ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Пытаясь исправить ошибки прошлого (тральщики в МГШ явно недооценивали), он 6 июня 1914 г. пишет об этой проблеме сменившему его начальнику Морского Генерального штаба. "Партия траления Севастопольского порта, обслуживая флот при выходах в море, не имеет судов, которые могли бы сопровождать флот в море, особенно при его подходах к неприятельским берегам". В то же время, подчеркивал командующий, в турецком и румынском флотах средства заграждений получили "значительное развитие".

Первые русские миноносцы - pic_122.jpg

Тральщик № 6 (б. миноносец № 270).

Поэтому "до решения вопроса о постройке специальных морских тральщиков" необходимо превратить в тральщики не только уже переданные в партию траления миноносцы NN 270, 271, 272 и 273 (им предлагалось присвоить номера 5, 6, 7, 8), но также и миноносцы "Свирепый", "Сметливый", "Стремительный" и "Строгий" (им дать номера 1,2, 3,4), которые имеют лишь аппараты для устарелых 380-мм торпед. Для них надо, не теряя времени, заказать и полные комплекты тралового вооружения. Остальным же номерным миноносцам резервного дивизиона также следовало дать новые назначения, а сам дивизион расформировать.

Мотивируя это предложение, адмирал сделал характерное признание. Помимо довода о том, что эти миноносцы "крайне нужны как посыльные суда для особых назначений", он указывал на полную несостоятельность существования самой структуры резервного дивизиона как способа сохранения кораблей в исправности. Не имея постоянных экипажей или часто меняя их, корабли в дивизионе приходят "в весьма скверное состояние". Из-за этого на восстановление кораблей при подготовке к плаванию приходится тратить больше средств, чем "на содержание их в резерве с ответственными хозяевами".

Миноносцам, еще остававшимся в составе резервного дивизиона, А. А. Эбергард предлагал (в скобках рекомендуемое название) дать следующие назначения: N 252 ("Учебный") — для буксировки и работ у щитов артиллерийской школы, для сообщения Учебного отряда, стоящего в Казачьей бухте, с Севастополем и для постоянных посылок между "Синопом" и другими судами Учебного отряда". N 253 ("Подводник") — для буксировок щитов при стрельбе подводных лодок. NN 256 ("Летучий") и 259 ("Летчик") — для выходов в море конвоирами при полетах гидроаэропланов. N 260 ("Минный") — для непрерывных минных опытов и испытаний, производящихся по заданиям Минного отдела ГУК.

Но в ГМШ не спешили и для начала советовали (так как в официальной классификации тральщики все еще отсутствовали) перевести миноносцы в класс посыльных судов. И тогда, не дожидаясь приказа по Морскому ведомству (он состоялся только в 1915 г.), А. А. Эбергард произвел переименование собственным приказом (N 48 от 10 сентября 1914 г.). Миноносцы NN 273, 270 и 271 переименовывались в тральщики NN 5,6,7. Тральщик N 10 (быв. N 255 — Р. М.) переименовывался в тральщик N 9. Миноносцам NN 252, 253, 256, 259, 260, переименовывавшимся в класс посыльных судов, давались названия "Учебный", "Подводник", "Летчик", "Летучий", "Минер".

Отданным в тот же день приказом N 49 посыльные суда "Учебный", "Подводник", "Минер", не освобождаясь от ранее сделанных назначений, перечислялись в состав охраны рейдов, которую вместе с еще 7 кораблями возглавлял линейный корабль (фактически штабной корабль) "Георгий Победоносец". "Летучий" и "Летчик" приписывались к службе гидроавиации Черноморского флота. Тральщики NN 5, 6, 7 входили в состав морского отделения партии траления. К нему, по-видимому, принадлежал и бывший миноносец N 272, почему- то выпавший из приказа командующего, о чем из ГМШ был даже сделан запрос. Судя по документам начальника партии он числился в ее составе наравне с тремя другими миноносцами.

