно за счет экономии, образовавшейся от некомплекта личного состава и средств, остававшихся неиспользованными из-за состоявшейся в мае 1913 г. сдачи к порту тральщика N 9.

Свои сложности создавали задержки с ремонтом и переоборудованием кораблей в перегруженных, как всегда, мастерских порта, а также предусмотренное тем же приказом командующего прикомандирование морского отделения партии траления к бригаде линейных кораблей.

Царизм продолжал делать роковые промахи в выборе командующих флотами и армиями… А люди "внизу", верные долгу и присяге, исполняли приказы поставленных над ними начальников. И вот в июне 1914 г. не закончивший переоборудование и ремонт миноносец N 272 по предписанию начальника бригады линкоров отправляется в Евпаторию, а затем к устью реки Кача для посыльной службы при линейном корабле "Пантелеймон". Но осознание значения тральщиков было уже сильно на флоте, и А. А. Эбергард, как бывалый штабист, не мог идти против течения.

53
{"b":"222223","o":1}