Все они сохранили свои поворотные минные аппараты. Оставались в партии (в рейдовом отделении) и ветераны-тральщики NN 8 (быв. N 258) и 9 (быв. N 255) и минно-тральные пароходы "Альбатрос", "Баклан", а также моторный катер "Чайка" и минные катера А, Б, В (быв. NN 1,2,3). К этому составу партии, в котором она встретила войну, присоединились сразу 15 пароходов, принадлежавших МТиП, 3 частным владельцам и обществам. По приказу N 49 в морское отделение включались тральщики "Мария", "Ледорез", "Геркулес", "Смелый", "Дельфин", "Доброволец", "Успех", "Дмитрий Герой". В рейдовое отделение вошли тральщики "Петрел", "Кафа", "Пантикапей". "Данай". "Лидия", "Работник", "Гидра".

Судном-базой партии стал транспорт "Кача". Начальником партии и командиром транспорта- базы назначили старшего лейтенанта В. Г. Энгельмана, который 6 декабря 1914 г. был, и еще раз "за отличие", произведен в капитаны 2 ранга. В доцусимское время это было едва ли возможно. Так с опозданием власти пытались наградить подлинных энтузиастов своего дела.

Став уже одним из крупных соединений флота, партия траления уверенно занимала в его структуре подобающее ей место, определенное новыми условиями надвигавшейся войны. На подготовленные В. Г. Энгельманом кадровые экипажи тральщиков вместе с повседневной проводкой флота за тралами по стратегическим фарватерам, их контрольными тралениями и другими видами работ (подчас в удалении от базы) легло и обучение личного состава новоприбывших кораблей, оснащение их техникой.

Они же в дальнейшем помогали флоту осваивать и тактику тралового обеспечения, и появлявшиеся средства индивидуальной защиты от мин с помощью фор-тралов- прообразов параванов.

37. "Императрица Мария": "вступили в кильватер тральщику N 5."

Боевая страда началась для тральщиков уже 2 июля 1914 г., когда тральщики "Альбатрос", "Баклан", N 8, N 9 под командованием В. Г. Энгельмана в 4 часа утра вышли из Севастополя для траления на рейдах Пицунды, Гагров и Анапы. В результате похода и тралений нигде мин не обнаружили. Вернувшись в Севастополь, продолжили неукоснительно выполнявшиеся при каждом выходе флота или отдельных кораблей траления выходных фарватеров. После очередного такого выхода, состоявшегося 7 октября, партия траления, не убирая вех, была возвращена, а тральщик N 6 с находившимся на нем начальником партии был оставлен для крейсерства с флотом.

14 октября 6 тральщиков, ночевавших после траления в Камышовой бухте, соединились с вышедшими из Севастополя 5 тральщиками (в том числе NN 8 и 9) и тралили фарватер для выхода флота. 15 октября 10 тральщиков (включая NN 8 и 9) тралили фарватер при возвращении флота. 16 октября для подготовки южного фарватера и проводки в Севастополь ожидавшегося заградителя "Прут" в море вышли тральщики "Мария", "Дельфин", "Смелый", "Работник", "Ледорез", "Доброволец", "Гидра", "Данай", "Кафа", "Пантикопея", N 6 и N 8.

Из штаба предупреждали: на минное поле крепостного заграждения не заходить — оно может быть включено. Инкерманскими створами вышли на траверз Херсонесского монастыря и едва была отдана команда "отпустить тралы", как в расстоянии 35 каб. из державшейся над морем дымки появился — в этом не было сомнений — германо-турецкий линейный крейсер "Гебен". Впереди него шли тралившие путь два турецких миноносца. Слухи о неправдоподобном прорыве "Гебена" Средиземным морем и его появлении уже за Босфором доходили до флота, но не верилось, что он решится на столь грубую, вызывающую провокацию, как беспричинная атака русских берегов. Обстоятельства этой диверсии, как и более чем беспомощные действия русского командования, составляют предмет особого, небезынтересного в наши дни, специального исторического исследования.

54
{"b":"222223","o":1}